Понедельник, 21 Август 2017 16:23

Михаил Прохоров — хороший американец с плохим имиджем

Российский миллиардер перебрался в США «тушкой и чучелом»
Этим летом Михаил Прохоров неожиданно появился на телеканале CBS в передаче The Late Show известного американского шоумена Стивена Кольбера. «В 1995 году друг [нынешнего президента России Владимира] Путина Михаил Прохоров наткнулся на золотую жилу, вернее, никелевую. Ему позволили выкупить «Норильский никель» всего за никелевую монетку. После скандала в Куршевеле Путин вынудил его продать долю в «Норильском никеле». Для везунчика Мишки все это кончилось $9 млрд» – так Кольбер чересчур вольно описал всю историю бизнеса Прохорова. Остальной сюжет свелся к экскурсии по особняку бизнесмена и взаимным подколкам собеседников.

Как сообщают "Ведомости", обычно сдержанный Прохоров в непривычном для чопорных российских бизнесменов амплуа появился неслучайно. Как уверяет один знакомый Прохорова - это часть кампании по построению нового имиджа бизнесмена в США. Представители Прохорова и Кольбер не стали комментировать участие бизнесмена в сатирическом шоу.

У Прохорова давно уже нет новых крупных проектов в России, зато активно развивается спортивный и девелоперский бизнес в США, напоминает его знакомый. Предположение собеседника кажется убедительным, если вспомнить, что с 2015 году Прохоров только продает российские активы. Основная же распродажа стартовала летом 2016 года. В итоге, по оценке Bloomberg, баскетбольная команда и девелоперские проекты Прохорова в США стоят не менее $2,2 млрд, тогда как российские активы – $1,8 млрд.

Как потерять $3 млрд

ocenka-mm--high-3253453465465768797586575671t8y

Шесть лет назад в списке российского Forbes Прохоров занял 3-е место с оценкой состояния в $18 млрд. В его портфеле тогда было 17,02% акций UC Rusal, 37,78% крупнейшего в России производителя золота Polyus Gold International Limited, а также энергокомпания «Квадра», девелоперская ОПИН, страховая «Согласие», банки «Ренессанс кредит», «Ренессанс капитал» и МФК, медиахолдинги РБК и «Живи!», а также проект по организации производства гибридного «Ё-мобиля».

Тогда же Прохоров сходил в политику, сначала возглавив партию «Правое дело», а в 2012 году став спарринг-партнером Путина на президентских выборах. За бизнесмена проголосовало 5,7 млн россиян (7,98%).

После выборов Прохоров совершил и последнюю крупную инвестицию в России – в конце 2013 года вместе с Дмитрием Мазепиным на кредит ВТБ он выкупил у структур Сулеймана Керимова 47% акций «Уралкалия». Самому Прохорову досталось 27%. Источники рассказывали тогда, что весь «Уралкалий» для сделки был оценен в $20 млрд, а купленный пакет обошелся в $5,4 млрд. Но сделка оказалась одной из самых неудачных инвестиций бизнесмена, на ней он мог потерять до $2,8 млрд.

В 2014 году один из рудников компании пострадал от потопа. «Уралкалий» во все времена платил акционерам существенные дивиденды. Ведь рентабельность компании по EBITDA не опускалась даже в кризис ниже 50%. Но после потопа менеджмент объявил о необходимости резкого увеличения инвестпрограммы за счет сокращения дивидендов.

Стоимость компании начала падать. В 2015 году «Онэксим» продал «Уралкалию» в ходе обратного выкупа 7% акций, потеряв на этом около $700 млн – разница между ценой покупки в 2013 году и ценой объявленного выкупа. Оставшиеся 20% «Уралкалия» были проданы в июле 2016 года однокурснику Мазепина Дмитрию Лобяку. Человек, близкий к «Онэксиму», рассказал тогда, что для сделки «Уралкалий» оценен в $9,7 млрд. То есть Прохоров мог получить за 20% «Уралкалия» до $1,9 млрд, потеряв на сделке еще $2,1 млрд.

К потерям можно отнести закрытый в 2014 году проект «Ё-мобиля», инвестиции в который оценивались до $200 млн, медиахолдинг «Живи!», в создание которого было вложено $80 млн (данные издания Meduza). С марта 2017 года в состоянии банкротства находится АО «ПХК» (бывшая «Оптоган») – петербургский производитель светодиодов, совместное предприятие «Онэксима» и «Роснано».

«Прохоров в депрессии, он решил отойти от бизнеса», – рассказывает бизнесмен из «золотого списка» Forbes. «Никакой депрессии у Прохорова нет, он вообще-то неэмоциональный человек», – спорит его близкий знакомый. Операционным бизнесом Прохорову стало неинтересно заниматься примерно с 2011 года, продолжает он. Поэтому миллиардер и решил заняться политикой. После неудачи Прохоров находится в поиске, отсюда и возникло впечатление о его «депрессии», говорит его знакомый.

Любитель наличных

«Как говорят в известных кругах, он [Прохоров] окэшился, деньги у него есть. Он ходит по разным кабинетам, ко мне заходил недавно, у нас с ним добрые отношения, ищет различное применение этим средствам. А обязательства-то надо выполнять», – пожурил в феврале 2010 года бенефициара «Квадры» Прохорова тогдашний премьер-министр Владимир Путин на совещании по развитию электроэнергетики. По подсчетам Forbes, в 2009 году у Прохорова действительно скопились рекордные $6,1 млрд наличных, что позволило ему тогда стать лидером в рейтинге российских миллиардеров (общее состояние – $9,5 млрд).

Через семь лет история повторяется. Прохоров опять продает активы и мог выручить за них около $5,7 млрд. Но вот доверительных отношений с Путиным больше нет, уверен его знакомый. «Да и семь лет назад его не воспринимали как своего, всегда ожидали какого-то подвоха. Статьи и расследования в РБК только подогрели эти подозрения», – говорит собеседник. Одни из самых громких расследований РБК были связаны с семьей Путина и бизнесом его хороших знакомых, что не могло не отразиться на отношении первых лиц к Прохорову и не поставить его бизнес под угрозу.

Битва за «Ленэнерго»

На бизнес Прохорова могли повлиять и скрытые конфликты, участником которых мог быть главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин.

В начале 2015 году подконтрольный Прохорову, Виктору Вексельбергу и семье гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова банк МФК вызвался санировать небольшой банк «Таврический» (Санкт-Петербург). Особых активов у банка не было, отличался он лишь тем, что в нем зависли все свободные средства «Ленэнерго» – 16,4 млрд рублей. Крупнейшим акционером «Ленэнерго» является госкомпания «Россети», гендиректор которой Олег Бударгин знаком с Прохоровым не менее 20 лет.

В 1995 году Онэксимбанк Прохорова и его бывшего партнера Владимира Потанина купил 51% РАО «Норникель». Выросший в Норильске Бударгин к тому моменту дослужился до заместителя гендиректора Норильского горно-металлургического комбината – главного актива компании. В 1996–2001 годах гендиректором «Норникеля» был нынешний вице-премьер Александр Хлопонин – однокурсник и старый друг Прохорова. После того как Прохоров в 2001 году сам возглавил «Норникель», Бударгин и Хлопонин ушли в политику, став губернаторами Таймырского округа и Красноярского края соответственно.

Неожиданный инвестор

В декабре 2016 году «АвтоВАЗ» провел допэмиссию на 26 млрд рублей. Это была первая часть так называемой программы докапитализации компании. В два этапа основные акционеры автопроизводителя – Renault и «Ростех» должны были предоставить ему деньги и списать долги.

Первая часть допэмиссии предназначалась для Renault. Французская компания была готова потратить на сделку до 25 млрд рублей. Но неожиданно ей помог «Ренессанс капитал» Прохорова. Структура инвестбанка – Renaissance Securities купила в ходе допэмиссии 24,09% акций «АвтоВАЗа». Контроль остался у СП Renault, Nissan и «Ростеха» – Alliance Rostec Auto.

Деньги на покупку структуре «Ренессанс капитала» могла предоставить Renault через СП, следует из годового отчета компании за 2016 год. В отчете упоминается кредит на 11,5 млрд рублей, который в декабре 2016 года был выдан Alliance Rostec Auto. На этот кредит был приобретен некий «финансовый инструмент» стоимостью 180 млн евро, обеспеченный долей в «АвтоВАЗе». И доля в 24,09% акций, и размер кредита практически совпадают с пакетом, приобретенным Renaissance Securities. Директор по коммуникациям Renault региона Евразия Шарлотт Фавр и представитель «Ростеха» не смогли объяснить это совпадение. По их утверждению, Renaissance Securities участвовала в подписке на общих основаниях и является самостоятельным инвестором. «Мне кажется, что «Ренкап» выступает не как самостоятельный инвестор, а как третье лицо для успешного принудительного выкупа акций у миноритариев», – говорит аналитик «Атона» Михаил Ганелин. Если же считать это самостоятельным инвестированием, то не исключено, что компания сможет заработать. Все зависит от того, как быстро восстановится спрос на автомобили, полагает Ганелин.

Интерес к долгам «Ленэнерго» неожиданно проявил и Сечин, не имевший никакого отношения ни к этой компании, ни к «Россетям». Как сообщил «Коммерсантъ» и подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, Сечин и предправления «Интер РАО ЕЭС» Борис Ковальчук предложили Путину спасти «Ленэнерго» за счет денег «Роснефтегаза». Схема спасения выглядела так: «Роснефтегаз» за 30 млрд рублей выкупает 36,76% дополнительных акций столичной МОЭСК. При этом доля «Россетей» в МОЭСК размывается. МОЭСК на полученные от «Роснефтегаза» 30 млрд рублей приобретает дополнительные акции «Ленэнерго» и вместо «Россетей» становился его крупнейшим акционером с пакетом в 52% акций. При таком развитии событий «Россети» теряли контроль над двумя своими крупнейшими активами в Москве и Санкт-Петербурге. «Давление на «Россети» со стороны Сечина было очень сильным», – вспоминает близкий к госкомпании источник.

Бударгину, Прохорову и губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко (сослуживец Путина по КГБ) удалось отстоять активы. Для этого пришлось дойти до Путина, который на совещании в июне 2015 году утвердил их план – привлечь 32 млрд рублей за счет выпуска ОФЗ.

Сечин мог затаить обиду на Прохорова и Бударгина из-за ситуации с «Ленэнерго», признает знакомый бизнесмена с оговоркой, что подробности этой истории не знает.

В похожей ситуации оказался и бывший гендиректор госкомпании «Русгидро» Евгений Дод.

Проработавший восемь лет в «Интер РАО» и шесть лет в «Русгидро» Дод считался человеком Сечина. Именно Сечин, возглавлявший в 2009 году совет директоров «Интер РАО», рекомендовал Дода на пост руководителя «Русгидро», рассказывали несколько человек, близких к «Интер РАО».

Отношения между ними охладели в 2012 году, когда Дод поддержал правительство и выступил против предложения Сечина провести допэмиссию «Русгидро» на 50 млрд рублей в пользу «Роснефтегаза». В итоге план Сечина не прошел.

Ответ не заставил себя ждать. В начале 2013 года на комиссии по ТЭКу в Ново-Огареве Путин устроил Доду выволочку из-за хищений при строительстве Загорской ГАЭС – 2. «Значит, миллиард у вас утащили, миллиард, таким образом, ушел на подставные конторы <...> вы не считаете нужным защищать интересы компании?» – горячился Путин.

Тогда для Дода все обошлось. В сентябре 2015 года он тихо уволился из «Русгидро» и перешел работать в «Квадру» Прохорова.

Черный апрель 2016 года

В марте 2016 года Дод возглавил совет директоров «Квадры», а через месяц началась атака как на энергокомпанию, так и на весь бизнес Прохорова.

11 апреля 2016 года на телеканале РЕН ТВ (один из крупнейших бенефициаров – совладелец банка «Россия» Юрий Ковальчук») показали сюжет про Прохорова. «Офшорная компания олигарха Прохорова поднимает цены на ЖКХ. Эксперты опасаются, что зарегистрированные в офшорах компании «растащат всю энергосистему» нескольких регионов «по кускам» – так озаглавлена новость на сайте телеканала. В телесюжете рассказывалось о жалобах жителей Липецка, Воронежа и Курска на подконтрольную Прохорову «Квадру», а опрошенные РЕН ТВ эксперты выражали озабоченность, что полученные «Квадрой» средства могут исчезнуть на офшорных счетах Прохорова.

Через три дня после этого телесюжета в компаниях Прохорова прошли обыски. Формально они были связаны с уголовными делами в отношении бывшего руководства банка «Таврический», но близкие к РБК и Прохорову источники были уверены: дело в расследованиях медиахолдинга о семье Путина и его окружении.

Закончилась апрельская атака фактическим разгромом РБК, из которого были вынуждены уволиться или ушли сами все ключевые сотрудники. И иском «Роснефти» на рекордные 3 млрд рублей из-за вышедшей 11 апреля 2015 года статьи «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP». В итоге стороны договорились о мировой – РБК признал часть изложенных в статье сведений не соответствующими действительности, а «Роснефть» отозвала иск.

Представитель «Роснефть» не ответил на вопросы.

Доду повезло меньше. В июне 2016 года, через две недели после того, как Reuters назвало бизнесмена потенциальным покупателем «Квадры», экс-главу «Русгидро» Дода задержали по обвинению в незаконном получении премии в 73 млн рублей. В тот же день обыски прошли и в «Квадре», сообщало «РИА Новости».

С 2011 года «Квадру» неоднократно пыталась купить «Интер РАО», но ФАС не давала согласия на сделку. По словам представителя «Интер РАО» Антона Назарова, сейчас компания не видит возможности приобретения «Квадры». «Этот актив не устраивает нас по нескольким параметрам, а не только по цене. Менеджмент «Квадры» и Прохоров в курсе этого», – говорит Назаров.

Звонок другу

К лету 2016 года появилась информация о том, что Прохоров начал распродажу практически всего своего российского бизнеса. Источники, близкие к «Онэксиму» и партнерам группы, рассказывали о выставленных на продажу банках, ОПИН, «Квадре», пакетах акций в UC Rusal и «Уралкалии». Причину распродажи объясняли «настоятельной рекомендацией Кремля», но подтверждения этому никто не мог предоставить. Как бы там ни было, Прохоров успел продать крупнейший актив в России – долю в «Уралкалии», ОПИН и чуть не продал за $700 млн свой пакет в UC Rusal. К концу года ситуация успокоилась, рассказывали несколько знакомых топ-менеджеров «Онэксима».

Спас Прохорова в прошлом году глава «Ростеха» Чемезов, знает близкий к администрации президента собеседник. Прохоров и Чемезов давно дружат, у них совместный бизнес (банк МФК), объясняет мотивы Чемезова источник.

Ранее и сам Чемезов признавался в интервью Bloomberg, что с Прохоровым у него давние хорошие отношения. В 2014 году по предложению «Онэксима» Чемезов стал председателем совета директоров «Уралкалия».

По мнению знакомого топ-менеджеров «Онэксима», вернуть доверие властей к Прохорову могло помочь и его участие в допэмиссии «АвтоВАЗа». Об этом его мог попросить Чемезов, считает собеседник.

Но в этом году распродажа продолжилась. В два приема было продано 10,3% UC Rusal за $744 млн. Нашелся покупатель и на РБК – его приобрел Григорий Березкин.

Бизнес в удовольствие

prokhorov mmmmm fullscreen-59239482498327956239854938758974235341t9m
Просмотреть изображение в полном размере

Единственный актив, который Потанин при разделе не отдал Прохорову, как тот ни просил, – баскетбольный клуб ЦСКА (принадлежит «Норникелю»). За 10 лет при поддержке Прохорова ЦСКА превратился в один из сильнейших баскетбольных клубов Европы. Намного позже Потанин признался «Спорт-экспрессу», что клуб всегда был идеей Прохорова: «Я не могу назвать ЦСКА своим личным проектом, вызывающим во мне большой восторг».

Вместо потерянного ЦСКА Прохоров после развода с Потаниным в конце 2009 года приобрел у американского девелопера Брюса Рэтнера 80% в американской баскетбольной команде Brooklyn Nets из Нью-Йорка (бывшая New Jersey Nets) и 45% в строящейся арене Barclays Center. Это для Европы покупка футбольных клубов арабскими шейхами или миллиардерами из других стран давно не новость. А для США сделка Прохорова явилась откровением. До сих пор только американцы владели клубами НБА.

«Прохоров в 2010 года действительно загорелся баскетбольным проектом, – вспоминает его знакомый. – Речь шла не только о клубе. Сам клуб фактически купили за $1, остальные деньги были платой за вход в девелоперский проект Рэтнера». Речь идет о проекте Atlantic Yards (позже переименован в Pacific Park Brooklyn), который предусматривает строительство в центре Нью-Йорка не только громадной арены Barclays Center, но еще и 16 высотных жилых и административных зданий. Общая стоимость проекта оценивается в $4,9 млрд. У Прохорова был опцион на 20% во всем проекте, указывала в отчетности компания Рэтнера Forest City Realty.

В 2013 года 70% в проекте Pacific Park Brooklyn (за исключением арены и одного уже построенного здания) за $208 млн приобрела китайская Greenland Holdings Group. По словам знакомого Прохорова, третий партнер появился по договоренности между Прохоровым и Рэтнером.

Помимо арены Barclays Center Прохоров успел стать инвестором еще в трех спортивно-развлекательных объектах. В 2015 году он приобрел у Рэтнера 85% в проекте по реконструкции арены NYCB LIVE's на Лонг-Айленде. Эта арена стала домашней для «младшей» баскетбольной команды – Long Island Nets, выступающей в NBA G League.

Весной этого года активы Прохорова пополнились двумя новыми площадками: одним из самых известных бывших ночных клубов на Манхэттене – Webster Hall и театром Paramount в Бруклине. После реновации, стоимость которой оценивается в $50 млн, в театре Paramount будут проводить концерты, боксерские бои и прочие развлекательные мероприятия, сообщала подконтрольная Прохорову Brooklyn Sports & Entertainment.

К лету 2017 года Прохоров оказался одним из крупнейших игроков на американском рынке спортивных и развлекательных комплексов. По данным отраслевого издания Pollstar, в первом полугодии 2017 года Barclays Center заняла 9-е место в мировом рейтинге арен по количеству проданных на концерты билетов. Открывшаяся 5 апреля 2017 года арена NYCB LIVE's за три месяца сумела войти в сотню лучших в мире. А клуб Webster Hall всегда входил в топ-5 лучших мировых клубов по продажам билетов, отмечает Pollstar.

Правда, если судить по финансовым показателям, то не все так радужно. Выручка Brooklyn Arena LLC в финансовом году, закончившемся 30 июня 2016 года, составила всего $176 млн, убыток – $30,9 млн. Правда, большая часть потерь – «бумага», на самом деле арена заработала $3 млн. Баскетбольный клуб Brooklyn Nets первую операционную прибыль в $15,7 млн получил только в 2016 году, писал Forbes. До этого убытки клуба достигали $90 млн в год.

Не удалось Прохорову и быстро вывести Brooklyn Nets в лидеры NBA, последние два сезона клуб оказывался худшим в Восточной конференции.

Вместе с баскетбольным клубом Прохорову достался еще и важный девелоперский проект – 45% в строящейся арене Barclays Center в Бруклине (Нью-Йорк). Строительство обошлось почти в $950 млн. Домашняя площадка для баскетбольного клуба Brooklyn Nets и хоккейного New York Islanders стала и одной из крупнейших в США концертных площадок. Вторая арена Михаила Прохорова в Нью-Йорке – Nassau Veterans Memorial Coliseum (NYCB Live) – открыла двери после реновации в апреле 2017 года. Она стала домашней площадкой для «младшей» баскетбольной команды – Long Island Nets. NYCB Live лишь ненамного уступает по размерам и вместительности Barclays Center. Paramount Theater был открыт в Бруклине Нью-Йорка в 1928 году, но после того, как его в 1962 году приобрел Лонг-Айлендский университет, здание превратили в спортивную площадку для студентов. В 2015 году Михаил Прохоров и его партнер Брюс Рэтнер получили здание в аренду на 49 лет. Они обещают, что после реновации стоимостью $50 млн Paramount опять станет местом для развлечений. Тут будут проводить концерты, боксерские бои и прочие развлекательные мероприятия. Крупнейший ночной клуб в Нью-Йорке Webster Hall расположился на Манхэттене. В год клуб продает более 200 000 билетов на концерты. С 2017 года реновацией Webster Hall занялся Михаил Прохоров в партнерстве с AEG – одним из крупнейших промоутеров в мире. Webster Hall всегда входил в топ-5 лучших мировых клубов по продажам билетов, отмечает отраслевое издание Pollstar.

Прохоров в восторге от того, как развивается американский проект, говорит его знакомый. Вложив не так много средств, он уже получил активы «на миллиарды долларов».

Слухи о бедности Прохорова преувеличены

Сколько Прохоров мог потратить на строительство арены и поддержку своей баскетбольной команды, не известно. О крупных расходах упоминалось только в 2014 году, когда из-за превышения уровня зарплат игроков Brooklyn Nets пришлось заплатить NBA дополнительные $90 млн налога на роскошь. По расчетам, основанным на отчетах Brooklyn Arena LLC и сообщениях компаний, за 100% Brooklyn Nets и Barclays Center Прохоров мог заплатить $510,7 млн (из них векселями – $217,7 млн). Реконструкция NYCB LIVE's обошлась Прохорову и Рэтнеру еще в $165 млн.

Для Прохорова такая сумма могла оказаться очень серьезной. Раньше денежный поток ему обеспечивали «Норникель» или «Уралкалий». С их продажей бизнесмен потерял и источник средств для инвестиций в другие проекты. Знакомый Прохорова как раз и связывает распродажу активов с нехваткой свободных средств и необходимостью обслуживать текущие кредиты. Та же «Квадра» сейчас заложена Сбербанку и Газпромбанку, с весны 2017 года в залоге у Альфа-банка оказался банк «Ренессанс кредит».

Представители ВТБ и Сбербанка отказались от комментариев. Близкий к Газпромбанку источник уверяет, что «слухи о бедности Прохорова сильно преувеличены». Сказать, что у Прохорова проблемы с деньгами, нельзя, соглашается один из работавших с ним бизнесменов. Просто у него нет новых больших проектов в России, да они вообще сейчас не у многих есть, продолжает собеседник. Зато Прохоров очень увлечен своим проектом в США – и девелоперской, и спортивной частью. Он по-умному это развивает, хорошо разбирается и, главное, ему очень нравится, заключает бизнесмен.