Пятница, 13 Октябрь 2017 07:29

Шапка на голове Мухтара Аблязова загорелась

Признался отрицанием

Шапка на голове Мухтара Аблязова загорелась ярким пламенем, добавив плеши на макушке. Когда был арестован Муратхан Токмади, он сразу же стал говорить о каком-то заказе, заявлять, что на него хотят «повесить» заказ в убийстве Ержана Татишева, а затем громко возмущался пытками, которым якобы подвергся этот человек. С чего бы это стало волновать «Француза», если он, по его же скороспелым заявлениям, никогда с ним ничего общего не имел и знаком даже не был?

Очень просто – он испугался того, что правда выйдет наружу. И тогда признания Токмади можно будет назвать навязанными следствием и агентами КНБ. Однако официальная версия ни словом ни полусловом не говорила о причастности «Мурки» к делу Татишева и отношения к нему Аблязова. Точнее, о возобновлении следствия по этому делу. Об этом писали только СМИ и несколько блогеров, включая неутомимого легионера Клышбаева, но больше всего об этом кричал сам Мухтар Кабулович. Если это была операция спецслужб Казахстана – чтобы вынудить Аблязова признаться в преступлении его ярым отрицанием, то надо отдать им должное – это им удалось. Токмади же предъявлялись обвинения другого характера.

Теперь его супруга, вдруг заговорившая о справедливости и правах человека, рассказала, что ее муж получил 3 года лишения свободы и выплате ущерба в 225 миллионов тенге. В данном случае нужно говорить всего о 3-х годах и всего 700 тысячах долларов. Зная нынешнюю практику, можно предположить, что Токмади, расплатившись с долгами, может сравнительно быстро выйти на свободу или попасть под очередную амнистию. Одним словом, легко отделался «Мурка», более известный в народе не как стекольный предприниматель, а как бывший рэкетир.

А вот Аблязов прокололся. И не только тем, что стал необдуманно возмущаться арестом Токмади, превентивно заявляя о своей непричастности к гибели Татишева, который ему мешал взойти на трон БТА. Он еще стал усердно его защищать, в том числе используя подконтрольный правозащитный (точнее, мухтарозащитный) фонд «Открытый диалог». По словам Джамили Аимбетовой-Токмади, этот фонд инициировал резолюцию с требованием освободить ее мужа, которую якобы подписало «рекордное количество депутатов».

Но мы с вами уже знаем, что под «резолюцией» аблязовцы подразумевают ничего нестоящую бумажку, а ПАСЕ не может требовать от другой страны освободить кого-то, тем более, по инициативе сторонней организации. То есть, это очередной блеф Аблязова и его прикормленных людей, пасущихся рядом с Советом Европы.