Понедельник, 22 Январь 2018 07:57

«Бойня в школах — это следствие «синдрома Шурыгиной»

Загрузка...

Очередная школьная трагедия, на этот раз в Бурятии, заставила всех задаться одинаковыми вопросами: почему это происходит, что не так с нашими детьми и существует ли связь между тремя ЧП, случившимися в последние несколько дней? Сначала поножовщина разыгралась в пермской школе № 127, затем старшеклассник ударил ножом своего сверстника в челябинской школе. В пятницу в криминальные сводки попало и учебное заведение в микрорайоне Сосновый бор в столице Бурятии Улан-Удэ — там подросток накинулся с топором на семиклассников и учителя.

Можно ли остановить эту страшную эпидемию, почему школьники идут убивать и в чем виновата Диана Шурыгина — об этом «URA.RU» рассказал психиатр, кандидат медицинских наук, главный врач клиники психологической адаптации Алексей Магалиф.

Детей, которые сегодня врываются в школы с ножами и топорами, даже сложно считать полностью виноватыми. Дело тут не столько в них, сколько в нашем обществе, а оно действительно больно. Мы имеем дело с очень высоким уровнем агрессии. Причем если взрослые люди все же лучше могут ее контролировать, то подростки зачастую не справляются с этим состоянием.

 
 
Ветерана Чечни Андрея Захарова выселяют из комнаты. Екатеринбург, коридор, одиночество, детство, жилой фонд, ребенок, улица агрономическая19
Подростки могли пойти на страшные преступления от одиночества и непонимания, уверены специалисты
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU
 

Понимаете, у нас что-то изменилось, надломилось, мы видим то, что можно условно назвать «синдромом Шурыгиной» [девушка из Ульяновска, пережившая изнасилование и ставшая героиней многочисленных федеральных ток-шоу]. Я имею в виду, что ради сенсаций, ради какой-то странной славы стало возможным и даже нормальным выносить на всеобщее обозрение и обсуждение такие вещи, о которых еще недавно говорили только приватно. В итоге мы пришли к тому, что так называемые пострадавшие становятся героями СМИ. Вот и получается, что все эти бойни в школах — тоже следствие такого синдрома.

Что я имею в виду? С большой долей уверенности можно предположить, что у подростков из Перми, Челябинской области и Бурятии были свои личные мотивы. Однако дети выбрали практически одинаковый способ решения, как они посчитали, накопленных проблем. Я думаю, что дети пошли на такие преступления из-за полнейшего одиночества и непонимания.

 
 

Понимаете, подростки расценивали нападение на школу не как что-то чудовищное, а как некое приключение, очевидно не до конца сознавая тяжесть всех возможных последствий. Для них это скорее какая-то ирреальность, игра, экшен… В таком возрасте многие не до конца понимают ценность жизни.

Думаю, что их задачей было не убийство конкретных людей, а привлечение внимания, возможность попасть в новости. Могу предположить, что если бы не было YouTube, если бы не было интернета, то вряд ли бы кто-то из них пошел кого-то рубить топором. Зачем? Об этом же никто не узнает. А сейчас получается, что знаменитым стать легко. Прибежал с топором — и ты звезда, о тебе все пишут, о тебе говорит вся страна. Все то, о чем мечтал. Не хочется это говорить, но каждый такой случай в некотором смысле становится примером для подражания.

Надо признать, что остановить эту эпидемию по команде, с помощью кнута и репрессивных мер невозможно. Только страхом проблему не решить. Лучше посмотрите сейчас на своих детей и подумайте, сколько внимания и любви вы им уделяете — может быть, на самом деле они нуждаются в куда больших ваших заботе и внимании.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.