Суббота, 02 Декабрь 2017 10:51

Бандитская Караганда: Галима прикрыли полиграфом

Загрузка...

Бывший полицейский игнорирует вызовы в суд, а прокуроры не торопятся изъять у подсудимого пистолет

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Бандитская Караганда: папа все решит

В Караганде близится к завершению громкий судебный процесс по делу Армана КУКУМБАЕВА, Владимира ЖИЛИНА, Даниила ВОРОНОВА, Бегзата АХМЕТЖАНОВА, Ербулана МАКУМБЕКОВА и Наримана СЫЗДЫКОВА.

На последнее заседание суда на этой неделе были вызваны свидетель Дидар ГАЛИМ и брат потерпевшего Аманжола ХАНАТБЕКОВА, так как подсудимый Кукумбаев хотел прояснить вопрос про пистолет.

Однако бывший полицейский Галим повестку проигнорировал уже второй раз, сообщив, что находится в Алматы. А брат потерпевшего, которому Галим передал травмат, - и вовсе за пределами Казахстана. Так что задать вопросы по пистолету было некому.

На усмотрение следователя

Зато на заседание в четверг, 30 ноября, прибыл следователь Ахат ЛИКЕРОВ, который вёл это уголовное дело.

Вопросов к нему было много как со стороны адвокатов и подсудимых, так и у суда.

Первым делом судья Шарип СИСИМБАЕВ попытался выяснить, сколько и у кого пистолетов было во время совершения преступлений. Наличие одного травмата Ликеров подтвердил:

- Дидар Галим попросил потерпевшего Ханатбекова взять пистолет с собой. Однако он остался под сиденьем в автомобиле, его на место встречи в посёлке Энгельса не брали.

- Какова судьба этого пистолета? – спросил судья.

- Пистолет не найден. По показаниям свидетелей, он остался у Кукумбаева, - пояснил Ликеров.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Бандитская Караганда: Вот вам чёрный пистолет!

Самое интересное - следователь сообщил, что у потерпевшего Ханатбекова не проводилось обыска. Более того, выяснилось, что на квартире, где прописан подсудимый Кукумбаев, тоже ничего не искали!

Обыскали лишь квартиру, куда, по словам свидетелей, заезжали перед «стрелкой». А там Кукумбаев не живёт.

Но самое пристальное внимание защита обратила на детализацию телефонных разговоров между участниками мартовских событий.

В деле странным образом есть полная информация по звонкам подсудимым, но нет таковой по телефонным номерам полицейского Дидара Галима.

- Объясните, почему по мне дана детализация вплоть до привязки к станциям, а по Галиму такого нет? Хотя у нас один и тот же оператор связи? – спросил Кукумбаев.

На что Ликеров сообщил, что для этого пришлось бы писать дополнительное письмо, чего, похоже, никто не хотел.

- У Галима было два телефона и два номера, на которые я делал звонки в тот день, когда происходили события с потерпевшим Ханатбековым. Почему вы исследовали только один номер? – пытался выяснить Кукумбаев.

- Детализация проводилась выборочно, - ответил Ликеров.

Также выборочно следователь не распечатал и не приложил в дело звонки полицейского Галима сестре потерпевшего Ханатбекова.

- Почему в деле нет никаких материалов по поводу переписки и звонков сотрудников УБОП с Ханатбековым по поводу взятки? – спросил подсудимый Кукумбаев. – Упоминалось ли в деле о разговоре Галима о планируемом грабеже кафе, принадлежащего Ханатбекову?

Однако чётких ответов на эти вопросы со стороны следователя Ликерова так и не последовало…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Бандитская Караганда: на «стрелку» - с боевыми патронами?

Полиграф в помощь

Судя по тому, что говорилось на судебном процессе, чтобы спасти от уголовной ответственности полицейского Галима, были проделаны поистине титанические усилия. Их даже подкрепили его опросом на полиграфе.

Правда, к этому документу возникли серьезные вопросы.

- Кого вы предупреждали об уголовной ответственности за проведение опроса Галима на полиграфе? Где об этом сказано? – задал следователю вопрос адвокат Виктор ЖУРАВЛЁВ.

- Я это указал в постановлении, - ответил Ликеров.

- А где об этом упоминание на самом результате исследования? Где подписи лиц, проводивших его? Сколько их было – один или двое? – продолжал «пытать» следователя адвокат.

Тут г-н Ликеров «поплыл». В документе указано, что проводилось исследование на полиграфе двумя сотрудниками, а подпись стоит одного. Нет никакого упоминания об ответственности лиц.

Более того, проверка на полиграфе прошла в ДВД Карагандинской области. Ну это как пчёлы против мёда: сотрудника полиции, подозреваемого в совершении правонарушения, опросили на детекторе лжи сотрудники полиции.

- Почему было прекращено досудебное расследование в отношении Дидара Галима по бездействию по службе? – задал вопрос следователю подсудимый Кукумбаев.

- Я принял процессуальное решение, - сухо ответил Ликеров.

- Вот рядом со мной сидят люди, которые просто находились в машине потерпевшего и не совершали ничего противозаконного. Но они уже больше года в следственном изоляторе. Полицейский Галим тоже находился рядом со мной в машине во время совершения правонарушения, но его вы увели от ответственности и сделали свидетелем. Неужели это не является прямым доказательством его вины? – использовал свой шанс за защиту подсудимый.

Ответа от следователя Ликерова не последовало.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Бандитская Караганда: убрать из дела «рахмет» и пистолеты

Пистолет никому не нужен?

Самое любопытное – после заявления Кукумбаева о том, что он хочет выдать пистолет, который ему передал полицейский Галим, все потеряли интерес к оружию.

Гособвинитель, она же процессуальный прокурор по делу, даже не заикнулась о том, чтобы провести следственные действия, изъять и назначить экспертизы по пистолету.

И если судья Сисимбаев пояснил, что это не полномочия суда, то прокурора Кукумбаев почти уговаривал, чтобы та забрала пистолет!

Понятное дело, что ствол не нужен, так как может серьезно навредить линии спасения полицейского Галима.

На нём могут оказаться «пальчики» сына сотрудника генпрокуратуры. К тому же пистолет наверняка нелегальный. А факт его передачи сотрудником полиции подсудимому как минимум лишний повод задать вопрос некоторым высшим чинам ДВД Карагандинской области, почему досудебное расследование в отношении Галима было прекращено.

В конце концов, подумаешь, где-то по Караганде «гуляет» нелегальный ствол? Для бандитской Караганды это не сенсация.

Кстати, а почему никто из ДВД и прокуратуры не хочет спросить у Галима, зачем он передал потерпевшему Ханатбекову служебную рацию? Этот факт никто не отрицал в ходе судебного разбирательства. Несколько дней Ханатбеков мог слушать все переговоры сотрудников полиции Караганды, и совершенно неизвестно, как он воспользовался имеющейся информацией. Или режим секретности наших доблестных защитников правопорядка не касается?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Бандитская Караганда: прокуратура узрела рецидив

Под постоянным давлением

Перед заседаниями суда подсудимые и их близкие неоднократно видели сотрудников УБОП, которые приглядывали за своими подопечными. А на заседании в четверг подсудимый Ахметжанов и вовсе рассказал судье о том, что 16 ноября к ним в камеры следственного изолятора ночью ворвалась целая делегация правоохранительных органов:

- К нам зашли сотрудники УБОП, антикоррупционого ведомства и не давали нам спать до 4:00, хотя прекрасно знали, что у нас режим и на следующий день заседание суда. На нас и наших близких оказывают психологическое давление.

По словам родственников подсудимых, им постоянно названивают сотрудники правоохранительных органов, приезжают домой, следят за ними.

Неизвестные лица передают записки якобы от арестованных странного содержание (на снимке).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Убился головой об асфальт

По словам родных, записку однозначно писал не Арман Кукумбаев: не его почерк и не его подпись. Впрочем, если факты, отражённые в записке, имеют реальное подтверждение, то вполне понятно такое пристальное внимание к подсудимым.

Но на судебном процессе Кукумбаев и словом не обмолвился о наличии такой записи. Лишь несколько раз поднимал вопрос «рахмета», который сотрудники УБОП требовали от потерпевшего Ханатбекова. Однако он остался без внимания.

На следующей неделе по этому громкому делу завершится судебное следствие. В среду, 6 декабря, скорее всего, начнутся судебные прения. А там рукой подать и до приговора.

Фото автора и с аккаунта «Стоп Беспределу».

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.