Суббота, 09 Сентябрь 2017 07:42

Допрыгались: как заработать на батутных центрах

Андрей Соловьев и Дмитрий Сободарев предложили москвичам новый вид досуга — батутные центры с кафе и игровыми зонами. Он пришелся по вкусу — в сети уже шесть центров, совокупная выручка которых составила в 2016 году 173 млн руб.

«Потянуло на батут»

«Я трудился юристом и всегда занимался экстремальными видами спорта: летал на параплане, катался на сноуборде и виндсерфинге. Однажды потянуло на батут, и я не смог остановиться. В какой-то момент понял, что хочу превратить хобби в работу», — говорит сооснователь сети батутных центров «Невесомость» Андрей Соловьев.

Еще в 2012 году, путешествуя по Европе и Северной Америке, он обратил внимание на распространенные там батутные парки — большие помещения с несколькими батутами, семейным кафе и другими развлечениями под одной крышей. До России бум таких развлекательных центров еще не успел докатиться: профессиональные батуты здесь стояли обычно в спортивных школах и предназначались исключительно для тренировок, а детские батуты, которые размещались в парках и развлекательных центрах, вряд ли могли заинтересовать взрослых.

Вернувшись из путешествия, Соловьев рассказал об увиденном своему другу предпринимателю Дмитрию Сободареву, который тогда занимался организацией сети небольших спортивных залов. Идея с батутами показалась тому перспективной. «В Москве тогда все, не исключая меня, были увлечены фитнесом и тренировками, — рассказывает Сободарев. — Я подумал, что если мы сделаем развлекательный центр и спортивную школу одновременно, то сможем заинтересовать и взрослых, которым нужны профессиональные занятия, и детей, которым интересна развлекательная составляющая. Открывать маленький центр с парой батутов — это путь в никуда».

Идея была новой и необычной, поэтому приятели долго не могли определиться с оборудованием, метражом и внутренним устройством центра. Дело в том, что для открытия батутного парка нужно помещение большой площади (от 1000 кв. м), потолки высотой не менее 5 м, а также качественные вентиляция, кондиционирование и отопление. На поиск такого помещения, продумывание внутренней логистики и анализ рынка поставщиков батутного оборудования Соловьев и Сободарев потратили больше года.

Приятели решили, что будут открывать батутный парк в каком-нибудь торговом центре, чтобы часть посетителей заходила развлечься после покупок. Но найти подходящее помещение большой площади в одном из действующих ТЦ было практически невозможно, да и аренда в пределах МКАД для партнеров была неподъемной. Поэтому после нескольких месяцев поисков они сняли помещение площадью 1800 кв. м в еще не достроенном ТЦ «Чайна Таун» в Северном Бутово. На аренду и обеспечительный взнос сразу ушло 4 млн руб., а еще полгода потребовалось ждать окончания строительства.

Партнеры сами обустраивали свой парк вместе с рабочими. «Мы испытывали на себе, как толкают батуты, правильно мы построили или нет», — вспоминает Дмитрий. Если батуты плохо толкали, то компаньоны их тут же заменяли. Дело в том, что для сборки батутных зон — упругого покрытия и мягких дорожек (обкладок) вокруг — они открыли собственный цех, где отшивают батутные полотна нужного размера. В начале 2014 года Соловьев и Сободарев сняли 100 кв. м в Подмосковье, приобрели две швейные машинки и два раскроечных стола, наняли пять мастеров для пошива полотна и сборки обкладок. Общие инвестиции в запуск цеха составили 1,5 млн руб., зато партнеры сразу получили мощное конкурентное преимущество.

«Мы изначально понимали, что закупать готовые батуты со стороны будет, во-первых, в разы дороже, а во-вторых, сложнее с точки зрения обслуживания. Износ батутного покрытия и обкладки большой, поэтому важно, чтобы была возможность оперативно их заменить, а не ждать, когда отгрузит поставщик, — говорит Соловьев. — Также мы понимали, что будем расширяться, поэтому запуск собственного цеха играл нам только на руку». Партнеры оказались правы — сейчас в центрах каждую неделю приходится заменять до 20% батутного полотна. Можно, конечно, и реже, но тогда износ бросается в глаза, батуты выглядят неопрятно.

Спорт и деньги

В марте 2014 года открылся первый центр «Невесомость» — с 64 батутами, поролоновой ямой, скалодромом, игровой зоной и кафе. Общие инвестиции составили около 50 млн руб., половину из которых внесли Андрей и Дмитрий, а половину — трое их друзей, ставших акционерами бизнеса.

Сразу стало понятно, что изначальный расчет на поток посетителей ТЦ не оправдался — очередной молл просто не вызвал особого интереса у окрестных жителей. Зато еще до открытия батутного парка партнеры начали обходить все школы и детские сады в районе, рассказывая о пользе батутов и возможности в скором времени посетить их центр. Они создали сайт (на это ушло около 100 тыс. руб.) и запустили рекламную кампанию в интернете.


Первые полгода работы выручки едва хватало на покрытие аренды и выплату заработной платы сотрудникам, но затем заведение стало работать в плюс. В «Невесомость» стали приезжать люди со всей Москвы, вспоминает Соловьев: «Сначала это была новинка: клиенты приходили, пробовали, но обычно не возвращались. Для того чтобы их удержать, нужно было как-то дополнительно работать. И мы стали придумывать разные секции и специальные занятия».

Партнеры понимали, что нужно создавать батутную школу для детей и взрослых, где люди будут заниматься постоянно. Это привлекало клиентов в будни и низкий сезон — летом посещаемость парков обычно в четыре раза меньше, чем осенью и зимой.

«Найти профессионального инструктора, который готов отвечать за безопасность клиентов, оказалось сложнее, чем мы думали, — признается Дмитрий. — Сначала мы наняли молодежь по объявлению. Но очень скоро все они сказали, что не могут работать: не выдерживали десятичасовой нагрузки. А самое главное, что они постоянно хотели доказать друг другу и клиентам, что прыгают круче всех. Нам же нужны были люди, которые уже всем все доказали и понимают, что безопасность клиента превыше всего».

Предприниматели решили через знакомых поискать акробатов и тренеров из цирков и спортивных школ. Идея сработала: уже через месяц работать к ним пришли три профессиональных тренера по акробатике — Алексей Штырев, Александр Комиссаров, Владислав Соколов — и экс-артистка Cirque du Soleil Евгения Боровикова. Сейчас эти тренеры готовят персонал для всех клубов сети.

С появлением батутной школы и профессиональных тренеров количество взрослых клиентов возросло до 50%; первое время люди, как правило, приходили только с детьми. «За месяц тренировок на батуте можно скинуть 5–6 кг. В фитнес-клубах такого сложно добиться, поэтому когда взрослые начали видеть результат, это перестало быть для них лишь развлечением», — говорит Соловьев.

Вприпрыжку по стране

К марту 2016 года первая «Невесомость» отбила инвестиции. Всю прибыль Соловьев и Сободарев решили вкладывать в открытие новых батутных парков. «Ниша начала заполняться. Бизнес кажется простым: любые студенты, умеющие прыгать, могут арендовать зал, поставить два батута и назваться батутным центром, — говорит Сободарев. — Некоторые из таких центров закрывались, а некоторые перерастали в игроков покрупнее, арендовали помещения побольше. В таких условиях выигрывал тот, кто первым пойдет в регионы».

В начале 2016 года приятели нашли помещения в Петрозаводске и Калуге, а затем в Нижнем Новгороде и Воронеже. Как правило, они инвестировали вместе с местными партнерами. Например, по данным «СПАРК-Интерфакса», ООО «Невесомость-НН» в Нижнем Новгороде на 50% принадлежит местному предпринимателю Дмитрию Галкину, а на 50% — Андрею Соловьеву. В Калуге 60% местного ООО «Невесомость» контролирует Антон Краков. Исключением стал проект в Петрозаводске, где компаньоны запустили батутный центр под ключ для местного предпринимателя, который стал 100-процентным собственником. Тем не менее все центры работают под брендом «Невесомость», московский офис обеспечивает их батутами и консультирует.

В среднем от аренды помещения до открытия нового центра проходит два месяца, инвестиции — около 35 млн руб. Самой крупной «Невесомостью» стал центр в Воронеже (3000 кв. м), остальные батутные парки сети занимают в среднем около 2 тыс. кв. м. В каждом центре работают в среднем около 30 человек, в том числе десять тренеров.

«Мы не знали, будет ли спрос в регионах, но в Москве долго не могли подобрать помещение, арендная плата которого вписывалась бы в бизнес-модель. И затем — если уж зашел по колено, то и по грудь зайдешь», — смеется Сободарев.

Каждый центр был дополнен чем-то новым — танцевальным или хореографическим залом, пилатес-студией или помещением для занятий акробатикой. «Благодаря наличию собственного производства бизнес для нас превратился в гигантский конструктор Lego: мы видим помещение и понимаем, как и чем его можно наполнить», — говорит Дмитрий. Параллельно с открытием новых центров приятели дорабатывали и модернизировали батуты — пробовали разное количество петель для большей упругости батутных полотен, подбирали клей, который будет лучше держаться.

Но главные изменения затронули кафе. В Бутово у предпринимателей поначалу был демократичный буфет, но к настоящему моменту его превратили в полноценный ресторан с собственной кухней. «Людям неинтересно уже схватить здесь бутерброд и убежать, им интересно полноценно поесть», — замечает Сободарев. Благодаря тому что в центре появилась полноценная кухня, стали поступать запросы на проведение детских дней рождения. Остальные центры сети тоже стали открывать рестораны. Сейчас на общепит приходится 35% оборота сети.

Совокупная выручка сети «Невесомость» за 2016 год составила 172,8 млн руб., прибыль — 32 млн руб., по расчетам предпринимателей. За один только август 2017 года сеть посетили 17,5 тыс. человек, половина из них — взрослые люди.

В начале 2017 года Андрей и Дмитрий вложили все заработанное в открытие нового центра в Москве у метро «Савеловская». На конец этого года запланирован запуск еще двух столичных центров. Их проще контролировать, чем заведения в регионах, да и спрос в Москве все-таки выше.

По данным сервиса 2ГИС, в Москве и области сейчас работает 59 батутных центров. Основные конкуренты «Невесомости» — сети «На батуте», «Небо» и JustJump!. Цены примерно у всех одинаковые — 700–1000 руб. за занятие. По словам партнеров, жесткой конкуренции на рынке до сих пор нет — новые проекты, как правило, находят своих клиентов. Закрываются обычно небольшие центры, где нет дополнительных услуг и профессиональных тренеров. «Главное, чтобы во всех центрах появились жесткие стандарты безопасности и люди не боялись прыгать, тогда клиентов хватит на всех», — уверен Андрей Соловьев.

Взгляд со стороны

«Люди были убеждены, что батуты — это для детей»

Ирина Понамарева, руководитель сети батутных центров JustJump!

«В 2014 году, когда мы выходили на рынок, батутные центры в России можно было по пальцам пересчитать. Люди еще не понимали, чем мы занимаемся, и были убеждены, что батуты — это для детей. Приходилось им разъяснять, что это не только развлечение, но и спорт для всех. На батутах можно заниматься как общей физической подготовкой, заменяя этим фитнес, так и акробатикой, отрабатывая сложные элементы, которые могут пригодиться в других видах спорта. Так что конкуренции было мало, но и осведомленность о батутных центрах была низка. В то же время в США и Канаде батуты были на пике популярности.

Сейчас рынок постепенно насыщается, особенно в Москве и Санкт-Петербурге, где конкуренция становится достаточно ощутимой. Благодаря развитию всей отрасли возросла и осведомленность населения о батутных центрах. Раньше это было в новинку, и люди ехали в определенный батутный центр на другом конце города, а сейчас они начинают выбирать места поближе к дому или работе. Также появляются центры в регионах, но конкуренция там меньше.

Конкуренция батутных центров строится на ценообразовании, в том числе программах лояльности, количестве и разнообразии предлагаемых услуг. Но также важно обращать внимание на безопасность батутного оборудования и квалификацию тренеров.

Насколько я знаю, единственным российским поставщиком, который производит батутное оборудование в соответствии с международными стандартами, является «Акроспорт». У них есть свое конструкторское бюро, где изготавливают батуты и для профессиональных соревнований, и для спортивных залов, и для развлекательных центров.

Собственное производство — это очень спорный вопрос. Этим должны заниматься специалисты. Я больше доверяю оборудованию поставщика, который находится 20 лет на рынке. Многие думают: что там делать, сварить стальную раму, натянуть сетки, поставить пружины, маты накидать — и все. Но это не так: чтобы собрать батут, нужно знать, какие должны быть пружины, какое должно быть натяжение, чтобы сетки не порвались, и пр. У нас тоже были идеи делать арены самостоятельно, но мы предпочли покупать оборудование у «Акроспорта» и нисколько об этом не пожалели.

Сегодня основные игроки на рынке — это мы, «Невесомость», «На батуте» и «Небо». Остальные — несетевые центры. Считается, что порог вхождения в батутный бизнес достаточно низкий: вложения небольшие, и, к сожалению, нет пока законодательных норм, которые регулируют деятельность батутных центров. Вот и появляются игроки-одиночки. Но не все они качественно оказывают услуги и выдерживают конкуренцию».

«Все кому не лень теперь делают батуты»

Николай Макаров, президент Российской федерации прыжков на батуте и руководитель компании «Акроспорт»

«Многие люди сейчас почувствовали, что могут предложить услугу развлекательных батутных центров населению: если открывается столько батутных центров, значит, есть спрос. Качество, которое мы встречаем в некоторых центрах, оставляет желать лучшего. Все кому не лень теперь делают батуты, не понимая и не зная обычных производственных норм. В батутных центрах работают непрофессионалы без должного образования. Это большая проблема. Хорошо, если это гимнасты или акробаты, но в идеале-то должны работать батутисты.

Наша компания производит батуты для всероссийских соревнований еще с советских времен. Сейчас мы собираем под ключ и развлекательные батутные центры. Сомневаюсь, что кто-то может сравниться с нами по качеству».

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.