Четверг, 12 Октябрь 2017 12:07

Обыск в квартире и допрос Дмитрия Костыгина

В Санкт-Петербурге вчера были задержаны и доставлены на допрос в местное управление СКР совладелец одного из ведущих российских онлайн-ритейлеров «Юлмарт» Дмитрий Костыгин, бывший гендиректор компании Сергей Федоринов и местный предприниматель Олег Морозов. По месту жительства бизнесменов были проведены обыски. Мероприятия проводились в рамках уголовного дела о мошенничестве при получении «Юлмартом» в прошлом году кредита в Сбербанке на 1 млрд руб. По версии следствия, компания сначала представила банку недостоверные сведения, а затем, получив кредит, перестала его обслуживать.

Несколько групп следователей главного следственного управления СКР по Санкт-Петербургу в сопровождении оперативников управления экономической безопасности и противодействия коррупции регионального ГУ МВД направились вчера утром по домашним адресам руководителей компании «Юлмарт», в том числе в квартиру совладельца «Юлмарта» Дмитрия Костыгина в доме №60 на Шпалерной улице. Там были проведены обыски, после которых на допросы в СКР были доставлены Дмитрий Костыгин, бывший генеральный директор компании Сергей Федоринов и предприниматель Олег Морозов. По данным источников “Ъ”, следственные действия с участием бизнесменов проводились до позднего вечера, поэтому процессуальный статус задержанных к моменту подписания номера оставался неясным.

Нужно отметить, что следователи пришли с обыском к Дмитрию Костыгину сразу же после того, как он вернулся из-за границы. Он довольно длительное время провел в Лондоне, где, как рассказывал “Ъ”, сейчас в арбитражном суде идет тяжба между ним и предпринимателем Михаилом Васинкевичем, который со своими партнерами контролирует до 38,5% бизнеса «Юлмарта», однако некоторое время назад разошелся во взглядах с мажоритариями.

[Фонтанка.Ру, 10.10.2017, "Задержанный совладелец "Юлмарта" Костыгин рекомендует не паниковать": По информации «Фонтанки», около 22 часов 10 октября следователь второго (налогового) отдела второго (экономического) управления Следственного комитета Петербурга Андрей Задачин задержал на двое суток совладельца крупного интернет-ретейлора «Юлмарт» Дмитрия Костыгина. Его подозревают в мошенничестве в сфере кредитования в особо крупном размере. [...]
По данным «Фонтанки», если обыск в просторной квартире Дмитрия Костыгина шел около пяти часов, то его допрос длился в Следственном кабинете на Мойке около шести часов. Несмотря на то, что два других фигуранта — Федоринов и Морозов — после допросов были отпущены, то Костыгина задержали. Кстати, сегодня «Фонтанка» предсказала алгоритм встречи, предсказав, что, по мнению СК, Костыгин должен пойти на сотрудничество или быть задержанным.
По информации «Фонтанки», бизнесмен не стал защищаться 51-й статьей Конституции, позволяющей не давать против себя показания. Совладелец «Юлмарта» отвечал на вопросы следователя, но вины не признал.
Также «Фонтанке» стало известно от его знакомых, которые могли с ним пообщаться в первые часы после появления оперативников экономической полиции, что Дмитрий Костыгин, предполагая такой результат, попросил передать в деловые СМИ Петербурга короткий текст для своих бизнес-партнёров: «Во время кризиса или шторма — главное не паниковать. Может быть, мне и неприятны сегодняшние события, но вины своей я не вижу, поэтому особо и не волнуюсь. Прошу меня услышать и не принимать поспешных решений». — Врезка К.ру]


Как рассказали источники “Ъ” в правоохранительных органах, вчерашние следственные мероприятия в Петербурге проводились в рамках возбужденного в июле этого года уголовного дела об особо крупном мошенничестве в сфере кредитования (ч. 4 ст. 159.1 УК РФ). Основанием для начала расследования стало обращение в правоохранительные органы представителей Сбербанка. По словам собеседников “Ъ”, в основе уголовного дела лежит история с кредитом, предоставленным финансовым учреждением «Юлмарту» в 2016 году. Согласно материалам дела, для заключения договора на сумму 1 млрд руб. со стороны непубличного акционерного общества (НАО) «Юлмарт» были представлены в банк заведомо ложные сведения о финансовом состоянии компании. В частности, по данным правоохранительных органов, в документах компании говорилось об отсутствии у нее просроченных финансовых обязательств перед иными кредиторами. При этом п. 2.3 кредитного договора, подписанного руководством НАО «Юлмарт» и одобренного его советом директоров, предусматривал: заемщик заверяет банк в том, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств перед иными кредиторами не наступило. В результате 24 марта 2016 года кредитный договор был заключен. А затем выяснилось, что за неделю до этого, 17 марта, в Приморский райсуд Петербурга поступил иск бизнесмена Олега Морозова о взыскании с НАО «Юлмарт» 248 млн руб. в связи с неисполнением компанией обязанности по погашению задолженности. Права требования на эту сумму предприниматель приобрел у Дмитрия Костыгина. Договор между Олегом Морозовым и одним из совладельцев «Юлмарта» о переуступке прав требований был заключен 15 марта. В итоге следствие пришло к выводу, что руководители и владельцы ритейлера не могли не знать о наличии у компании долга перед Олегом Морозовым на момент заключения кредитного договора со Сбербанком и, соответственно, умышленно вводили банк в заблуждение. Между тем, получив решение суда общей юрисдикции о взыскании долга с «Юлмарта», Олег Морозов осенью 2016 года инициировал процедуру банкротства компании, обратившись с соответствующим заявлением в Арбитражный суд Санкт-Петербурга.

Сбербанк оспорил договор цессии между Дмитрием Костыгиным и Олегом Морозовым. Смольнинский райсуд, а затем и горсуд Санкт-Петербурга признали договор цессии «мнимым» и заключенным его сторонами «исключительно для вида» — для формальной передачи прав требований к «Юлмарту» Олегу Морозову. При этом сам Дмитрий Костыгин, являясь бенефициаром компании, не мог инициировать банкротство подконтрольного ему НАО «без негативных правовых последствий», так как это привело бы к квалификации его действий как преднамеренного банкротства.

В Сбербанке “Ъ” подтвердили, что действительно обращались в правоохранительные органы по факту мошеннических действий, совершенных при получении кредитных ресурсов банка лицами из числа руководства и бенефициаров НАО «Юлмарт». От других комментариев в банке воздержались. Между тем источник в кредитном учреждении уточнил, что Сбербанк признан потерпевшим по уголовному делу. Он также пояснил, что «Юлмарт», получив кредит в размере 1 млрд руб. в апреле 2016 года, уплатил лишь 69,3 млн руб. процентов, полностью прекратив обслуживание кредита осенью того же года. «Исходя из информации, которой мы располагаем, на момент получения кредита лица из числа руководства и бенефициаров “Юлмарта” не просто прорабатывали возможность запуска банкротства компании для ухода от ответственности перед кредиторами, а уже предпринимали вполне конкретные шаги для этого»,— сообщил собеседник “Ъ”, подчеркнув, что эта информация подтверждается судебными решениями и актами.

Отметим также, что совокупный размер претензий Сбербанка к «Юлмарту» составляет 2,43 млрд руб. Из этой суммы 1 млрд руб. приходится непосредственно на кредит, ставший поводом для уголовного расследования, а 1,4 млрд руб.— долг по договорам факторинга, по которым работали поставщики «Юлмарта». Задолженность по ряду договоров стала предметом разбирательств в арбитражных судах, часть из которых уже завершилась в пользу кредитного учреждения.

Помимо Сбербанка претензии к «Юлмарту» имеются еще у ряда банков, в частности у ВТБ. Речь идет о кредитной линии в размере 715 млн руб., открытой в феврале прошлого года. Сумма долга на данный момент составляет 650 млн руб., причем кредитные средства были выданы под личное поручительство Дмитрия Костыгина.

Получить комментарии от представителей Дмитрия Костыгина и «Юлмарта» вчера не удалось.


***

Дмитрий Костыгин и Олег Морозов, подписали мнимый договор цессии накануне получения займа

Оригинал этого материала
© Фонтанка.Ру, 10.10.2017, К миллиардеру Костыгину пришли за миллиардом

Евгений Вышенков

[...] Чтобы понять истоки сегодняшних событий, необходимо вспомнить, что причиной финансовых проблем ретейлера изначально стал конфликт между акционерами. В конце 2015 года совладельцы Дмитрий Костыгин и гражданин США Август Мейер хотели, несмотря на экономический кризис, вкладывать деньги в развитие, а их компаньон Михаил Васинкевич выступил за сворачивание экспансии. После обмена исками Васинкевич призвал на помощь «А1» — юридический «спецназ» могучей «Альфа-Групп». Войдя в совет директоров «Юлмарта», «А1» заблокировала принятие стратегических решений в компании. Следом на юрлица компании посыпались банкротные иски. Впрочем, истцы — Олег Морозов и Балтийская электронная площадка — не скрывали, что переуступил им долг сам Дмитрий Костыгин.

Нестабильная ситуация дала основание вступить в борьбу за ценный актив Сбербанку, который ранее одолжил «Юлмарту» 1 млрд рублей. Кредитная организация объявила задолженность проблемной и потребовала у ретейлера досрочно вернуть деньги. После того как суд запретил списывать деньги до завершения спора, банк перешел на личности и в марте 2017 года потребовал миллиард уже от собственников «Юлмарта» — Дмитрия Костыгина, Августа Мейера и Михаила Васинкевича, а заодно с экс-генерального директора Сергея Федоринова. Однако ареста их имущества добиться не удалось, суд счел неубедительными ссылки на публикации в прессе, которыми Сбербанк пытался доказать связь между предпринимателями и зарегистрированной на Кипре Ulmart Holdings. Другие банки также заявили о своих претензиях. Так, в начале октября был удовлетворен иск банка ВТБ о взыскании 653 млн рублей с Дмитрия Костыгина, который выступил поручителем по кредиту «Юлмарта».

Как стало известно «Фонтанке», уголовное дело касается выданного в апреле 2016 года кредитного миллиарда, а мошенничество, по версии следствия, заключается в том, что в банковской заявке от имени НАО «Юлмарт» не было указано об уже имеющемся перед Дмитрием Костыгиным долге.

Следствие полагает, что к хищению могут быть причастны Дмитрий Костыгин и Олег Морозов, между которыми за месяц до перечисления денег был заключен договор цессии — уступки права требования, — на основании которого Морозов позже начал банкротить «Юлмарт».

Между тем защита «Юлмарта» стоит на том, что процедура (от заявки до одобрения и выдачи денег) у Сбербанка настолько скрупулезная, что получить кредит, скрыв информацию от банка, почти невозможно. Согласно условиям кредитного договора, «Юлмарт» регулярно предоставлял всю финансовую отчетность, расшифровки дебиторских и кредиторских задолженностей, а банк имел право в любое время потребовать для проверки любые документы, имеющие, по мнению кредитора, значение для исполнения договора.

По мнению юристов «Юлмарта», информированность Сбербанка подтверждается и решением Смольнинского районного суда, признавшего договор цессии между Костыгиным и Морозовым недействительным. Как следует из текста решения, сам же банк признавал, что «Юлмарт» сообщал в заявке и о своем долге, и о его размере. Кстати, это обстоятельство должно быть известно и следователям, поскольку в постановлении на обыск есть ссылка на это судебное решение.

На данный момент «Фонтанке» известно, что Дмитрий Костыгин, Олег Морозов и Сергей Федоринов доставлены в Следственный комитет, на Мойку. Их уже начали допрашивать в присутствии их адвокатов. Насколько понятно нашему изданию, фактически им троим будет выдвинут один ультиматум — или они идут на сотрудничество, или следователь заполняет три постановления о задержании на двое суток в качестве подозреваемых.