Четверг, 03 Август 2017 19:01

Очередное пришествие Владимира Антонова

Владимир Антонов вернулся в банковский бизнес, рассказали «Ведомостям» несколько банкиров и знакомый Антонова. С января 2017 г. он фактически контролирует банк «Русский инвестиционный альянс» (РИА-банк), а в ближайшее время его доверенные лица могут приобрести еще один банк, «Русский международный» (РМБ), говорят человек, узнавший об этом от ЦБ, банкир, сотрудничающий с РИА-банком, а также сотрудник контрагента одной из компаний Антонова.

Антонов стал скупать банки в начале 2000-х гг. Большинство из них были впоследствии присоединены к калининградскому Инвестбанку, который Антонов в 2011 г. продал своему подчиненному, а спустя два года банк лишился лицензии. Агентство по страхованию вкладов оценивало дыру в Инвестбанке в 44 млрд руб. и выплатило вкладчикам 29,4 млрд. Антонову также принадлежал банк Snoras в Литве: в 2011 г. он и его латвийская «дочка» были национализированы, а дыра в них превысила $1,5 млрд.

Антонов не отвечал на телефонные звонки и сообщения. Его бывший адвокат Андрей Ляхов, сейчас гендиректор компании «Третий Рим», заявил, что не видел Антонова пару лет и не представляет, какой сейчас у него бизнес. В августе 2016 г. адвокат Антонова Сергей Мирзоев говорил «Ведомостям», что его клиент находится под уголовным преследованием на территории ЕС и фактически не имеет возможности приехать куда-либо, кроме России. В 2014 г. Британский суд разрешил экстрадицию Антонова по запросу генпрокуратуры Литвы, которая хочет допросить его в качестве свидетеля по делу Snoras, уточнил вчера Мирзоев.

Сам Антонов вряд ли может приобретать банковские активы в России – сделку не согласует Центробанк, рассуждает Ляхов. Это подтверждает банкир, сотрудничающий с РИА-банком: «Хотя формальных претензий к Антонову со стороны [российских] властей нет, для ЦБ он не является надлежащим собственником». По его словам, в ЦБ знают о появлении Антонова на рынке и даже приглашали его на встречу.

Представитель регулятора комментировать ситуацию отказался.

Представитель РИА-банка не ответил на вопросы «Ведомостей». Формально банк с Антоновым не связан, но его владельцы много сотрудничали с бывшим банкиром.

РИА-банк контролируют совладелец компании «Стройхолдинг-столица» Олег Бойко (он же входит в совет директоров РМБ) и Елена Опланчук. Опланчук была топ-менеджером «Конверс групп» Антонова и концерна «Связьстрой» (возглавляла его «дочку» – «Связьстрой недвижимость»), который Антонов в 2009 г. купил у Романа Троценко. Опланчук также возглавляет одну из компаний, «Третий Рим», – о ее продаже Антонову осенью 2016 г. писал журнал Forbes.

Партнерами Бойко и Опланчук по РИА-банку выступают Михаил Митрушин, Семен Михайлов и Дмитрий Попов. Все трое стали собственниками банка в этом году, следует из материалов банка: на конец 2016 г. владельцем 23,25% капитала был Сергей Землянский.

РИА-банк совсем небольшой: по данным «Интерфакс-ЦЭА», на 30 июня он с активами 3,5 млрд руб. занимал 317-е место. Бизнес РИА-банка уже не первый год сжимается, указывает ведущий методолог «Эксперт РА» Юрий Беликов. За прошлый год банк потерял 24% ресурсной базы в основном из-за ухода корпоративных клиентов, за этот год успел полностью свернуть межбанковское фондирование под залог ценных бумаг, реализовав их портфель.

Сейчас основа фондирования банка – вклады физлиц, причем весьма дорогие, добавляет Беликов: средняя стоимость этих ресурсов во II квартале 2017 г. составила 9,9% годовых. Эти деньги банк выдает в корпоративные кредиты, причем уровень их обесценения растет с начала прошлого года: резервирование выросло почти в 3 раза и достигло 11,4% к 1 июля 2017 г. Активнее всего РИА-банк развивает гарантийный бизнес: портфель гарантий больше кредитного на 2 млрд руб., а комиссионные за выдачу гарантий – основной компонент доходов банка, хотя он остается убыточным, отмечает Беликов.

Русский международный банк (РМБ) намного крупнее: 140-е место по активам – 22,1 млрд руб. на 30 июня, по данным «Интерфакс-ЦЭА».

РМБ в середине июля 2017 г. объявил, что готовится к смене собственников. Сейчас банк контролируют сенатор Виталий Богданов (10%), совладелец девелоперской компании RB Invest Алексей Курочкин (10,3%), а также родственница сенатора Александра Шишкина Анастасия (19,9%). Банк долгое время пытался работать как «элитный финансовый клуб для корпораций и состоятельных людей», писал Forbes.

Председатель правления РМБ Булад Субанов опроверг, что банк может быть передан доверенным лицам или структурам Антонова. Связаться с Курочкиным, Богдановым и Шишкиным не удалось.

Инвестбанк Антонов контролировал до 2011 г., затем продал его Менделееву. Но когда банк в декабре 2013 г. лишился лицензии, его основным акционером (19,97%) был Сергей Мастюгин. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) установило, что стоимость имущества банка при обязательствах 62 млрд руб. составляла всего 18 млрд. АСВ заподозрило акционеров в преднамеренном банкротстве.

Антонов отрицал, что имел какие-либо связи с банком после его продажи.

Чем владел Владимир Антонов и какая судьба постигла его активы

Spyker N.V.

В 2007 г. Антонов купил за 34,5 млн евро 29,9% акций компании – производителя спорткаров, основным акционером которой был его знакомый, голландский предприниматель Виктор Мюллер. Антонов владел долями Spyker N.V. через Convers Group, за два последующих года, по признанию Антонова, он вложил в компанию более $100 млн. В декабре 2014 г. компанию объявили банкротом.

Saab Avtomotive

В 2009 г. через Spyker банкир пытался купить у General Motors шведскую компанию Saab. GM отказалась продавать этот актив из-за подозрений в связях Антонова с криминалом, и ему даже пришлось продать свои акции Spyker. Но через связанные структуры предприниматель продолжал контролировать голландскую компанию и купленную за $74 млн Saab, которая в декабре 2011 г. была признана банкротом.

AirBaltic

Авиаперевозками Антонов, по собственному признанию, занялся вынужденно: Latvijas krajbanka выдал авиакомпании AirBaltic кредит на $10–15 млн, которые та обслуживать не смогла, а государство, у которого был контрольный пакет перевозчика, выдавать гарантии по долгам отказалось. И в 2008 г. 47,2% AirBaltic на кредит в Latvijas krajbanka выкупил президент компании Бертольд Флик. Пакет был оформлен на Baltijas aviacijas sistemas (BAS), которая стала управляющим акционером компании, а через год 50% в самой BAS приобрела некая Taurus. Антонов признался, что является бенефициаром Taurus, только в конце 2011 г., когда лишился бизнеса. Покупка и финансирование AirBaltic обошлись ему в $100 млн.

Portsmouth FC

Антонов стал пятым покупателем английского футбольного клуба за последние пять лет. Этот клуб несколько лет назад уже покупал Александр Гайдамак, сын известного предпринимателя Аркадия Гайдамака. Но у него возникли проблемы с финансированием, и Portsmouth был продан арабскому бизнесмену Сулейману аль-Фахиму, который позже отдал его за долги. Только на покупку экс-банкир потратил 15 млн фунтов стерлингов; еще более 10 млн фунтов стерлингов он вложил до национализации банка Snoras.

Концерн «Связьстрой»

В 2009 г. Антонов за $80 млн выкупил у Романа Троценко концерн, в который входили три компании по строительству линий связи в Челябинске, Краснодаре и Москве. Крупнейшая из них – «Межгорсвязьстрой» – занималась прокладкой линий спецсвязи к «Сочи-2014» (на фото). На компанию подано несколько исков о банкротстве.

Snoras же был принудительно национализирован в том же 2011 году. По версии Банка Литвы, он фальсифицировал отчетность, а также игнорировал призывы уменьшить риски. Регулятор недосчитался примерно 60% активов банка ($1,42 млрд), говорил в ноябре 2011 г. председатель Банка Литвы Витас Василяускас. После национализации в ноябре 2011 г. президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что «деятельность Snoras можно расценивать как атаку не только на банковскую систему Литвы, но и на интересы всего литовского общества» (цитата по прибалтийскому порталу Delfi).

Через день после национализации Snoras его латвийская «дочка» Latvijas krajbanka получила предписание ЦБ приостановить все операции, а позже председатель Банка Латвии Илмар Римшевичс заявил, что состояние банка не позволит ему возобновить работу, – недостача составляла примерно $200 млн. Latvijas krajbanka также был национализирован.

Антонов, которому принадлежало через «Конверс групп» 68,1% акций Snoras, и Раймонд Баранаускас, владевший 25,3%, были задержаны в Великобритании по выданному Литвой ордеру, но на следующий день отпущены по решению суда. Агентство Bloomberg со ссылкой на адвокатов россиянина сообщило в июле 2015 г., что Антонов после решения о его экстрадиции из Великобритании по запросу Литвы скрылся в России.

В Литве Антонов и Баранаускас обвиняются в хищении из Snoras на 565 млн евро, им инкриминируется «присвоение имущества в крупных размерах, подделка документов, ведение черной бухгалтерии и злоупотребление служебным положением».

В апреле этого года Вильнюсский окружной суд арестовал у Баранаускаса почти 70 млн евро, у Антонова – более чем 338 млн евро, а также более 92 млн евро «их общих средств», сообщал «Интерфакс».

Владимир Антонов оставил след в банковской системе не только России, но и Европы

Антонов называл действия Литвы необоснованной атакой на нормальный банк. В 2016 г. он подал ответный иск – к минюсту Литвы с требованием взыскать с Литвы более 40 млрд руб.: более 20 млрд за имущественный вред и почти 20 млрд за вред репутации. С 2016 г. появилась возможность рассматривать иски к другим государствам в российском суде, объяснял Мирзоев появление иска к Литве в суде российской юрисдикции.

В России Антонову судебных обвинений не предъявлено.

Российский ЦБ последние пару лет борется с «нереальными» собственниками банков: регулятор заставляет раскрывать конечных бенефициаров всех структур, которые могут стать владельцами банка, и вряд ли согласует схему, когда номинально у банка один собственник, но есть основания полагать, что по факту там другой человек, говорит партнер BDO в России Денис Тарадов. ЦБ очень часто по своим соображениям, по полуформальным или неформальным признакам не согласовывает сделку, в результате которой у банка может смениться собственник, требуя приложить к заявке на одобрение план развития банка: на каком рынке он будет работать, какие деньги в банк будет вкладывать новый собственник, каково происхождение денег и т. д., продолжает Тарадов.

С первого раза ЦБ практически никогда не согласовывает такие сделки, если только речь не про крупнейшие банки и решение о смене собственника не политическое, весь процесс может тянуться несколько месяцев, если повезет – 4–6 месяцев, указывает Тарадов.

РИА-банк и РМБ непривлекательны для покупки, уверен Беликов, последний из-за концентрации активов на нерезидентах вызывает сомнения в рыночном характере его портфеля, что вкупе с устойчивым обесценением ссуд может выступить стоп-фактором для потенциальных инвесторов. РИА-банк также не выглядит привлекательным объектом для покупки даже с большим дисконтом, поскольку гарантийный бизнес банка зависит от возможности поддерживать капитал более 1 млрд руб. «С учетом продолжающегося обесценения активов и операционной убыточности из-за дорогих пассивов для сохранения этого уровня потребуются дополнительные вливания. Заинтересованным в развитии гарантийного бизнеса инвесторам легче купить мелкий «пустой» банк, который не генерирует такие расходы, и наполнить его капиталом», – резюмирует он.