Понедельник, 11 Декабрь 2017 09:13

Кто пилил «Наследие»

Загрузка...

Балтаси – Челны – Украина – Кипр — примерно такими маршрутами шли деньги НСК «Наследие», собранные в основном с пожилых людей. Спустя два года следствия фигурантам уголовного дела выдвинули обвинение в создании ОПС. Предполагаемый лидер — известный в Челнах экс-депутат горсовета, издатель «Полезной газеты» и «Трибуны» Ринат Нурисламов. Между тем владелица половины компании Роза Хасанова, опасаясь за собственную жизнь, рассказала «БИЗНЕС Online» свою версию событий.

Кому досталось Наследие?

Уголовное дело в отношении бенефициаров крупнейшей в истории автограда финансовой пирамиды «Набережночелнинская сберегательная компания „Наследие“» на этой неделе приросло новой тяжкой квалификацией. Дело по ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нем») заведено в отношении экс-депутата местного горсовета Рината Нурисламова, который руководил компанией до конца 2013 года.

После того как вкладчики столкнулись с невозвратом средств, полиция в сентябре 2015 года возбудила первое уголовное дело по факту мошенничества. С 20 апреля этого года Нурисламов пребывает под арестом в чистопольском СИЗО.

По версии ОБЭПиПК, а также сотрудников следственной части УВД Набережных Челнов, в состав преступного сообщества входили сразу две стабильно действующие организованные группы. Близкие к следствию источники «БИЗНЕС Online» не поясняют, каким образом складывалась иерархия, однако речь идет о 10 фигурантах. В их числе: соучредители Ильдар Нигматуллин и Роза Хасанова, директор ООО «Набережночелнинская СКН» Василий Чернышев, замдиректора по развитию Антон Иоффе и Елена Самойлова, начальник отдела регионального развития Гузель Сулейманова, замдиректора по кадрам Гульшат Нурисламова, руководитель отдела Венера Нурисламова, технический помощник директора Гузель Гилязева и Рашит Хасанов — по версии правоохранителей, пособник ОПС.

Все они были задержаны в понедельник, в отношении троих следственные органы ходатайствовали о заключении под стражу, но суд ограничился подпиской о невыезде с учетом наличия малолетних детей на иждивении. По словам наших источников в силовых структурах, кроме вышеупомянутых фигурантов у «Наследия» были так называемые номинальные директора в регионах — они пока проходят как свидетели. С октября 2009 по 28 сентября 2015 года «Наследие» работало в 13 городах России, в 10 субъектах РФ.

Число пострадавших вкладчиков пока оценивается в 2190 человек, в основном это жители Челнов, пожилые люди. Общая сумма причиненного им ущерба составляет 564 млн рублей. Вкладчики, «покупаясь» на массированную кампанию в СМИ, приобретали у «Наследия» пенсионные векселя под выгодный процент, деньги же формально направлялись компанией на потребительские кредиты населению как напрямую, так и через микрофинансовые организации.

В начале 2015 года «Наследие» перестало как платить проценты по вкладам, так и возвращать вложения. Держатели векселей стали подавать иски, которые судами удовлетворялись. В августе 2016 года Арбитражный суд РТ признал НСК «Наследие» банкротом. Конкурсный управляющий Станислав Кузнецов сразу заявил, что восстановить платежеспособность НСК невозможно, а имущества хватит лишь на возмещение судебных расходов по банкротному делу. На балансе должника имеется нежилое помещение площадью 225,3 кв. м стоимостью не более 10 млн рублей. Есть еще дебиторская задолженность на сумму 68,8 млн, из которой около 90%, по словам Кузнецова, реально к взысканию. Остальные деньги растворились.

Who_sawed_the_HeritageЧисло пострадавших вкладчиков пока оценивается в 2190 человек, в основном это жители Челнов, пожилые люди Фото: chelny-biz.ru

Мозгом аферы следствие считает Нурисламова

Нурисламову, как заявил «БИЗНЕС Online» его адвокат Евгений Макаров, обвинение по 210-й статье еще не предъявлено. Его срок в СИЗО, неоднократно продлевавшийся, истекает 28 декабря.

«Ни я, ни мой клиент пока не получали копии постановления о возбуждении уголовного дела, поэтому пока сложно комментировать суть вопроса, — пояснил Макаров. — На прошлой неделе Рината Нурисламова привозили в Челны для проведения следственных действий, но о новом уголовном деле не уведомили. Насколько мне известно, следствие уже пыталось возбудить уголовное дело по 210-й статье и дважды получало отказы прокуратуры. Эта статья тяжело проходит через суды».

Адвокат пояснил, что действия, которые инкриминируются его клиенту, формально подпадают под ст. 159 прим. 4 УК РФ («Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, связанное с неисполнением договорных обязательств»). Это статья средней тяжести, по которой экс-депутат не мог быть заключен под стражу. В июне 2015 года статья и вовсе утратила силу, поэтому в сентябре 2015-го Нурисламову вменили общеуголовную 159-ю статью. Тяжкое обвинение в создании ОПС, по мнению адвоката, станет удобной платформой для дальнейших продлений ареста.

Собеседники «БИЗНЕС Online», осведомленные о развитии дела, утверждают, что нынешняя попытка инкриминировать фигурантам ОПС — первая. Они уверены, что, даже дистанцировавшись формально от НСК «Наследие», всеми действиями группы руководил лично Нурисламов. Именно он, по версии следствия, создал пирамиду и преступное сообщество. Следователи считают, что «Наследие» не вело хозяйственной деятельности, не вкладывало деньги в реальные активы — их выводил Нурисламов.

Who_sawed_the_HeritageС октября 2009 по 28 сентября 2015 года «Наследие» работало в 13 городах России, в 10 субъектах РФ

Кузнецов к настоящему моменту подал более 10 исков от лица компании, в том числе о банкротстве, пытаясь вернуть дебиторку. По его словам, денег пока найдено немного. «Все-таки средства выводились с 2014 года, а сейчас 2017-й, очень тяжело эти деньги догнать, — пояснил конкурсный управляющий. — Но, раз решение о возбуждении уголовного дела принято, думаю, что деньги вытащим, все будет нормально. Я могу сказать, что следователи и оперативные сотрудники полиции провели очень большую работу».

Схемы вывода средств, по словам Кузнецова, разнообразны и пока не подлежат огласке. Однако по арбитражным делам, информация о которых общедоступна, можно составить определенное представление о том, как, по мнению конкурсного управляющего, работала пирамида — хотя бы на примере отчета, представленного им к спору с предполагаемым пособником ОПС Хасановым — предпринимателем из Балтасинского района. Так, в двух инстанциях «Наследие», представляемое теперь Кузнецовым, взыскало с Хасанова 4,1 млн рублей. Как следует из арбитражных материалов, в январе 2014 года «Наследие» одолжило Хасанову на год 450 тыс. рублей под 24% годовых. В тот же день по отдельному аналогичному договору Хасанов получил еще 100 тысяч. Месяц спустя — три займа: на 350, на 50 и 100 тыс. рублей. Таким макаром за год Хасанов задолжал вместе с процентами 16,3 млн рублей по 49 договорам.

Однако есть нюанс: в марте 2015 года «Наследие» заключило договор уступки прав требования хасановского долга (цессии) с гражданином Украины Анатолием Смирновым — украинец становился должником НСК вместо балтасинского предпринимателя. Последний через своего представителя заявил суду, что 16,3 млн рублей он отдал Смирнову вместе с долговыми обязательствами, на что есть соответствующая расписка от июня 2016 года. Впрочем, оригиналы договора цессии и расписки в суд предоставлено не было, вследствие чего конкурсный управляющий в феврале этого года заявил о фальсификации доказательств. В итоге суд все-таки взыскал с Хасанова долг, но, видимо, лишь по той части договоров, которые удалось физически добыть.

16 млн — крошечная часть от инкриминируемой следствием суммы, однако суть иска наглядно иллюстрирует те пути вывода денег, поиском которых в настоящее время занимается ОБЭПиПК. В данном случае деньги либо выводились на Украину, либо заинтересованные лица представили ситуацию так, словно искать их надо за рубежом.

Who_sawed_the_HeritageКонкурсный управляющий Кузнецов к настоящему моменту подал более 10 исков от лица компании, в том числе о банкротстве, пытаясь вернуть дебиторку Фото: chelny-biz.ru

«Еще в 2013 году Нурисламов полностью вышел из бизнеса…»

Еще более предметно описывает финансовые потоки и лиц, управляющих ими, соучредитель «Наследия» Роза Хасанова — одна из 10 сотрудников, которых следствие оставило под подпиской о невыезде. Сама она вела в челнинском «Наследии» бухгалтерию, а ее отец — бывший должник Рашит Хасанов, проигравший конкурсному управляющему 4,1 млн рублей и, по версии следствия, являющийся «пособником ОПС».

Хасанова числится в составе собственников десятков предприятий — в первую очередь региональных структур «Наследия». Как правило, капитал она делит напополам с Ильдаром Нигматуллиным. Рассказ Хасановой подтверждает украинский след, однако ее взгляд на ситуацию изнутри расставляет совершенно новые акценты.

На откровенность с «БИЗНЕС Online» женщину, с ее слов, вынудила тревога за собственную безопасность, поскольку ее показания, на основе которых и заведено дело об ОПС, обличают тех, кто пока остается на коне. Она рассматривает публичность как защиту от людей, которые, по ее словам, украли деньги и рассчитывают посадить вместо себя козла отпущения Нурисламова, который якобы существенного отношения к выводу средств не имел.

«Я работала в „Наследии“ и при Нурисламове, и после того, как он вышел из бизнеса, — сообщила Хасанова. — В 2010 году мой знакомый Ильдар Нигматуллин предложил мне вакансию бухгалтера в прибыльном предприятии. Я предупреждала, что опыта у меня мало, но Нигматуллин сказал, что примут без собеседования… Так и случилось. Гендиректором тогда еще был Нурисламов, но прямых указаний я от него не получала — он много времени проводил в командировках, занимался избирательной кампанией и вообще своими параллельными делами. На предприятии всю работу курировал Нигматуллин — не помню, какая должность у него была в то время, позже он стал называться руководителем отдела регионального развития или что-то вроде того».

Who_sawed_the_HeritageРоза Хасанова вела в челнинском «Наследии» бухгалтерию и числится в составе собственников десятков предприятий — в первую очередь региональных структур «Наследия»

Нигматуллин — человек молодой. По словам Розы Хасановой, непосредственно перед работой в «Наследии» он получил высшее образование в Санкт-Петербурге, а познакомились они до описываемых событий на некоем празднике, благодаря чему Хасановой и представилась возможность стать совладелицей компании. Теперь она рассказывает, что еще при Нурисламове Нигматуллин часто говорил ей, что хочет сам выступать официальным руководителем и это время скоро настанет. В конце 2013 года Нурисламов уволился, а его долю новый гендиректор Нигматуллин предложил ей.

«Это прибыльный бизнес, будут дивиденды… Так говорил Ильдар, — рассказывает нынешний фигурант дела об ОПС. — Мы с ним стали равноправными учредителями, по 50 процентов. Нурисламову за его долю я если что-то и платила, то копейки, потому что уставной капитал был номинальный. Нурисламов тогда ушел окончательно и переехал с семьей в другой город — я слышала, что ему начали поступать угрозы, но не знаю, с чем они были связаны. Работая в „Наследии“, он тоже брал деньги из кассы, по 100–200 тысяч, но расписывался за них лично и возвращал».

Хасанова подтвердила, что деньги, которые отдавались по договорам займов, реально уходили на Украину в микрофинансовое ООО «Алтан Групп», но и эта компания выступала лишь перевалочным пунктом. Смирнов, который по договорам цессии оставался конечным должником «Наследия», является гендиректором «Алтан Групп». «Нигматуллин поручал мне и другим сотрудникам оформлять договоры займов на подставных лиц. Люди приходили, подписывали договора, но деньги не забирали — я понимала, что у них есть особые договоренности с Ильдаром за некую дополнительную плату. Выглядели они прилично, не бомжи. Мой отец не относился к их числу — он реально деньги брал взаймы на развитие производства плетеной мебели, у него компания „Ива Мебель“. Построил производственную базу. „Наследие“ ведь не только выводило деньги, но и реально давало займы физлицам и организациям — всем, кто обращался. У него даже льгот никаких не было, несмотря на то что я была соучредителем компании. Он полностью рассчитался, вернув деньги Смирнову, как потребовал Ильдар».

Who_sawed_the_HeritageУчредителями украинской компании «Алтан Групп» являются Ильдар Нигматуллин как основной собственник и «Наследие». Из «Алтан Групп» деньги уходили в офшор, на Кипр
Фото: chelny-biz.ru

«Деньги уходили на Кипр, на выкуп отеля…»

В иных же случаях, по словам Хасановой, деньги, якобы отданные заявителям, фактически оставались в кассе компании, пока их не забирал сам Нигматуллин — он увозил их наличными в сумке. В общей сложности за 2011–2014 годы он увез, по ее оценке, миллионов 200–250. «В 2015 году такого прихода уже не было. На эти деньги он покупал валюту и переводил ее на Украину в „Алтан Групп“. Я однажды ездила в эту компанию по поручению Ильдара. Учредителями данной организации являются сам Нигматуллин как основной собственник и „Наследие“. Из „Алтан Групп“ деньги уходили в офшор, на Кипр. Ильдар рассказывал, что на средства вкладчиков они выкупают на Кипре отель, чтобы мы все отдыхали в нем семьями и принимали туристов», — рассказывает соучредитель.

Она предоставила «БИЗНЕС Online» выписку минюста Украины, в которой говорится, что компания «Алтан Груп», зарегистрированная в Киеве, действительно учреждена Нигматуллиным и челнинским «Наследием», уставный фонд составляет 2 млн гривен. Хасанова признает, что понимала сомнительность схем, но не ожидала проблем для вкладчиков — верила Нигматуллину, что бенефициары «Наследия» будут рассчитываться с ними прибылью от отельного бизнеса. С 2014 года, по ее словам, на предприятии стал появляться человек, которого Нигматуллин называл Кузя — он был экс-сотрудником налоговой полиции и решал вопросы с контролирующими органами.

Who_sawed_the_Heritage

Who_sawed_the_Heritage«В начале 2015 года у нас начались проблемы с выплатами клиентам, Ильдар предложил обанкротить „Наследие“, — рассказывает Хасанова — Чтобы банкротство не выглядело преднамеренным, Ильдар предложил заняться этим некоему Станиславу Кузнецову — им оказался тот самый Кузя. Его задачей было обанкротить предприятие, а затем стать его конкурсным управляющим. Так и случилось. В январе 2015 года по поручению Ильдара я выдала Кузнецову 5 миллионов рублей наличными как гонорар за услуги. Кузнецов расписался в расходно-кассовом ордере. Документ сейчас находится в распоряжении следственных органов, но Кузнецов остается конкурсным управляющим. Они тесно контактировали с Ильдаром, и я считаю, что Кузнецов знал о схемах вывода денег».

Договоры цессии, переводящие долги на Украину, тоже подписывала Хасанова как обладатель генеральной доверенности от «Наследия». Нигматуллин, отдавая такие распоряжения, пояснял ей, что на фоне банкротства возвращать долги в «Наследие» уже не имеет смысла. Правом подписи обладали также учредитель Нигматуллин и гендиректор Чернышев. «Когда я пришла на работу, Ильдар говорил мне, что ему нужна надежная команда. Постепенно он такую команду собирал — это он сам, друг его семьи Елена Самойлова, которая в 2013 году привела школьную подругу и главбуха Надежду Афанасьеву, потом — знакомого и будущего гендиректора Чернышева. Были также Гилязева, Сулейманова и я».

«Подпись похожа на мою — она вклеена..»

Если верить рассказу Хасановой, вывод получается шокирующий: в настоящее время активами «Наследия» — а следовательно, и дочерней украинской компании «Алтан Групп» — управляет человек, за 5 млн обеспечивший НСК сначала свободу от контролирующих органов, затем банкротство, а теперь «занятый» поиском пропавших денег. В качестве доказательства Хасанова предложила протокол общего собрания участников ООО «НСК „Наследие“» от 21 января 2015 года, в котором участники проголосовали за процедуру банкротства, за кандидатуру Кузнецова в качестве арбитражного управляющего и за выплату ему гонорара в размере 5 млн рублей. Однако участников собрания, согласно протоколу, было только двое — сама Хасанова и Нигматуллин, подписи на документе стоят только их.

Who_sawed_the_HeritageВкладчики, «покупаясь» на массированную кампанию в СМИ, приобретали у «Наследия» пенсионные векселя под выгодный процент

Тем не менее в распоряжении «БИЗНЕС Online» есть и еще один документ — расходный кассовый ордер от 27 января 2015-го о выплате этой суммы Кузнецову, уже с подписью получателя. Хасанова утверждает, что в 2016–2017 годах Кузнецов неоднократно угрожал ей лично, требуя держать рот на замке. «По факту угроз я писала заявление в казанскую полицию, но получила отказ», — утверждает Хасанова.

В протоколе допроса Хасановой, по ее словам, указано, что она готова заключить досудебное соглашение, но заключено оно не было. «Меня никто не защищает», — ужасается женщина.

В ответ на обвинения соучредителя Кузнецов заявил, что с Нигматуллиным он познакомился только в марте 2016 года, став временным управляющим, и, разумеется, никаких миллионов не видел. «Хасанова уже представляла в суде документы, ничтожность которых я в суде же и доказывал, и две инстанции мои доказательства приняли. 5 миллионов рублей гонорара? Я счастлив буду увидеть такой документ, потому что это факт клеветы и фальсификации для суда и следственного комитета. Дискредитация конкурсного управляющего — очень рисковый и смелый ход с их стороны, но очень глупый. Дело я все равно доведу до конца. А если вдруг будет доказано, что я получил 5 миллионов, поверьте, я буду настаивать на выплате этих денег, — не утратил иронии Кузнецов. — Перечислю в детский дом».

Получив-таки на руки ордер, Кузнецов подтвердил, что подпись похожа на его, но обратил внимание на размытые графы над и под автографом: «Такие симптомы указывают на то, что подпись была вырезана из другого документа и вклеена, с такими вещами я сталкивался и раньше, а для их юристов это фирменный стиль».

Who_sawed_the_HeritageКузнецов пояснил, что в настоящее время ведет еще одно дело о взыскании с отца Хасановой более 120 млн рублей — отсюда, мол, и ее желание дискредитировать конкурсного управляющего. По его словам, право требования этого долга было продано за 3 млн рублей, что, очевидно, должно доказывать причастность Рашита Хасанова к схемам «Наследия». Но самое любопытное, что услышал корреспондент «БИЗНЕС Online» от Кузнецова, — что реальным бенефициаром и автором аферы «Наследия» может оказаться совсем другое лицо, стоящее гораздо выше, нежели Нигматуллин или Нурисламов. При этом Кузнецов заявил, что озвучить имена он будет готов при получении документальных доказательств, чем он сейчас и занят.

Кузнецов влился в цех специалистов по банкротству в 2013 году, вступив в НПС СОПАУ «Альянс управляющих». Известно, что ранее он был сотрудником налоговой полиции, работал в службе безопасности Спурт Банка. За три года в качестве временного и конкурсного управляющего он успел поработать с несколькими юридическими лицами, преимущественно челнинскими. Так, в 2014 году Кузнецов вел процедуры в ООО «ТатРемСтройКом», ООО ИТПК «Доверие» и ООО «Абсолют Д», в 2016 году работал с ООО «Камаавтомоторс».

Примечательно, что в багаже Кузнецова уже есть опыт общения с кредиторами и должниками финансовых пирамид — он занимался бухгалтерией казанского ООО «ИнвестКапиталГрупп», директор которого, Максим Молотников, в 2015 году стал фигурантом уголовного дела и был объявлен в розыск. Так же, как и НСК «Наследие», казанская пирамида имела представительства более чем в 10 городах России, так же принимала деньги под высокий процент, обещая вкладывать их в доходные рынки. «ИнвестКапиталГрупп» признали банкротом в июне прошлого года, правда, сумма ущерба вкладчикам была на порядок меньше — 10 млн рублей с лишним. Согласно финальному отчету Кузнецова, конкурсные процедуры позволили покрыть судебные расходы и его собственную зарплату, но восстановить платежеспособность должника было невозможно. В деле «ИнвестКапиталГрупп» он выявил признаки преднамеренного, хотя и не фиктивного банкротства, но любопытнее выглядит тот факт, что обязательства по погашению долгов компании по каким-то причинам принял на себя Алексей Серебренников — собственник ООО «Автотрансвип», в котором Кузнецов работал директором. Эта компания была ликвидирована в январе текущего года.
Кроме предприятия Серебренникова Кузнецов занимался оперативным управлением еще двух организаций своей, видимо, супруги Зинаиды Кузнецовой. Семье принадлежат две компании в Челнах — ООО «Камский медицинский центр» и ООО «Камский правовой центр», обе работают с 2012 года.

Who_sawed_the_HeritageУже в 2013 году у Нурисламова с Антоном Иоффе существовала целая сеть компаний под вывеской ИФК в 11 городах России, а также на Украине

Как Нурисламов копил дурную славу

Что же касается главного подозреваемого, то еще в 2014 году «БИЗНЕС Online» писал, как совместный бизнес рассорил совладельцев ОАО «Ипотечная финансовая компания» — предшественника НСК «Наследие». История до боли напоминает нынешнюю. В нанесении особо крупного ущерба и выводе около 100 млн рублей тогда подозревались Нурисламов, его компаньон Иоффе и их бывшие партнеры Рисхат Сабирзянов, Равиль Сафиуллин и Владислав Абзалов. Последние трое письменно пожаловались президенту РФ Владимиру Путину и руководителям силовых ведомств, утверждая, что деятельность ИФК напоминает механизмы пирамиды МММ. Авторы владели 60% акций ОАО и сообщали, что решением Арбитражного суда РТ от 22 октября 2012 года компания признана банкротом. Они считали, что Нурисламов и Иоффе выпускали векселя от имени общества с сентября 2009 года по май 2010 года, не имея на то полномочий. Векселей было продано физлицам на 19 млн рублей, но деньги до кассы не дошли.

По сведениям Сабирзянова, Сафиуллина и Абзалова, уже в 2013 году у Нурисламова с Иоффе существовала целая сеть компаний под вывеской ИФК в 11 городах России, а также на Украине — в Киеве и Чернигове. Через эту сеть деньги физлиц привлекались под процент, затем размещались под больший процент. «Налицо банковская деятельность», — писали авторы. Компании имели уставные капиталы по 10 тыс. рублей, что увеличивало риск безвозвратных потерь для клиентов. Проанализировав ряд компаний Нурисламова и Иоффе, бывшие партнеры выявили схему списания долгов: учредителями как кредитора, так и должника являлась одна группа людей, которая преднамеренно банкротила аффилированные предприятия в ущерб реальным кредиторам. Сабирзянов, Сафиуллин и Абзалов в своем письме  также заявляли, что их обращения в правоохранительные органы оставались без движения — они предполагали, что депутата Нурисламова покрывают высокопоставленные лица. В итоге получается, что безнаказанность породила рецидив.

Who_sawed_the_HeritageРисхат Сабирзянов в числе других бывших партнеров Нурисламова и Иоффе письменно жаловался президенту РФ и руководителям силовых ведомств, утверждая, что деятельность ИФК напоминает механизмы пирамиды МММ

Народным избранником Нурисламов стал в 2010 году, пройдя в челнинский горсовет по спискам «Единой России». На этом поприще он и прославился, после выборов сдав партийный мандат. Сам Нурисламов позиционировал свой поступок как принципиальное несогласие с результатами думских выборов 2011 года и в знак протеста перестал посещать заседания горсовета.

Кроме того, Нурисламов вместе с Иоффе основал «Полезную газету», которая несколько лет выходила в Челнах 120-тысячным тиражом. Издание активно рекламировало ИФК и — впоследствии — «Наследие», а закрылось в декабре 2015 года на фоне проблем с вкладчиками. Позже Нурисламов учредил общественную организацию «Лига Дела» с отделениями в Казани и Челнах, а еще позже стал сетевым партнером интернет-проекта «Свободная трибуна», где активно печатались многие известные в Татарстане общественники.

Широкую известность Нурисламов подкрепил в начале 2013 года, когда опубликовал открытое письмо к первой леди КАМАЗа и депутату Госдумы Альфие Когогиной. Автор задавал Когогиной ряд неудобных вопросов и, не дожидаясь ответов, писал о «недоумении и разочаровании» от результатов ее депутатской работы за год. Письмо, кстати, появилось на фоне желания коллег Нурисламова по депутатскому корпусу исключить его из фракции за систематические прогулы заседаний.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.