Вторник, 06 Февраль 2018 06:42

"Ультра-Наташи", или русский секс в Америке

Загрузка...

Сегодня, в некоторых районах Манхэттена нередко можно наткнуться на на шикарных русских девушек в зазывных нарядах. Каждая из которых имеет свой тайный план. Девушки эти составляют теперь самый свежий аксессуар в играх сильных мира сего, они стали любовницами "повелителей вселенной".

Если бы вам довелось прогуливаться перед похоронным домом Фрэнка Кэмпбелла, что на Мэдисон Авеню, в тот день в самом начале марта, вы могли бы предположить что здесь кто-то проводит показ мод. Одна за другой, прекрасные молодые женщины исчезали внутри здания, упакованные в Версаче, постукивая сумочками от Гермеса, пряча глаза за темными стеклами очков от Диора. 

Скончавшийся Александр (Саша) Хазин был сыном директора по производству фильмов на киностудии "Ленфильм". В Америке он какое-то время работал сейлсменом по продаже дорогих автомобилей, мечтал стать кинопродюсером и занимался бизнесом: как раз перед самой смертью в возрасте 51 года он участвовал в проекте строительства завода по производству удобрений в Туркменистане. Занятие бизнесом позволило ему обзавестись аксессуарами американского успеха: квартирой на Парк Авеню, а также местом в Хэмптоне, где он развлекался с размахом и крутил романы с бесчисленным количеством молодых женщин. Впрочем, не меньшее число женщин крутило романы с ним. Несмотря на то, что Хазин недавно был помолвлен, его похоронная церемония больше походила на живую иллюстрацию его плейбойской жизни. Большинство девушек были эмигрантами из бывшего Советского Союза. "Все были там, потому что мы все знали его",-- сообщила одна особа по имени Инна Де Сильва. Эта фраза была также справедлива и в библейском смысле: Хазин спал со многими из них. 

После похорон они все вместе отправились на 64-ю Ист в квартиру Инес Мисан, красавицы, родом из Латвии, чье имя недавно стало пользоваться скандальной славой, после того как ее любовник Джон Латтанзио, директор одного из фондов на Уолл-стрит подал на нее в суд, требуя возвращения кольца невесты стоимостью в $289 000, а она выразила свое неудовольствие данным фактом на первой странице "Нью-Йорк Пост". 

Девушки дружелюбно помахали рукой своей приятельнице, оказавшись в ее "норе", обитой красной тканью ("нору" украшали подушки от Версаче, позолоченные кресла, обитые шкурой леопарда а также кровать на балконе, над винтообразной лестницей). Среди присутствующих были, помимо прочих, Де Сильва, Евгения Гвордецкая, еще одна бывшая модель, а также русская половина из ныне несуществующей дизайнерской группы "Ив энд Эль", наконец лучшая подруга хозяйки квартиры Инга Банашевич. По воспоминаниям Гвордецкой, "все пили и имели фан". Однако через некоторое время разговор перешел на бизнес. 

Незадолго до похорон Хазина, буквально за несколько недель до того, как Мисан разругалась с Латтанзио, Банашевич порвала со своим прекрасным богатеньким "мегабакс-принцем" Орханом Садик-Ханом из Олд Гринвича, штат Коннектикут, женатым мужчиной за шестьдесят, являвшимся управляющим директором фирмы "Пэин-Уэббер" и одновременно главой ее российского фонда. На этот раз Инга в стенаниях обращалась к своим сочувствующим друзьям, у нее были на исходе деньги. Она уже больше не могла позволить себе оставаться в квартире, которую ее любовник снимал для нее в Галерее на Ист 57-й Стрит - не говоря уже о всяких там статусных безделушках. Чтобы сделать обиду еще больнее, Садик-Хан даже не удосужился подождать, пока "простыни охладятся", и связался с еще одной русской - девицей, которую все знали! 

Именно в тот момент Инес Мисан внесла скромное предложение, после которого вечно русское уныние стало рассеиваться. Если Джон Латтанзио смог подать на нее в суд, рассуждала Мисан, почему бы Банасевич не попытаться судить Садик-Хана? И точно таким же образом, как Мисан обратилась к газетам, чтобы надавить на Латтанзио, почему бы Инге не сделать то же самое с Орханом? 

Банасевич просветлела."Я тоже могу судить! -- воскликнула она. -- Отправляемся в газету! Заставим его сгореть со стыда!" 

Далее это был вопрос лишь нескольких дней, перед тем как весть о процессе "Банасевич против Садик-Хана ", судебном иске на сумму в $3.5 миллиона, который читался как порнографический роман, вернула сногсшибательных бывших жительниц Советского Союза на передние страницы таблоидов. 

Сегодня, в некоторых районах Манхэттена нередко можно наткнуться на типы, словно в точности сошедшие с экрана какого-нибудь фильма о Джеймсе Бонде: на шикарных молодых русских девушек в зазывных нарядах. Каждая из которых имеет свой тайный план. Девушки эти составляют теперь самый свежий аксессуар в играх сильных мира сего, обитающих в Нью-Йорке, они стали любовницами "повелителей вселенной". Тот факт, что девушки эти - чрезвычайно опасны, отличаются дикими повадками, непредсказуемы, постоянно держат нос по ветру в поисках более выгодного для себя поворота событий - все это, по-видимому, только лишь делает их еще более неотразимыми. Как следствие, некоторые женщины с Ист-Сайда уже намного реже видят своих мужей по сравнению с тем, что было раньше. "Сколько лет твоей русской ?" - не так давно поинтересовалась одна только что брошенная аптауновская жена у другой. 

То, что здесь происходит, началось десять лет назад в месте, находящемся намного восточнее Нью-Йорка. Развал Советского Союза привел к созданию дюжины новых государств. Все эти места - Россия, республики Балтики, Украина - мало походили на землю обетованную или на то, что называют страной возможностей, особенно после того, как "закрылся местный цементный завод"."После 80 лет коммунизма понятие морали было стерто -- заявил один американский житель, выходец из Восточной Европы, занимающийся торговлей в бывшем СССР. -- Затем исчезло государство и образовался вакуум". Сквозь этот вакуум потянулась вереница мужчин-иностранцев в прекрасных костюмах и с толстыми кошельками. В основном они ехали в поисках возможностей делать бизнес, но были также и не прочь закрутить небольшой оплачиваемый роман на стороне. Перспектива стать доступной девочкой казалось не такой уж и плохой. Социологический опрос девушек-старшеклассниц, проведенный в России в 1990 году, о результатах которого писали в советской прессе, показал, что 60 процентов школьниц хотели бы работать валютными проститутками. 

Джим Хейнс, автор, живущий в Париже и с давнишним интересом изучающий страны восточного блока и их жительниц, следующим образом описывает данную ситуацию. "В прежние времена человеку, жившему в России, было особенно нечем заняться, если не считать занятий любовью, как раз этим все и занимались, причем часто, -- заметил он. -- Занятие любовью представляло собой тот самый вид удовольствия, который государство было не в состоянии контролировать, поэтому русские могли заниматься этим, когда хотели". 

В северной Турции за последние годы скопилось такое количество проституток из России, что им даже дали кличку: "Наташи". Русские девушки, столь заметные сейчас в Нью-Йорке, изначально росли в тех же самых полумертвых провинциальных городах, в своих действиях руководствовались теми же самыми импульсами, однако девушки эти как никто научились играть в жестокие игры. Они - "ультра-Наташи": так же умны, как и прекрасны, они преследуют свои цели с безжалостной точностью. 

По словам одного телевизионного продюсера, знакомого с ними , "девочки эти не шлюхи на одну ночь, это - девочки, впивающиеся мертвой хваткой в своих жертв". "Они -- шахматные игроки. Во-первых, все они пытаются обрести здесь свободу, во-вторых, получить кучу денег либо посредством быстрого и выгодного брака, либо, если первое не удается, через судебный процесс. Они очень хорошо умеют обращаться с кредитными карточками и знают, что заполучить их в первую ночь невозможно." 

"Они очень страстны, очень соблазнительны, но слишком жестки, -- заявил один повеса, известный от Билбукета до Балтазара. -- Они хотят вести роскошную жизнь, иметь деньги в обмен на секс. Для парня с кучей денег это - замечательная перспектива. Этим девочкам совершенно все равно, какой ты - старый или растолстевший. 

Еще один циник с Ист-Сайда со смехом произнес:"Они - самые хладнокровные девчонки из всех, с которыми я когда-либо встречался." 

Золотая жила начинается в небольших городках бывшего Советского Союза, откуда девушки мигрируют в Москву или Санкт-Петербург, "места, которые можно использовать как трамплин", по словам одной модели, родившейся в России. Оказавшись в столичных городах они начинают искать мужчин, которые могли бы помочь им взять разбег, в экономическом плане или , что еще лучше, одновременно с выездом на Запад. Во многих случаях мужчины эти " если бы находились в Соединенных Штатах, то не смогли бы с такой же легкостью привлечь женщин такого калибра", -- заметил Ричард Дин, человек, открывший в Москве первую американскую адвокатскую контору." Девушки начинают квалифицировать иностранцев, -- продолжает рассуждать модель. -- На что он годится? Станет ли он бойфрендом? Или потенциальным мужем? 

Дорога из Москвы в Нью-Йорк пролегает через модельный бизнес. В мае 1988 года проводился первый конкурс "Мисс Москва". Год спустя первой "Мисс СССР" стала Юлия Суханова, длинноногая 17-летняя московская школьница с серо-голубыми глазами, светлыми волосами и родинкой над одной из бровей. 

Хотя она сама и не знала этого, своей карьерой модели она обязана некому Ричарду Фьюзу, бывшему актеру, психиатру, врачу, кандидату в Конгресс, предпринимателю, отказавшемуся прокомментировать опубликованное в печати сообщение о том, что он имеет связи с разведывательными службами. На Фьюза, владевшего компанией, занимавшейся организацией совместных предприятий в Москве, вышел тогдашний советский посол в Вашингтоне Юрий Дубинин, предложивший открыть модельное агентство, которое бы занималось тем, что готовило бы первые потоки советских красавиц для американской коммерции, а также ограждало бы их от "вредных воздействий" и плохой паблисити. 

Суханова была первой из десяти девушек, с которой он должен был работать, но для этого ее нужно было сначала каким-то образом вывезти из Советского Союза. Это он осуществил с помощью Михаила Ходорковского, одного из сегодняшних российских нефтяных миллиардеров, а в то время лидера комсомола, начинавшего свою бизнес-карьеру в компьютерной компании вместе с Фьюзом. "Каждый раз, как только Юлия пыталась уехать из Союза, Московский Городской Совет аннулировал ее визу" -- рассказывал Фьюз. -- Местные хард-лайнеры были против. С помощью Ходорковского, я отвез ее в аэропорт и посадил в самолет, улетавший в Америку". Уже вскоре она встречалась с "Мисс Америка", с Нэнси Рейган, со Стингом, снималась для обложки журнала Details и в ролике, рекламирующем йогурт. Именно в то время агенты, представляющие международные модельные агентства, принялись рыскать по всей Москве в поисках русских красавиц, словно свиньи, вынюхивающие трюфеля". 

По мере того, как Советский Союз разваливался, процесс американизации для Юлии Сухановой проходил с удвоенной скоростью. Она рассталась со своим первым агентом Фьюзом, под конец она затеяла судебное разбирательство с ним по поводу комиссионных. Ее второе агентство, "Клик", вскоре стало своего рода салоном для жаждущих стать моделями представительниц стран восточного блока. Помимо того, что в этом агентстве числилась первая мисс СССР, это было единственное агентство в Нью-Йорке с русскоговорящим сотрудником. Инна де Сильва стала основным доверенным лицом в кругу "ультра-Наташ". 

Она родилась под именем Инна Соколовская в Одессе, на Черном море, ее семья проживала вместе с тремя другими семьями в коммунальной квартире. Мать работала товароведом в универмаге, а отец занимался ремонтом бытовых приборов. О сексе она узнала рано. "Выпивка и секс были самыми важными вещами",-- рассказывала она. Соколовские переехали в Америку, когда Инне было 12, поселившись вначале в комплексе на Кони-Айленд, затем переехали на север в Массапекуа. В 80-е , после неудачного замужества, Инна перебралась в Майами, где вышла замуж за бразильского серфера. Де Сильва и занималась тем, что продавала туры фотографам мод. В 1990 году Френсиз Грилл, основательница "Клик Моделз", предложила ей работу у себя в агентстве. 

Молодые русские, которые начали приезжать в Нью-Йорк, могли общаться с де Сильва на своем родном языке. "Стоило Инне сказать им, что агентство проявляет интерес, как они тотчас же приезжали, -- вспоминала Суханова. -- Представьте себе девушку из Москвы или какого-нибудь небольшого городка. Оказавшись в Нью-Йорке в аэропорту, она думает про себя: "О, у меня же нет обратного билета". Инна, таким образом, должна была выписывать их сюда и пытаться предоставить им работу. Если же работы не было, я просто не представляю ... " 

Де Сильва помогала девушкам получить визы и устраивала им фото-тесты. "Все они были по-своему привлекательны, достаточно привлекательны для того, чтобы работать в сомнительных клубах", -- вспоминала Грилл, прозвавшая этих девушек "чуть недоделанными". Ее сын, Джои Грилл, с которым она совместно управляла "Кликом", считал что они представляли "частный штат Инны, которым она могла пользоваться в случае необходимости". К этому он добавил:"Очевидно, что все они также работали где-то на стороне". 

Группу Инны называли по-русски тусовкой. "У нее в крови было - руководить тусовкой, -- заметила Френсиз Грилл. -- Она обожала ходить с девушками по клубам в 2 часа утра". Владельцы клубов и ресторанов начали заманивать ее и "чуть недоделанных", предлагая бесплатную еду в надежде, что те помогут заполнить пару-тройку столиков. 

В конечном счете, Де Сильву уволили из "Клика", и та, опечаленная и почти что без средств к существованию, занялась тем, что стала рекламировать званые вечера в ресторанах типа "Гролье" и "Жур-Е-Нуи", а также в клубах вроде "О-Бар". Инна предлагала боссам пакет, в который входили несколько реальных моделей, с которыми она работала. Вокруг этих мест закрутился целый рой более доступных "чуть недоделанных". 

Де Сильва призналась в том, что знакомила девушек с посетителями . "Девушки, которые, может быть, не подходили для страниц Vogue, великолепно подходили для чего-то еще. -- Они великолепно смотрелись в чьих-то руках". Несмотря на то, что многие, кто был с ней знаком, утверждали обратное, она утверждала, что никогда не брала плату за эти услуги по сводничеству. "Я много им давала и многие из них доставляли мне множество огорчений. Они очень неблагодарны. Я знакомила их с богатыми старыми пижонами, помогала им устроить свою жизнь. Теперь-то я знаю: делай это и ничего не жди взамен. Теперь они живут на Пятой Авеню, а я прогуливаюсь с 300 долларами в кармане,"--с горечью говорила она. 

"Я знаю что это звучит наивно, -- продолжала она, -- но у меня есть чувство симпатии к этим девушкам. Я могу понять, какую травму они пережили. Провинциальная девушка, родившаяся в Тмутаракани в бывшем СССР, перед тем как она окажется в первом крупном городе, пройдет через 100 мужчин. Чтобы попасть в Москву - еще через 300 мужчин. Наконец, чтобы оказаться на Западе - через 500. Все они - звенья одной цепи. Ты встречаешься с десятью, трое что-то пообещают, но тебе нужно пройти через 50, прежде чем что-нибудь получится. Русские девушки -- такие жадные, потому что ужасно травмированы. Когда ты встречаешься с ними, то начинаешь чувствовать этот гнев внутри". 

"Вспоминаю, как наблюдала за девушками возле стойки бара, выходившими на панель и через три недели появлявшимися со своей первой сумочкой от Шанель",-- продолджала Де Сильва, поспешно добавив: "Конечно, не те девочки, которых приглашала я. Но мои девушки наблюдали за всем этим и вели подсчет "очков"."Русские девушки настолько состязательны. Чей бойфренд дает больше? Тебе подарили сумочку? А я получила автомобиль! 

Мужчины, с которыми они встречаются, конечно же, тоже играют по-крупному. По словам одного инвестиционного банкира, "они полагают, что играют с нами в игры. Они тусуются, трясут грудями. Их интересуют только деньги и мы размахиваем перед их носом купюрами, потом трахаем их, после чего посылаем их подальше. Мы торгуем ими, как акциями. Мы учим их американскому капитализму в его лучшем виде." 

А кто-же не играет в Нью-Йорке? Как заметил еще один инвестиционный банкир, "эти девушки видят, как нью-йоркские женщины играют в те же самые игры, только под маской высокой утонченности. Нью-Йоркские девушки общества называют их шлюхами и ненавидят их. Но я не вижу между ними никакой разницы, если не считать того, что русские открыто признают это". 

Инга Банашевич в 19 лет познакомилась с Орханом Садик-Ханом на обеде в Tavern on the Green, в 1990 году. В судебном деле, которое она возбудила против своего стареющего ухажера, она отмечала, что их отношения имели "чисто сексуальный характер". "Сексуальные аппетиты Садик-Хана были неутолимы", и он пытался "контролировать каждый аспект" ее жизни, с тем чтобы она была доступна ему "в любой момент, когда бы он ее ни захотел". 

Садик-Хан забрал Банашевич с собой в Россию, где, по словам ее лучшей подруги Евгении Гвордецкой, она помогала ему вести бизнес. Ее собственный бизнес не клеился. Банашевич не могла контролировать свой вес, и работу модели ей уже никто не хотел предлагать. Когда же она попыталась изучать драму в Нью-Йоркском Университете, Садик-Хан "очень огорчился и попытался контролировать ее жизнь, -- вспоминала Гвордецкая. -- Фактически, он ничего не позволял ей делать". Парочка разорвала отношения на короткое время в сентябре 1995 года, но вскоре помирилась, после чего, по всей видимости, Садик-Хан ослабил свой контроль за ее действиями. Он даже выложил "несколько сотен тысяч долларов", чтобы помочь заработать ей кредитную историю. (Деньги были положены на имя Инги Галиуллиной как исполнительного продюсера независимого фильма Fool's Paradise, по словам автора, директора и продюсера фильма, Ричарда Закка). 

В феврале 1997 года Садик Хан снял для Инги квартиру в Галерее, потребовав от нее, как было сказано в обвинительном документе, чтобы она находилась дома постоянно, с тем чтобы он мог иметь с ней секс по первому требованию. Она обвиняла его в том, что он, зачастую, проникнув в квартиру, входил в нее, когда она спала, притворялся ребенком и по три часа подряд сосал ее грудь, уговаривал ее привести других женщин для группового секса, прилетал домой с курортов, чтобы только переспать с ней, сотни раз фотографировал ее в обнаженном виде, просил, чтобы она описывала секс с другими мужчинами, настаивал на том, чтобы она имела с ним "безумный" секс в постели его жены в Гринвиче. Она заявляла также о том, что Садик-Хан уговаривал ее заиметь от него ребенка, обещая ей за это $1 миллион, при этом неоднократно говорил ей, что "хотел бы провести остаток жизни вместе с ней, и что если она останется с ним, то на всю жизнь будет обеспечена". Несмотря на эти обещания, когда она дважды забеременела, по ее утверждению, он потребовал, чтобы она сделала аборт. В конце концов, когда она стала умолять его, чтобы он разрешил ей устроиться на работу, по ее словам, он пообещал ей $500,000, чтобы она этого не делала. 

Адвокат Садик-Хана от имени своего клиента отказался комментировать данные факты. "То, что она сделала, - чистой воды вымогательство -- прокомментировала одна русская модель. -- Она жила свободной жизнью; он содержал ее. Ей не нужна была карьера. Эти девушки не будут работать с девяти до пяти. Они знают себе цену". 

В конце обвинения Банашевич говорится о том, что Садик-Хан "неожиданно прервал отношения, заявив ей, что она ему больше не нужна". Забавно, что Гвордецкая оспаривает данное утверждение, считая, что это сама Инга порвала с ним: " Она хотела заниматься своими делами, она очень амбициозна; он же контролировал ее, вот и все дела. Она просто устала от всего этого. Она была сродни второй жене. Считайте это - как любой развод. Просто у них не было официального брака". Однако Банашевич подала в суд только лишь после похорон Саши Хазина. 

Хотя Инес Мисан снялась в одной короткой сцене в своем единственном фильме под названием Inside the Goldmine, сцена эта сама по себе очень показательна . Она играет русскую по имени Скарлет Райдер, обтянутую в черную кофту с кружевами по краям и застежкой на животе; в сцене она по-кошачьи улыбается и разговаривает с неким Джошем Эвансом, продюсером фильма и одновременно исполнителем главной роли. 

"Хочешь, я отвезу тебя домой? - спрашивает она его. -- Не бойся, я всего лишь шлюха." "Не говори так, -- обижается Эванс. -- Я не люблю шлюх". " Клянусь, твоя мать тоже шлюха",-- говорит Мисан. "Оставь в покое мою мать, -- огрызается Эванс. -- Если ты - е -ая шлюха, это не значит, что моя мать -шлюха". "Мы все здесь шлюхи",-- заключает Мисан. 

Три года спустя Эванс отметил: "Я подумал тогда, что она великолепно справилась со своей ролью". 

 


Мисан родилась в маленьком городке под Ригой - "маленьком местечке даже по латвийским масштабам", как заметил один латыш. Она вышла замуж за человека по имени Бруджика но быстро сбежала в Москву когда ей было 19 с тем чтобы попытать счастья как танцорша. Ее следующим бойфрендом стал московский гангстер, ныне покойный. Позднее она описывала его как человека, дарившего ей ворованные кредитные карточки и паспорта со словами: "Поди и купи себе что-нибудь от Армани". 

Инесе не совсем нравилось быть мафиозной куклой. Она также пела и танцевала вместе с Лаймой Вайкуле, выступавшей в то время в одном из ночных клубов в 1988 году, как раз в то время когда Москва стала открываться для иностранцев. Один из пионеров тусовки вспоминал те времена , говоря что "все было тогда предельно сконцентрировано." "По 50-60 девушек осаживали 3-4 места где коротали время иностранцы. Инес очень здорово выделялась на фоне других в своей компании. Она никогда не принимала деньги. Только подарки и путешествия". 

Человеком который вытащил ее дальше на запад оказался некий Имре Пакх, венгр, получивший образование в Ленинграде и перебравшийся в Америку в семидесятые годы. Занимался он торговлей удобрениями и продуктами химического производства , производимых в бывшем Советском Союзе , в перерыве между двумя своими браками,проживал он в квартире в Галерее, которую купил у бывшей любовницы Эрика Клэптона Лори дель Санто и слыл настоящим ловеласом. 

Пакх познакомился с Мисан через Татьяну Пахлен, еще одну русскую блондинку в Нью-Йорке, экипированную Шанелью. "Инес показалась замечательной, прекрасной и будящей воображение", -- вспоминал Пакх, и он попросил чтобы его представили ей. По-рассказам нескольких общих знакомых, он свозил мисан в Париж, помог ей получить американскую визу и далее платил за ее апартмент на Ист-Сайде. Она называла его своим мэнеджером. Если даже Пакх и испытыывал к ней серьезные чувства, это вовсе не мешало ей шляться по Нью-Йоркским клубам(как она хвасталась), выбирать самых классных парней и приводить их домой. Один из них стал ее вторым мужем. Звали его Давид Таунли , он совсем недавно вернулся в город из Милана и работал моделью и попутно занимался виндсерфингом в Калифорнии. 

Таунли, считавший что Мисан выглядит как Полина Порижкова, вскоре открыл для себя что Мисан - личность почти легендарная."Ее привычка менять партнеров была потрясающей",-- вспоминал один мужчина, имевший с ней двухдневный роман приблизительно в то же самое время когда она познакомилась с Таунли. "Она ясно дала понять не только мне но также и дюжине моих друзей что была легкой добычей". 

Еще один бывший любовник, по-всей видимости довольный что отделался от нее, заявил:"Она - мужчина в женской юбке. Она ненавидит других женщин. У нее чисто мужской подход ко всему:"Я собираюсь оттрахать этого парня сегодня ночью". Но Инес - вовсе не воплощение зла. Она - не шлюха, даже если многие не согласятся с этим." 

Мисан сказала Таунли что она - певица и представила его Имре Пакху, сказав Таунли что Пакх заплатил ей дженьги вперед с тем чтобы потом вычесть их из ее будущих заработков.Но как только Таунли и Мисан познакомились, она рассталась с Имре а завязавшийся роман оставил Таунли без гроша в кармане.Когда ее вышвырнули из апартмента, он разрешил ей вселиться в квартиру которую он подснимал. Затем он взял ее с собой в Малибу, где проживал постоянно. Решив, что сделает из из нее модель, она заплатил за тесты и портфолио и представил ее агентам и фотографам. Проведя в Малибу месяц она поставила Таунли ультиматум: если тот не женится на ней, то она будет искать себе мужа с грин-картой. Испугавшись, что больше никогда не увидит ее, Таунли женится на ней в Лас-Вегасе в 1989 году. 

После того как они обвенчались, Мисан вела себя более менее прилично когда они оставались наедине но в окружении других мужчин становилась нгевыносимой, обращаясь с Таунли как с предметом мебели. Она безрассудно просаживала заработанные им деньги, заставляла его таскать ее по разным местам. Когда он отправился как-то раз в Милан на фото-сессию, то постоянно получал сообщения из дома по-поводу дикого поведения своей жены. В Июне 1990, вернувшись домой он потребовал развода. 

Таунли не виделся с ней до тех пор пока ее новый бойфренд не позвонил ему год спустя.Ее прошение на грин-карту натолкнулось на препятствие; ее собирались депортировать и чтобы этого избежать Таунли должен был явиться в суд и постараться убедить судью что их брак был настоящим. Таунли не хотел идти но у нее оставлась вся его мебель которую он хотел забрать назад.Когда они стали спорить в суде по-поводу того в каком месте были сделаны фотографии их медового месяца, судья заявил:"С вашим браком все в порядке". Мисан получила свою грин-карту. Таунли - ныне официант на Гавайях, больше никогда ее не видел. 

Новым бойфрендом Мисан стал телевизионный актер и бывшая модель для Кельвин Клейна, сын международного обозревателя ABC Сидни Лазарь, внук основателя инвестиционного банка Lazard Freres. После длительного романа и короткого брака, Мисан в 1995 году возвратилась в Нью-Йорк .Однако, она продолжала поддерживать связь с Лазарем, преезжая вместе с его родителями и продолжая пользоваться его чековой книжкой и кредитными карточками, которые она использовала для оплаты квартиры и покупки VCR.Один из общих друзей следующим образом прокомментировал их отношения:"Он хотел дать ей понять что вне зависимости ни от чего , он всегда будет готов приехать к ней в любой момент. "Несмотря на преданность Лазарда, мисан продолжала играть в любимые игры.как-то раз она позвонила своему другу и сказала:"Если вдруг позвонит Лазард, то скажи ему что прошлой ночью я ночевала у тебя". 

Мисан продолжала свою карьеру модели но работа эта носила спорадический характер; она переметнулась в другое агенство под названием Форд."Инес - по-настоящему жизнерадостная, замечательная девушка и это видно на всех ее фотографиях",-- заметила Кати Форд."Правда, ее нельзя воспринимать как серьезную модель". И года не прошло как она ушла из агенства. 

Коллекция ее поклонников тем временем продолжала расти, среди них можно было встретить ряд Манхэттэнских миллионеров, несколько сыновей знаменитостей, как например, Энтони (сын Боба Гуччионе), актеров Арманда Ассанте и Вала Килмера а также, Михаэля Буша, который просил чтобы его называли "приятным молодым адвокатом". 

"После того как мы прекратили наши свидания, она проводила время одновременно с шестью людьми",-- рассказывал Буш, приятный молодой адвокат, продолжавший поддерживать с ней дружеские отношения."Я понял, что она представляла собой чрезвычайно опасную женщину". 

Даже ее защитники признавали, что Мисан придерживалась чрезвычайно либеральных взглядов в плане своих любовных увлечений."Мы все живем в мире где торжествует непереносимое лицемерие",-- заметил фотограф Питер Берд, сопровождавший Мисан во время ее недавней поездки в Латвию, где она владеет долей в одном агенстве моделей."Когда Инес одновременно дружит с двумя или тремя людьми, это - не обман, это - просто способ коммуникации." 

И она знала как налаживать коммуникацию. Один инвестор с Ист-Сайда, встретивший Мисан на каком-то боготворительном приеме, весело описывал, как она вызвала шок у сидящих с ней за одним столом, рассказывая неприличные анекдоты и бросая ему на колени ягоды а, затем, собирая их оттуда собственными руками в то время, как его ошарашенная жена с недоверием, наблюдала за этой сценой , сидя за столом напротив.По счастью жену это тоже развлекло."Я не могу припомнить, чтобы ты так долго оставался за обедом",-- сказала она ему. 

Еще один богатый молодой человек встретился с ней на ланче, и она спросила нельзя ли ей пойти вместе с ним и его друзьями. "Ее машину оттовали"--вспоминал он. "Она попыталась уговорить нас чтобы мы все вместе отправились на штрафной лот и помогли бы ей забрать машину. Когда я отказался, она сказала:" Ты хочешь заниматься любовью со мной, разве не так? С тех пор я ее ни разу не видел",-- со смехом произнес он, -"По всей видимости мы оставили этот вопрос открытым." 

"Инес нужно всем демонстрировать, насколько она крута",-- рассказывала одна русская модель которую мы будем называть Людой и которая хороша знает но не поддерживает стиль поведения Ультра-Наташ."Ей необходимо показать другим русским девушкам -- "Ты - как все остальные, а я - принцесса." Она не считает себя проституткой. Она уверена в том, что настолько неотразима и прекрасна, что все мужчины просто мечтают о том чтобы давать ей деньги. Конечно, здесь приходится тоже поработать." И в самом деле, когда Майкл Буш увидел Мисан в новом Мерседесе и спросил, каким образом она получила его, она ответила:"Я хорошо потрудилась недавно". 

На этот раз объектом ее внимания стал Джон Латтанзио, 49 лет, в свое время, бросивший учебу в Астории с тем чтобы связаться с фондом Стейнхард Партнерз, где он в конечном счете стал доверенным лицом Майкла Стейнхорда и ведущим трейдером, зарабатывая в год восьмизначный суммы. Разведенный с 1984 года, Латтанзио считался выгодной партией; его имя попало в список самых выгодных женихов с Уолл-Стрита, опубликованный в 1990 году Financial World. В 1993, журнал поместил его на тридцать восьмое место в списке самых удачливых дельцов Уолл-Стрит. В 1996, он открыл кампанию Латтанзио Груп, фонд, начальный капитал которого составил 100 миллионов долларов. В этом же году один приятель финансист представил его Мисан , он описал ее как приятную девушку с Upper East Side. 

Вначале, Латтанзио, по крайней мере проявлял осторожность. Вскоре, после того как они встретились, как сообщалось впоследствии в газетах по словам Мисан, он "потребовал", чтобы она взяла анализ крови; в обмен за это она потребовала драгоценные украшения. Так был заложен базис их отношений. 

В соответствии с жалобой, поданной его адвокатами на Уилки Фар, Латтанзио сделал предложение 20 Мая 1996 года и подарил Мисан набор с круглыми бриллиантами в девять каратов в платиновом обрамлении , который он купил в Хэрри Уинстон за $289 275. Кольцо было "размером с небольшие часы", по словам одного из друзей. Затем он приобрел ожерелье за $147 220 от Картье в Октябре, кольцо за $20.026 от Ван Клиф энд Арпелз на Thanksgiving, еще одно кольцо от Хэрри Уинстон за $12,232 в Январе 1997, и, наконец сумочку из крокодиловой кожи от Гермеса за $27,000 в прошлом Ноябре. Все эти подарки он рассматривал как сделанные к их помолвке. 

Мисан же в своем объяснении пояснила что они никогда не были помолвлены. При этом трое свидетелей тот час же заявили что она лжет и их комментарии перекликались с тем о чем рассказала Людмила, модель, рассказавшая о том как Мисан помахивала кольцом, радостно восклицая:"Я выхожу замуж". 

Показания Мисан составляют интересное чтение - своего рода автопортрет Ультра-Наташи. Подарки которые ей преподносил Латтанзио, по ее словам были сделаны "безо всякого повода".Их отношения, "в действительности", "абсолютно ничем не выделялись". С самого начала он начал покупать ей вещи - шесть цветущих орхидеевых деревьев по $2 000 каждое сразу на следующий вечер после их первого свидания, как было сказано--"с целью купить мое расположение" и "быть довольным от мысли что я его буду за это любить". В сумме же он потратил на нее за все про все $3 миллиона куда входили покупки на кредитную карточку, кольца и серьги от Тиффани, меха от Фенди а также Мерседес - это в те моменты когда он вел себя не "как обычно" в стиле, "свидетельствовавшим о его собственных страхах и навязчивом поведении". Таким образом, несмотря на все подарки, он "сделал практически невозможным для нас иметь здоровые и счастливые отношения". 

Тот день когда Латтанзио объявил о помолвке явил собой продолжение эпопеи с ссорами и примирениями. "Он выразил неудовольствие по поводу того что мы не видимся друг с другом" - и после этого просто так взял да и купил ей на следующий день кольцо за $300 000. Его же заверения в том что они были помолвлены только лишь доказывает что он "разыгрывал сценарий, по которому мог бы судить меня". У них была "жуткая ссора" и в середине Октября они вновь разошлись. Однако через месяц он вновь пригласил ее на обед. "В тот момент" она посчитала что все это выглядело "довольно забавно". В середине Ноября ситуация поменялась. 

"Когда я уезжала из города, следователь без моего ведома подключился к моему автоответчику и прослушал мои сообщения", говорится в показаниях Мисан. То что он услышал убедило его в том что Мисан спала с другим мужчиной. Когда она позвонила чтобы сообщить что едет домой , он назвал ее "проклятой шлюхой"(fucking whore) и потребовал назад кольцо. После этого, по ее словам, он преследовал ее; она заявила о том что у него были связи в мафиозной среде и "он бы без колебаний использовал бы их чтобы сделать мне плохо". 

Окончательно он разошелся с ней в конце Ноября, а 26 Ноября Уилки Фарр прислал ей письмо с требованием вернуть кольцо. Когда же Мисан предложила в ответ продать ему кольцо обратно, адвокаты Латтанзио начали судебный процесс против нее требуя чтобы та вернула не только то что он хотел - кольцо - но также и другие подарки на общую сумму в $200 000. Несколькими днями спустя Мисан сообщила Латтанзио о том что "собрала определенную сумму чтобы нанять адвоката", продав часть ювелирных украшений как раз из числа тех, которые у нее требовали обратно. 

Если же верить тому что говорят другие свидетели, Мисан не платила за своего адвоката, кто-то другой заплатил. Как мы увидим дальше, Мисан обладала талантом появляться в самых интересных местах. 

"Я влюбился в нее", - рассказывал Джон Латтанзио. "Я совершил ошибку. Если я и сожалею о чем-то, так это о том что попросил назад кольцо. Кольцо было символом любви. Я не жалею о том что влюбился". 

Самое забавное то, что может быть он влюбился не понапрасну. Русские с легкостью предаются мечтаниям, по словам одной модели. "Самое страшное то, что когда они готовы иметь с вами отношения, они на какое-то мгновение убеждают самих себя в том что действительно любят вас . И может быть в тот момент когда вы завернете за угол, к ним уже будет спешить очередной любовник, но в данный момент они любят вас. Вот что делает их столь эффективными." 

Покуда рушились отношения Латтанзио и Мисан, она, вдруг, неожиданно возникла в эпицентре одного из самых скандальных разводов за многие годы , Вальденштайн против Вальденштайна. В Июне 1997, колонка "Rush amp; Molloy" в Дейли Ньюс сообщила о том что Алек Вальденштайн изъявил желание развестись со своей хирургическим путем переделанной жене Жаселин. Тогда, в прошлом Сентябре, она вместе со своими телохранителями якобы обнаружила его в его семейногм таунхаусе в постели с одной молодой блондинкой, при этом он вытащил пистолет и был арестован.Было множество спекуляций по-поводу того кто была та самая блондинка, подозрение быстро пало на Елену Жарикову, родившуюся на Сахалине в бедной семье. Вальденштайн и в самом деле увивался за ней , однако в таунхаусе была не она. Когда же она прочитала то очем сообщалось в газетах, то впала в ярость и Вальденштайну, чтобы утихомирить ее, пришлось купить ей Мерседес. 

Жоселин Вальденштайн вскоре скажет, что на "99 процентов была уверена" что таинственной девицей была Мисан а не Жарикова. Теперь же американская женщина рассказала другу что именно она была с Алеком в ту ночь, что он позаботился о том чтобы работники таунхауса их не видели и что ранее, тем же вечером она видела пистолет, что он прекрасно знал о том что его жена должна была вернуться - в самом деле общался с ее шофером - и что подсунул девушке напиток в который как она уверена, было подсыпано снотворное. "Девицу вычислили, но она напугана",-- сообщил кто-то из друзей Жоселин. 

Неясно, каким образом Алек Вальденштайн встретился с Еленой Жариковой, неприступной на вид блондинкой ростом в пять футов и десять инчей. Хотя считалось, что их познакомил Гаддо Кардини, странствующий итальянский делец, сам Алек отрицает это. "Он очень чувствительно реагирует на то как он знакомится с кем бы то ни было",-- рассказал Кардини, "потому что он как и все мужчины в возрасте, любит выставляться на показ. Он никогда не скажет: "Меня представили". 

Хотя Вальденштайн был готов двигать горы чтобы завоевать ее сердце, наследник миллиардного состояния средних лет оставался неудовлетворенным. "Он хотел купить ей целый мир",-- рассказывал один из боссов Форд Моделз, принявший Жарикову на работу по просьбе Вальденштайна. "Он постоянно говорил:"Я люблю ее но она не любит меня. Я никогда не ощущал с ее стороны этого чувства любви." 

И в самом деле, казалось, что Жарикова временами очень смахивает на вездесущую Мисан, с которой она вероятнее всего познакомилась еще до того как встретилась с Вальденштайном. Латтанзио полагает, что Мисан встретилась с миллиардером на вечеринке когда Жариковой исполнился 21год, в прошлом Сентябре. Вскоре после этого, Вальденштайн, по всей видимости определил сам себя в защитники Мисан, несмотря на то что та была явно не в его вкусе. "Как он сам выражался, "Она не соответствовала классу, но Елена любила ее" ",-- рассказывал босс Форда. Гаддо Гардини считает, что Вальденштайн позволил расцвести дружбе Мисан и Жориковой, в надежде на то, что "Это бы помогло ему в его отношениях, которые были очень сложными". 

Все однако шло вразрез с планами. "Инес выступала в роли советчицы для елены",-- рассказывал один мужчина, видевший их вместе. "Она поучала свою подругу: "Посмотри вокруг, тебя окружает мир миллиардеров, исходя из этого ты должна играть в свою игру". Гардини согласился с этим:"Инес - более опытная в этих делах. И я полагаю, совет, который она дала, не в интересах Алека. Она разорвала отношения с одним богатым типом которого не любила и считала что Елена находится в той же самой ситуации. Вот и все". 

В конечном счете, 5 Декабря, в 11.45 дня, следователь который принес Мисан постановление суда по делу Латтанзио, то обнаружил ее в номере отеля Four Seasons, занимаемого Вальденштайном. 

В соответствием с показаниями людей, знакомых с делом, Вальденштайн также предложил Мисан своего адвоката, Рауля Фелдера и даже заплатил за нее. Фелдер не был первым адвокатом Мисан. Некто, кто знал Майкла Буша, рассказал, что Буш и Мисан обсуждали, стоит ли той оформить брачный договор с Латтанзио. Он хотела выйти замуж и быстро развестись с ним, прихватив $1 миллион. А затем, может быть еще раз проделать тот же самый трюк. 

Через десять дней после того как Мисан получила предписание суда, она сообщила репортерам Post, что обвинение Латтанзио было сродне попытке отобрать леденец у ребенка. На следующий день, 16 Декабря, дело утряслось: Латтанзио получил свое кольцо обратно, разрешив ей оставить у себя все остальные погремушки. Post также сообщил о том, что Мисан нашла приют в комнате у Вальденштайна. 
21 Декабря Мисан сообщила Post о том, что едет в калифорнию повидаться с Жюстином Лазардом, "любовью всей моей жизни". Однако вместо этого, по словам Инны Де Сильвы, "Инес послушалась совета Вальденштайна и отправилась с Еленой в Москву" а, оттуда,- в Кению, где обе были гостями на Ол Джоги, поместье вальденштайнов, раскинувшемся на 66 000 акров. Также присутствовали Вальденштайн, его сын Алек младший, подруга Алека, модель по имени Рубриа и фотограф Уэйн Мазер (В последствии у Мисан будет небольшой роман с мазером перед тем, как она свяжется со своим нынешним возлюбленным, владельцем ресторана камероном Алборзианом). 

Кенийские каникулы мало походили на идиллию. Один из свидетелей тусовки вспоминал как Жарикова постоянно жаловалась по-поводу еды ( чтобы успокоить ее, Вальденштайн вызвал специально шеф-повара, прилетевшего из Нобу) а также по-поводу костюма Вальденштайна, который по ее словам был потертым и старым. Затем у Вальденштайна произошла стычка с сыном. ("Инес флиртовала с сыном",-- рассказывал свидетель,- и Рубиа рассердилась.) Двое Вальденштайнов пустились в словесную перебранку, которая переросла в некое подобие физичекой драки. Позже, в тот же вечер, младший Вальденштайн не пришел на обед. Как это ни странно звучит, но Алек -старший, казалось, пытался защитить своего сына от Ультра-Наташи. В конечном счете у Вальденштайна лопнуло терпение с Мисан. В начале же, "он очень боялся порвать отношения",-- вспоминал Кардини."Потом, как мне кажется, он пожалел об этом." Он уехал в Париж, где и живет до сих пор а Мисан И Жарикова вернулись в Нью-Йорк. 

Никто не знает жалеет ли Садик-Орхан о своих отношениях с Ингой Банасевич. После того как та возбудила против него дело в суде и попала на переднюю страницу Post, Садик-Хан даже и не побеспокоился о том чтобы опровергнуть обвинения. Вместо этого он мгновенно замял дело и выплатил всю сумму которую она с него требовала. 

Горькие чувства по-поводу этого дела, однако, по-прежнему имеют место."Орхан не отделался легко",-- заявил один из близких друзей всей этой компании. "Инес была в бешенстве". Похоже, что Инга набрала больше очков чем она сама и ее очень раздражает тот факт.что Инга выгодно обернулась на ее примере. Друг. Бывший любовник Мисан, криво улыбнулся после чего вынес свой иронический вердикт. "Инес - облом по-крупному (major fuckup), --сказал он,- точно также как и все они". 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.