Среда, 09 Август 2017 06:20

Остап из Росреестра

Новыми «звездными» фигурантами на днях пополнилась уголовная коллекция Следственного комитета. На этот раз руководство СКР отправило под арест (заочно) еще одного одиозного петербургского брокера, бизнесмена, экс-чиновника Бориса Авакяна и его делового партнера Дмитрия Зарубина — владельца ювелирного дома Cartier. Теперь и они, наряду с другими крупными бизнесменами, вошли в «большой контрабандный круг» олигарха Дмитрия Михальченко. Не за горами — обвинение в участии в контрабандном ОПС.

Карьерный бег

Бывший светский лев Петербурга, бывший  чиновник и уже бывший брокер Борис Авакян в настоящее время находится далеко от Родины и ее властных представителей, с нетерпением ждущих его возвращения, чтобы вменить ему причинение ущерба в 4,5 миллиарда рублей за неуплату таможенных платежей. Также Бориса Авакяна с большой вероятностью ждут еще обвинения в контрабанде и участии в преступном сообществе. Впрочем, источники «Преступной России» говорят, что для карьерной жизни армянского предпринимателя такой неожиданный поворот был вполне предсказуем.

kmo_115565_00524_1_t218_225942.jpg

Дмитрий Зарубин

Надо сказать, что судьба была весьма благосклонна к любым шагам коммерсанта на протяжении всей его жизни. Так, известно, что к 34 годам Борис Авакян стал обладателем трех высших образований, почетной степени доктора юридических наук, а также руки и сердца дочери бывшего зампрокурора Ленинградской области Армена Аракеляна. В чем-чем, а в умении совмещать полезное с приятным Авакяну не откажешь, как и в таланте, по выражению «Новой газеты», продавать «даже воздух». 

avakyan3.jpg

Чиновник Росреестра известен своим гламурным образом жизни

Брак с дочерью второго лица прокуратуры Ленобласти открыл Авакяну новые двери не только в бизнесе, но и в правоохранительной системе. Особенно тесными эти связи стали, когда нынешний заместитель генерального прокурора Александр Гуцан стал крестным отцом его дочери, что придало ему немалый вес как в Армении, так и среди петербургской армянской диаспоры. О том, какой роскошный образ жизни вел коммерсант, о его скандальных похождениях в элитных клубах города, СМИ писали много. И, как заявляет теперь его супруга и королева красоты Юлия Ионина, в Росреестре Борис Авакян работал едва ли не из благотворительности и исключительной любви к людям.

Наша
справка

Борис Авакян родился 6 октября 1981 года в Ереване. В настоящее время работает в сфере интеграционных проектов в рамках развития Евразийского Союза. Является сторонником и пропагандистом российско-армянских отношений — культурного, научного и политического обмена между странами. С 2010 по 2014 год Борис Авакян занимал должность заместителя руководителя управления Росимущества по Ленинградской области, а с 2014 года до 2016 года — заместителя главного государственного инспектора Санкт-Петербурга по использованию и охране земель.

 

 

Барьерный риф

Уголовное преследование Бориса Авакяна возникло на почве сотрудничества, переросшего затем в клановую брокерскую войну с небезызвестным Игорем Хавроновым, также в настоящее время находящимся под арестом.

Возможность этого многогранного совместного контрабандного бизнеса появилась после того, как бывшие силовики Иван Лапшин и Павел Николаенков фактически совершили предательство в отношение руководителя петербургской части турецкой компании ULS Clobal. Первый в прошлом — бывший сотрудник 3-го отдела службы противодействия коррупции Северо-Западного таможенного управления — работал у него заместителем службы безопасности ULS Global. Второй — экс-заместитель начальника Выборгской таможни — также занимал немаленькую должность в ULS. Учитывая, сколько пользы они приносят бизнесу, Хавронов по некоторой информации, держал их рядом с собой как самых близких людей и даже, как пишут некоторые СМИ, оплачивал дорогостоящее лечение их родственникам. Но бывших силовиков не бывает, и друзья по погонам решили обойти своего благодетеля на повороте. Больших окладов, премий и бонусов им показалось мало, и они стали приторговывать за спиной Хавронова. Последний, по некоторой информации, от такой черной неблагодарности впал в неистовство и едва не убил бывших приятелей в порыве гнева. После этого Лапшин и Николаенков перешли под крыло Бориса Авакяна.

havronov.jpg

Игорь Хавронов

Наша
справка

Некоторые источники сообщают, что коммерческую деятельность Игорь Хавронов начал с таможенного сопровождения поставок автомобилей, правда, под дружеским присмотром Владимира Барсукова-Кумарина. Затем наступил недолгий период обслуживания таможенных интересов групп силовиков. И лишь в 2000-е Хавронов перешел в крупный бизнес. Одно время он официально владел 17% в ООО ULS Russia. На данный момент Хавронову принадлежит половина долей копании ULS Broker. 

 

 

Еще задолго до громких арестов Игорь Хавронов стал тесно сотрудничать с миллиардером Дмитрием Михальченко. Но на пути полного захвата контрабандного рынка встал бизнесмен Дмитрий Зарубин — крупный грузоперевозчик и друг Бориса Авакяна. А после того как к последнему перешли Лапшин и Николаенков, отношения двух противоборствующих групп существенно обострились. Но закончилось все неожиданно. Два бывших силовика все же не сошлись с Авакяном характерами и в один прекрасный день решили поделиться с коллегами из ФСБ тонкостями контрабандного бизнеса на Северо-Западе, думая, вероятно, что сумеют занять место потонувших «Титаников», и дали показания на Хавронова и Авакяна.

Крестный ход

Эффект правда оказался неожиданным. Сначала Лапшин и Николаенков проходили по делу Авакяна о неуплате таможенных платежей как свидетели, а потом тоже попали под арест вместе со своими бывшими благодетелями. Правда, как говорят источники «Преступной России», Авакяну все же удалось включить свой административный ресурс и, получив домашний арест от Кронштадтского суда, благополучно сбежать за границу.

Наша
справка

Борис Авакян был задержан сотрудниками ФСБ в июле 2016 года в одном из торговых центров Москвы во время встречи с журналистом телекомпании «Дождь» в рамках расследования дела, возбужденного следователями Управления на транспорте МВД РФ по СЗФО по ч. 2 ст. 194 УК РФ. Его подозревали в причастности к негласному импорту электроники на 800 млн рублей под видом дешевых материалов. После задержания он был этапирован в Петербург. 25 августа 2016 года Кронштадтский суд не увидел оснований для заключения Авакяна под стражу и отправил под домашний арест, из-под которого он сбежал и чудесным образом перебрался в Австрию. Впоследствии Бориса и его супругу, миссис «Королеву красоты мира-2014» Юлию Ионину видели в Швейцарии и Франции. Его локация с точностью до метра была известна «Фонтанке» благодаря современным технологиям и соцсетям.

 

 

avakyan2.jpg

 

Авакян и его супруга были замечены в Швейцарии и Франции

Таким образом, дело Бориса Авакяна попало в один контрабандный круг с делами о хищениях и преступном сообществе, вменяемых сегодня бизнесменам, так или иначе связанным с Дмитрием Михальченко. И как мы уже писали, следствие наверняка добавит к этому порочному кругу и другие уголовные дела, объединив в итоге их фигурантов в одно большое преступное сообщество. Дела эти могут быть связаны абсолютно разными людьми и эпизодами. Но для этого нужны показания и самого Авакяна, который вовсе не стремится вернуться на Родину. Надо сказать, следствие сегодня предпринимает титанические усилия для того, чтобы дотянуться до беглого бизнесмена. Но, как пишет «Фонтанка», для этого «необходимо выдернуть дело из-под процессуального надзора» заместителя генпрокурора Александра Гуцана, который, напомним, является крестным отцом его дочери.

avakyan4.jpg

 

Борис Авакян около входа в Кронштадтский суд

Получится ли это осуществить, покажет время. Однако семья самого предприимчивого армянского коммерсанта полна благоприятных предчувствий. Недаром его коронованная супруга заявила недавно в интервью: «Вообще, Борис хотел бы заниматься политикой. Амбиций много. Сейчас настолько все непредсказуемо, у нас и губернаторами становятся с судимостями, и очень много всего происходит».

avakyan5.jpg

 

Борис Авакян в суде

Что думает следствие о политических амбициях Бориса Авакяна, узнать сегодня не представляется возможным. Но кто-то в этой истории безусловно переоценивает свои административные ресурсы — или следствие, или опальный бизнесмен. В любом случае тривиальной концовки этой истории никто не ждет.