Воскресенье, 01 Октябрь 2017 12:51

Рейдеры Молдовы

Деятельность завода по производству строительных смесей была остановлена в тот момент, когда начала приносить прибыль, после многих лет напряженной работы и значительных инвестиций. 

Основной причиной, кажется, являются амбиции одного акционера из Молдовы, который хотел стать единственным владельцем и выгодоприобретателем, хотя владел всего четвертью бизнеса, и которого, по всей видимости, раздражали его партнёры, потому что они евреи. А молдавское правосудие, вместо того, чтобы вынести справедливое решение, топчется на месте.

Речь идет о двух известных в Кишиневе бизнесменах: Александре Степаненко, который является крестником экс-президента Петра Лучинского, и Михаиле Вайсмане, инвесторе из Израиля. Степаненко обвиняет Вайсмана в том, что тот не дал ему часть прибыли, и что тот – «жидовский вор», а Вайсман не может понять, почему он должен безвозмездно уступить свою 50-ти процентную долю в бизнесе, а также другие инвестиции в размере 2.4 млн леев.

Хотя в бизнес еще входит инвестор из Израиля Бенджамин Элмор, он отказался вмешиваться в войну между Вайсманом и Степаненко. Ранее последний ему угрожал. Между тем, многомиллионное оборудование завода ржавеет в Яловень, а инженеры утверждают, что в скором времени оно будет годно только на металлолом.

Открытие завода

Идея о создании в республике нового завода по производству сухих строительных смесей была запущена в 2004 году израильским бизнесменом Бенджамином Элмором, который в то время владел несколькими подобными заводами в Израиле и Европе. Элмору порекомендовали в качестве бизнес-партнера в Республике Молдова владельца и директора холдинга ELAT Леонида Волнянского, который через несколько лет потеряет свое богатство в результате рейдерской атаки, затеянной членами так называемой еврейской преступной группировки.

 

Михаил Вайсман, который начал строить свой капитал на территории Республики Молдова еще в 1993 году, утверждает, что совершенно случайно попал в бизнес с заводом: «С Бенджамином Элмором меня познакомил один известный бизнесмен из Израиля, который был моим руководителем. Меня попросили быть переводчиком Бенджамина, не знающего русский, в переговорах, которые должны были состояться с Волнянским, не знающим иврит. Но, в конце концов, меня убедили войти в этот бизнес».

Михаил Вайсман

Михаил Вайсман

Во время переговоров Волнянский предложил в качестве партнера Александра Степаненко, владельца нескольких строительных фирм, в том числе АО «Агрегат», которое могло приобрести 40 процентов продукции будущего завода для своих объектов.

В ноябре 2005 года Элмор, Вайсман, Волнянский и Степаненко зарегистрировали совместное предприятие ООО Best Concrete, каждому партнеру досталась доля в 25 процентов.

Четверо бизнесменов договорились инвестировать по 125 тысяч долларов на приобретение оборудования. Бенджамин Элмор взял на себя задачу по импорту оборудования, а Вайсман, фирма которого уже имела опыт работы в области поставки оборудования для заводов, взял на себя ответственность за его монтаж. Александр Степаненко предоставил помещение для будущего завода на территории в центре города Яловень, находящейся в собственности АО «Агрегат».

Согласно договору, ООО Best Concrete должно было выплачивать каждый месяц по 2000 долларов за аренду АО «Агрегат».

Как выгнали бизнесмена

Вскоре после своего создания, предприятие Best Concrete подписало с компанией Freenfield Holding из США контракт на приобретение оборудования для производства сухих смесей за 486.6 тысяч долларов, а в январе 2006 года оборудование было доставлено в Молдову.

Здесь, однако, выяснилось, что оборудование не полностью соответствует проекту будущего завода. Леонид Волнянский расстроился и вышел из бизнеса, предложив Вайсману купить его долю. Последний отказался, но вскоре к нему пришел парень атлетического телосложения, который на иврите напомнил, что у бизнесмена есть семья, и лучше не противостоять Волнянскому. Таким образом Вайсман против своей воли стал владельцем 50% акций.

Степаненко тоже был готов отказаться от сделки, но в итоге передумал, однако пригрозил Бенджамину Элмору физической расправой, если тот приблизится к цеху. Бизнесмен из Израиля составил доверенность, передав Вайсману управление своей долей в Best Concrete, после чего вернулся в Израиль.

Оборот – миллион леев в месяц

Благодаря инженерам предприятия Alex S&E, принадлежащего Вайсману, оборудование довели до ума, и линия по производству смесей начала работать. Первоначально функции администратора выполнял Михаил Вайсман. Позже администратором стал Петр Цугульски, водитель и доверенное лицо Степаненко. В это время Степаненко уехал в Россию, где начинал строительный проект. Между тем, предприятие простаивало и регистрировало значительные убытки.

В 2008 году администратором Best Concrete был назначен Игорь Чайка, обладающий большим опытом работы в области рынка строительных материалов, а Вайсман предоставил предприятию кредит в размере 2.4 млн. леев на сырье, которое приобретается у отечественных производителей. В 2010 году предприятие начало производить сухие смеси и плиточный клей на сумму 1 миллион леев ежемесячно. Так предприятие поднялось на пятую позицию среди производителей подобных материалов в Молдове.

Игорь Чайка

Игорь Чайка

В следующие годы предприятие боролось за рынок сбыта, заключив несколько контрактов со специализированными магазинами и строительными фирмами. Вырученные деньги вкладывались в развитие бизнеса, а в 2014 году были предусмотрены первые прибыли и возмещение инвестиций.

Уступить бизнес

Летом 2014 года в беседе с сотрудниками «Агрегата» Александр Степаненко заявил, что намерен завладеть всем заводом. Игоря Чайку предупредили, что на предприятие готовятся «рейдерские атаки». В сентябре 2014 года Степаненко попросил Игоря Чайку и бухгалтера Best Concrete через Цугульского дать ложные показания против Вайсмана, который отказался бесплатно уступить свой пакет и акции, принадлежащие Бенджамину Элмору.

Михаил Вайсман попытался достичь соглашения со Степаненко, однако безрезультатно. Степаненко обратился с угрозами к инвестору из Израиля, пообещав посадить его в тюрьму и лишить всех дел, которыми тот владеет в Молдове, и в лучшем случае, позволит ему уехать в Израиль навсегда, так же, как поступили с Бенджамином Элмором. Видя, что Вайсман не уступает, Степаненко предъявил ООО Best Concrete долги на сумму 3 375 000 леев. Вместе с тем стали множиться угрозы и оскорбления в адрес Вайсмана, Чайки и бухгалтера. Более того, оскорбления Степаненко в адрес Вайсмана носили антисемитский характер, выражения «жид порхатый» и «жидовский вор» носили рядовой характер.

Намерение Степаненко наложить руку на весь бизнес подтвердила его супруга Татьяна в беседе с Михаилом Вайсманом.

По указанию Степаненко, 2 июня 2015 года Петр Цугульски повесил входные замки на завод, склад и бухгалтерию, а также запретил впускать на территорию Вайсмана, Чайку и других сотрудников Best Concrete.

Избиение за пару фраз

После нескольких телефонных разговоров на повышенных тонах 28 января 2016 года Вайсман, Степаненко и Чайка встретились в офисе АО «Агрегат» в городе Яловень. Вайсман отказался уступить Степаненко свою часть бизнеса и поэтому последний перешел к угрозам: «Я, мой сын и мои зятья, впятером будем вас бить каждый раз, как встретим. Увижу тебя на дороге – набью тебе морду. Если не я, то мой сын или зять».

Тогда Вайсман спросил сына Степаненко, присутствующего при разговоре, согласен ли он с тем, что говорит его отец. Александр Степаненко потерял контроль над собой, проревел во весь голос «что за жидовские замашки» и начал избивать Вайсмана. Сын Степаненко взял со стола телефон Вайсмана и куда-то унес. После этого Вайсману потребовалась медицинская помощь.

Пинг-понг правосудия

Борьба между Степаненко и Вайсманом свелась не только к угрозам, ругательствам и кулакам. Были привлечены государственные учреждения, происходили злоупотребления властью. В апреле 2015 года налоговые инспекторы Яловень устроили проверку на предприятии Best Concrete, где обнаружили ряд нарушений, касающихся «неправильно заполненных деклараций по налогу на прибыль», выяснив, что на 6996 леев был занижен налог на прибыль, а сумма 1821 лей была перечислена в бюджет с опозданием. Налоговая инспекция наложила на предприятие четыре штрафа на общую сумму 35 127 леев, которые были выплачены в полном объеме.

Степаненко 19 января 2016 года подал заявление в полицию, в котором попросил привлечь к ответственности чиновников Best Concrete за уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах. Полиция города Яловень 17 февраля 2016 года дала ход заявлению Степаненко и возбудила уголовное дело за уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах. Помимо акта проверки Налоговой инспекции от 5 мая 2015 года полицейские учли и некие расчеты, проведенные Александром Степаненко, что администрация Best Concrete не зарегистрировала в документах бухгалтерского учета товары на сумму 3 900 000 леев.

Александр Степаненко

Александр Степаненко

В ходе телефонного разговора Александр Степаненко дал указания Цугульскому надавить на Штефана Раю, руководителя отдела по расследованию экономического мошенничества в Инспекторате полиции Яловень, чтобы было возбуждено уголовное дело, связанное с Best Concrete. Телефонный разговор был перехвачен с разрешения судьи в рамках другого уголовного дела.

Справка, выданная Налоговой инспекцией в Яловень 14 марта 2016 года, свидетельствует о том, что ООО Best Concrete не имело на тот момент никаких долгов перед бюджетом.

Почти через год, 23 января 2017 года, Прокуратура Яловень вынесла постановление, которым закрыла уголовное дело против предприятия Best Concrete по уклонению от уплаты налогов.

Постановление Прокуратуры было поддержано яловенским судом, однако 15 июня 2017 года Апелляционная палата учла жалобу адвокатов АО «Агрегат» и направила материалы прокурору «для устранения недостатков с возобновлением уголовного преследования».

С другой стороны, 7 декабря 2015 года Прокуратура Яловень возбудила против Александра Степаненко уголовное дело за шантаж, грабеж и самоуправство, а против Цугульского за произвол.

Напомним, что изначально прокуроры отклонили жалобы, поданные Вайсманом и Чайкой, но после нескольких обращений в разные государственные учреждения, в том числе приема у генерального прокурора Эдуарда Харунжена, дело было завершено и передано в суд.

В качестве доказательства в дело было включено прослушивание телефонных переговоров, в которых Александр Степаненко просил своих подчиненных оказать давление на некоторых сотрудников полиции (Штефана Раю), а также сотрудников Best Concrete, чтобы поставить на место Вайсмана. А в случае неудачи Вайсманом должны были заняться криминальные авторитеты.

Дело более года лежит у судьи Яловень Виктора Олэреску. До сих пор не началось рассмотрение дела по существу, заседания переносятся со дня на день. Причина переноса в том, что бывший бухгалтер Best Concrete не явилась на процесс. Она якобы уехала за границу, не сумев противостоять давлению и угрозам.

Война без победителей

Все три года противостояния завод не работает и предприятие несет огромные потери.

Михаил Вайсман считает, что у него мало шансов выиграть эту войну, но будет бороться до последней капли, чтобы вернуть вложенные деньги: «Дело погибло, и потребуются значительные ресурсы и много лет напряженной работы, чтобы начать заново. Но мне это уже не интересно. Я просто хочу, чтобы мне возместили вложенные деньги. Не моя вина, что был остановлен производственный процесс. Я надеюсь, что правосудие будет справедливым. Но если судить по тому, как идут дела, надежд мало».

Александр Степаненко не ответил на телефонный звонок, а Петр Цугульски категорически отказался давать комментарии.

Наши расследования показывают, что Александру Степаненко неоднократно удавалось с помощью судебных инстанций, завладеть публичным имуществом. Например, в селе Улму района Яловень, Степаненко удалось приобрести сельскохозяйственные земли площадью один гектар. Земля находится в живописном месте, рядом с дачными участками, на берегу пруда. В конце 2012 года Степаненко выиграл битву в суде с местной администрацией из Улму, которая потребовала 15 000 леев за каждую сотку. Так примэрия Улму была вынуждена продать участок по цене 7825 леев за гектар.

Хотя Степаненко заявлял, что планирует построить на этом участке базу отдыха, он обустроил для себя целое имение с несколькими постройками. Поскольку назначение участка не изменилось, Степаненко платит только налог за сельскохозяйственные земли.

Несмотря на то, что пруд находится в 20 метрах от ворот Степаненко, хозяин участка решил залить его на территории своего поместья, для чего незаконно захватил еще около 30 соток публичной собственности села. «Я обратился в Полицию и Государственную строительную инспекцию. Мы пойдем до конца. Мы не можем позволить, чтобы кто-то богател за счет села», – сказал Элик Длужанский, юрист примэрии Улму.

Другое «приобретение» Степаненко, осуществленное с помощью правосудия – участок земли площадью 0,6604 га рядом со складом на улице Гренобля, 138.

Суд заставил примэрию города Кодру признать право собственности АО «Агрегат» на земельный участок.

Любопытно и то, как Степаненко удалось построить офис и дом прямо напротив Дворца Республики, установив декоративный забор на участке, находящемся в публичной собственности.

Многие люди утверждают, что Александр Степаненко во времена, когда его крестный отец занимал кресло главы государства, провел премьер-министра того времени Иона Чубука. Глава Правительства якобы помог крестнику Лучинского приватизировать автобазу Sovtransavto по смехотворной цене, однако последний, после того, как продал ее уже по выгодной цене, отказался поделиться с Чубуком.

Игорь Чайка считает, что речь уже не об экономическом интересе в бизнесе Best Concrete, а скорее в амбиции: «Этот человек (Александр Степаненко) – царь и бог в Яловень. Имея поддержку в высших эшелонах власти, он привык получать все, что хочет. Вайсман – практически первый, кто выступает против воли Степаненко. А я, не желая того, оказался между двух огней, в эпицентре войны двух олигархов, войны, в которой, скорее всего, не будет победителя».