Среда, 02 Август 2017 13:25

Прожорливый лузер Тина Канделаки

Трехлетний бюджет канала «Матч ТВ» кончился за 1,5 года — «Газпром», сосед Путина по даче и другие акционеры искренне шокированы.

Самый застратный телевизионный спортивный проект последних лет тяжело болен. Запущенный в ноябре 2015 года под руководством Тины Канделакиканал «Матч ТВ» позиционировался, как новый спортивный телевизионный холдинг, заменивший одновременно и формально частный «НТВ-Плюс», и государственную «Россию 2».

Владельцы «Матч ТВ» из «Газпром-медиа» (структуру контролирует Юрий Ковальчук — сосед Владимира Путина по даче) творили амбициозные планы создания нового спортивного телевидения, какого еще не бывало в России. Менее чем два года спустя Ковальчуку приходят очень тревожные новости. Канделаки и ее команду активно критикуют коллеги, конкуренты и зрители, а из компании постоянно увольняются сотрудники.

«Я с Тиной Канделаки ни разу не разговаривал. Продукт — никакой, хотя картинка яркая», — говорил 72-летний Геннадий Орлов,  любимый комментатор клуба «Зенит»,  в прямом эфире спортивной передачи «Offside.TV», которую показывали 25 мая 2017 года. О том, что его разговор это транслируется в интернет, Орлов не знал — предполагалось, что передача начнется через несколько минут. Пока комментатор жаловался коллегам на своих работодателей с канала «Матч ТВ», сотрудники поправляли футбольный мяч в кадре и разбирались с микрофонами. Орлов продолжал кипятиться. «Они же вообще обанкротили „Матч ТВ“! — утверждал он. — Меня уже тоже вывели за штат. Бюджет трехгодичный за полтора года протратили». Его собеседники по передаче — Кирилл Дементьев, слушавший Орлова стоя, и Алексей Андронов, зарывшийся в телефон, — с коллегой не спорили: оба они тоже работали комментаторами «Матч ТВ», а потом перестали ими быть.

Запись предшествовавшего «Offside.TV» разговора быстро разошлась по сети и породила разговоры о провале проекта «Матч ТВ». Орлов в ответзаявил,  что видео — подтасовка, монтаж и провокация, а генеральный продюсер канала Тина Канделаки сообщила,  что о банкротстве канала речь не идет, хотя сокращение штата действительно происходит. «Про нас говорят каждый день, раньше никогда такого не было, — с гордостью сказала Канделаки. — Говорите, говорите, говорите». Посоветовав журналистам проверять факты, она так и не привела ни одной конкретной цифры.

«Матч ТВ» запускался громко — с большой рекламной кампанией и помпезными презентациями. Новый канал должен был изменить представления о том, каким может быть российское спортивное телевидение — и как работает его экономика; здесь собрались лучшие кадры спортивной тележурналистики. Однако два года спустя большая часть команды, создававшей канал, покинула компанию, а многих рядовых сотрудников, как говорят они сами, вывели за штат. На «Матч ТВ» больше не работают генеральный директор Александр Вронский, директор дирекции спортивных трансляций Борислав Володин, креативный продюсер интернет-проектов Кирилл Благов, главный редактор отдела трансляций Таш Саркисян, коммерческий директор Светлана Фефилова, ведущие Мария Командная, Юрий Дудь и многие другие — новости об очередных отставках и закрытых программах продолжают появляться регулярно. Расширить аудиторию «Матч ТВ» так и не удалось. «Газпром-медиа» не раскрывает его финансовых показателей, однако, по словам собеседников «Медузы», деньги у Канделаки действительно кончаются.

 01 06 17 blad 02

 

Слева направо: ведущие Софья Тартакова, Георгий Черданцев, Дмитрий Губерниев, Татьяна Навка; генеральный продюсер «Матч ТВ» Тина Канделаки; ведущие Мария Командная, Павел Занозин, Юрий Дудь, Кирилл Дементьев, Роман Гутцайт на презентации канала, 29 октября 2015 года

«Насколько мне известно, сейчас максимально сократили персонал. Сокращен фонд оплаты труда, активно сокращают косты, ищут оптимизацию во всем, — утверждает один из топ-менеджеров, недавно покинувший „Матч ТВ“. — Это влияет на качество — теперь сотрудников не командируют на трансляции, и с матча в Перми мы получаем совсем другую картинку, чем с матча в Москве». По подсчетам Sports.ru, семь проходивших в регионах матчей первых двух туров Чемпионата России по футболу комментировались из московской студии; в декабре 2015 года, вскоре после запуска канала, Канделаки рассказывала о том, что «успешный богатый „Матч ТВ“» сможет отправлять по два человека «на никому не нужные матчи итальянского чемпионата».

«К сожалению, американскую сказку — в короткие сроки создать красивое спортивное телевидение — не получилось реализовать на практике», — признает менеджер, участвовавший в создании проекта. Он пожелал остаться неназванным: с учетом того, что «Матч ТВ» фактически является монополистом на рынке спортивной тележурналистики, даже покинувшие канал сотрудники рассматривают возможность дальнейшего сотрудничества с холдингом.

Любимая игрушка Миллера

Холдинг «Газпром-медиа» через ряд структур контролируется Ковальчуком, но тесно связан с одноименной газовой корпорацией. С тех пор как «Газпром» в 2001 году возглавил Алексей Миллер, газовая монополия обросла огромным количеством медийных активов  — начиная с остатков империи Владимира Гусинского, в которую входили телеканал НТВ и радио «Эхо Москвы», и заканчивая развлекательным Comedy Club Production  и телеканалом «Пятница». Все они образовали отдельный холдинг «Газпром-медиа»; головная компания и особенно ее руководитель редко вмешивались в дела медийных активов. Исключение составлял только «НТВ-Плюс», а точнее — спортивные каналы. По словам сразу нескольких сотрудников спортивной редакции «НТВ-Плюс», Миллер испытывал к ним особую любовь  и не закрывал каналы, даже несмотря на то, что они всегда были убыточными.

Миллер даже неоднократно встречался с редакцией «НТВ-Плюс» лично — исключительный для «Газпром-медиа» случай. Глава «Газпрома» приглашал комментаторов к себе в офис на беседы, которые могли затягиваться до глубокой ночи. «Он рассказывал как видит нашу работу, говорил, что мы уникальная бригада. Мы его убеждали в необходимости покупки телеправ [на спортивные трансляции]», — вспоминает присутствовавший на этих встречах футбольный комментатор Алексей Андронов.

Бывший гендиректор «НТВ-Плюс» Александр Вронский говорит, что спортивная редакция в компании во многом и появилась благодаря тому, что Миллер увлекается спортом. Глава «Газпрома» — страстный болельщик: именно при нем компания приобрела петербургский футбольный клуб «Зенит», на который «Газпром» не жалеет денег. Миллер с удовольствием комментирует  успехи «Зенита», явно болеет за результат — и он был по-настоящему неравнодушным футбольным зрителем: принято считать, что тот факт, что матчи петербургской команды на каналах «НТВ-Плюс» много лет комментировал Геннадий Орлов, объяснялся именно пожеланием акционера.

Однако к 2015 году положение «НТВ-Плюс» было незавидным даже без учета огромных трат, связанных с покупкой прав на показы спортивных событий. Спутниковая сеть развивалась медленно — если количество абонентов конкурирующего «Триколор ТВ»  к тому времени составляло более 11 миллионов человек, то «НТВ-Плюс» смогли только увеличить свою базу с шестисот до девятисот тысяч. Чтобы привлечь новых подписчиков, компания в какой-то момент резко снизила абонентскую плату, но не вложилась в маркетинг — в результате почти ничего не выиграв: как вспоминает Вронский, прежние абоненты теперь платили меньше; новые приходили редко.

После обвала рубля затраты «НТВ-Плюс» на аренду спутников выросли вдвое; тем временем «Газпром-медиа» попал под американские санкции. Простые подсчеты показывают, что доходы от абонентской платы за спортивные пакеты каналов (примерно 1,8 миллиарда рублей в год) даже не покрывали расходы на покупку прав на трансляции — по словам источника в менеджменте «НТВ-Плюс», только на них компания тратила около четырех миллиардов рублей, и это не считая производства программ.

 01 06 17 blad 03

Слева направо: глава «Газпрома» Алексей Миллер, председатель совета директоров КХЛ и президент хоккейного клуба СКА Геннадий Тимченко, глава «Газпром-медиа» Дмитрий Чернышенко и председатель правления Сбербанка Герман Греф на презентации «Матч ТВ», 30 октября 2015 года

В начале 2015 года Миллер назначил руководить «Газпром-медиа» Дмитрия Чернышенко  — бывшего президента оргкомитета Зимних олимпийских игр в Сочи.  С собой Чернышенко привел Александра Вронского, также работавшего в оргкомитете, до того он много лет провел в телекоммуникационной корпорации Orange Business Services. Вронский стал гендиректором «НТВ-Плюс».

Будучи специалистом по слияниям и поглощениям, Вронский сразу предложил отделить спортивную дирекцию от самой компании «НТВ-Плюс». «Спутниковое телевидение — это специфический бизнес, — поясняет он. — У „Триколор ТВ“ нет спортивной дирекции, у „Ростелекома“  тоже нет, она не нужна спутниковому оператору: это не медиа-бизнес, это доставка [контента]».

Пока Вронский вместе с гендиректором «Газпром-медиа» Чернышенко представляли Миллеру концепцию отделения каналов, появилась возможность ее реализовать. После Олимпиады и последовавшего за ней кризиса государственному медиахолдингу ВГТРК  стало тяжело содержать собственный канал, отведенный под спорт, — «Россию 2».  «Ситуация была тяжелая: затраты выросли, им на жизнь не хватало», — вспоминает Вронский. По словам источника в руководстве «Газпром-медиа», глава ВГТРК Олег Добродеев  поговорил с Миллером и дал понять, что не против продать «Россию 2» «Газпрому».

Предварительная оценка актива показала, что положение государственного спортивного телевидения — чуть получше: доход составлял 2,7 млрд рублей в год, такими же были расходы. Миллер пошел на сделку. По словам другого источника, близкого к «Газпром-медиа», решение принималось на самом высоком уровне и при участии президента России Владимира Путина, который считал, что стране нужен мощный спортивный медиахолдинг.

В итоге «Россия 2» вместе с тремя кабельными каналами и сайтом Sportbox, где можно было смотреть трансляции в интернете, весной 2015 года отошли «Газпром-медиа». Обошлись они «Газпрому» в 9,3 миллиарда рублей — а в качестве бонуса компании досталось оборудование компании «Спортивное вещание», на балансе которой находилась вся техника для олимпийских трансляций. По оценке представителей «Газпром-медиа», оборудование с учетом амортизации стоило шесть миллиардов рублей — впрочем, в компании считают, что за саму «Россию 2» переплатили более чем вдвое, а значит, аппаратура сделала общую сумму сделки справедливой.

Как рассказывает Вронский, после этого был составлен трехлетний план развития нового спортивного телевещания «Газпром-медиа». По исходной задумке, в рамках холдинга под черновым названием «Спорт 360» на федеральной кнопке появлялся канал, который, как витрина, продвигал другие спортивные телевизионные медиа. Тратить на проект собирались около 12 млрд рублей в год; примерно столько же холдинг должен был зарабатывать после трех лет работы — и постепенно выйти на прибыль.

Люди из «Форта Боярд»

Определившись с бюджетом, Вронский начал искать тех, кто мог бы реализовать амбициозные планы новой компании. На рынке фактически был объявлен негласный конкурс возможных концепций канала. Со своими предложениями к Вронскому и Чернышенко приходили продюсер Таш Саркисян, главный редактор спортивных каналов «НТВ-Плюс» Василий Уткин  и даже люди из «Красного квадрата»  — компании, которая производит значительную часть передач Первого канала. «Мы с [генеральным продюсером „НТВ-Плюс“ Дмитрием] Чуковским писали концепции, обсуждали их с сотрудниками, но ощущение было такое, что эти концепции мало кто читал, — вспоминает Уткин. — Казалось, им просто надо было нас чем-то занять».

Толком рассмотреть все плюсы и минусы предложенных концепций Вронский так и не успел — в июле 2015 года неожиданно стало известно, что генеральным продюсером «Газпром-медиа», ответственным за контент нового канала, станет Тина Канделаки.

Это стало сюрпризом не только для Вронского, но и для всей индустрии спортивных медиа. Бывшая ведущая передач «Самый умный», «Идеальный мужчина» и «Железные леди», совладелица агентства «Апостол»,  Канделаки никогда не управляла  большими медиакомпаниями и не занималась спортивной журналистикой — разве что пропагандировала спортивный образ жизни в своих интервью и соцсетях, много фотографируясь в спортзале.

По словам Вронского, никакой концепции Канделаки ему не представляла, зато привела с собой Наталью Билан  — бывшего гендиректора канала «Домашний», которая стала креативным продюсером нового канала. Билан познакомилась с Канделаки еще во времена программы «Детали» на СТС (ее вела Канделаки), куда Билан позвали  налаживать контакт между ведущей и командой. «Коллектив не мог работать с [Канделаки]. Им казалось, что она неперспективна. Ведущей казалось, что коллектив неперспективен. Программа распадалась», — рассказывала Билан, которой удалось спасти программу и подружиться с Канделаки.

 01 06 17 blad 05

Наталья Билан на Петербургском международном экономическом форуме, 3 июня 2017 года

По словам нескольких источников «Медузы» на «Матч ТВ», идея пригласить Канделаки принадлежала не Чернышенко и даже не Алексею Миллеру. Нового генерального продюсера на канал пристроил лично Владимир Путин, который позвонил Чернышенко и настоятельно рекомендовал назначить на эту должность Канделаки.

Бывший топ-менеджер канала уточняет, что еще до звонка президента Канделаки перед руководством «Газпрома» лоббировал глава корпорации «Ростех»  и старый друг  Путина Сергей Чемезов.  Канделаки тесно дружит с Екатериной Игнатовой, женой Чемезова, а нынешний муж Канделаки Василий Бровко, вместе с ней работавший в компании «Апостол», сам занимает пост директора «Ростеха» по особым поручениям. «Апостол» сейчас проходит процедуру банкротства, позиции Бровко в «Ростехе» существенно ослабли, но еще в позапрошлом году он и его супруга считались главными фаворитами Чемезова. Тот мог подсказать кандидатуру Канделаки и президенту, которому идея понравилась — она казалась самым спортивным человеком в медийной элите, лояльной власти, и активно пропагандировала здоровый образ жизни.

Вскоре после прихода нового менеджмента, в том же июле 2015-го у канала появилось название. Решающую роль, по словам источников в топ-менеджменте компании, могла сыграть попытка в шутку представить слово «матч» (оно было одним из вариантов в шорт-листе) как аббревиатуру: Миллер Алексей, Татьяна (Доброхвалова, заместитель Чернышенко в «Газпром-медиа») и Чернышенко. Главе «Газпрома» идея понравилась — и решение было принято, хотя Чернышенко и Канделаки выступали против.

Поначалу Вронский и Чернышенко собирались разделить компетенции. По плану гендиректора «Матч ТВ», на канале должно было возникнуть три департамента — спортивный, новостной и развлекательный, — руководители которых состояли бы у него в линейном подчинении. Программной сеткой, трансляциями и редакционной политикой должны были заниматься профессионалы спортивного телевидения; Канделаки отводилась развлекательная часть. «Эта развлекательно-информационная „обвязка“ работала бы на привлечение новой, семейной аудитории, — поясняет Вронский. — У Тины с Наташей был большой опыт такого рода на канале „Домашний“, нам нужны были люди, знавшие аудиторию, с которой спортивная медиа-индустрия еще не взаимодействовала».

Вскоре стало понятно, что план не работает. Департаменты быстро начали дублировать друг друга. Как рассказывает один из ведущих, которого пригласили на «Матч ТВ», доходило до курьезов. Сначала ему позвонил главный редактор отдела трансляций Таш Саркисян, сообщил, что «делает новый канал» — и позвал встретиться. На следующий день позвонила Билан — с тем же предложением.

— Но я же встречаюсь с Ташем! Он делает новый телеканал, — удивленно воскликнул журналист.

На это, по словам собеседника «Медузы», Билан заявила, что делает телеканал сама.

Делать новости и аналитику на «Матч ТВ» позвали Василия Конова, ранее возглавлявшего спортивное информагентство «Р-Спорт»,  — впрочем, в августе 2015-го, уже через пять дней после объявления о его назначении главным редактором спортивного субхолдинга на базе «Матч ТВ», он объявил, что уходит с телеканала. На самом деле, рассказывает Конов, он успел поработать две недели, так как пришел до официального объявления и сразу принялся консультировать, участвовать в наборе сотрудников и ходить на совещания.

«Мы с Вронским продумывали варианты, чтобы я был только у него в подчинении и никак не пересекался с Тиной и Натальей, — объясняет Конов. — Но рабочие процессы не подразумевают параллельного существования. Уже в первые дни они захотели контролировать все. Я честно сказал Чернышенко: это плохие перспективы. Я не вижу ничего позитивного в таком подходе, особенно если мы говорим о людях, которые не очень хорошо представляют спортивные реалии. Мы говорили на разных языках. Если бы они хотя бы адекватно реагировали, можно было бы работать. Но когда люди любые предложения встречают в штыки и говорят: „Я снимал „Форт Боярд“, я знаю, как это делается“ — я представлял, чем это закончится. Будет конфликт, и я останусь без работы».

В качестве примера того, как было в то время устроено управление каналом, Конов приводит накладку, случившуюся в первый же день эфира — 1 ноября 2015 года. По настоянию Канделаки и Билан в эфирной сетке футбол поставили после хоккея, отмахнувшись от предупреждений о том, что у хоккейных матчей часто бывает дополнительное время. В итоге хоккейные «Динамо» и «Спартак» дошли до серии буллитов — которая, естественно, наложилась на матч уже футбольного «Спартака» с «Уралом». Спасло ситуацию то, что администрации канала удалось договориться с главой российской футбольной премьер-лиги Сергеем Прядкиным  — и начало футбольной игры немного задержали. Впоследствии подобные ситуации повторялись: так, в январе 2016 года из-за показа водного поло на 25 минут задержали трансляцию матча английских «Ливерпуля» и «Арсенала» (с которыми, конечно, договориться уже никак нельзя). Билан объяснила эту накладку осознанным патриотическим выбором — в водном поло россияне боролись за выход на Олимпиаду. 

Не сработался с новым менеджментом и Чарльз Коплин, американский менеджер, ранее бывший вице-президентом НХЛ по контенту и возглавлявший медиа-департамент НФЛ. Чернышенко нанял его еще до прихода Билан и Канделаки, летом 2015 года; по словам одного из бывших топ-менеджеров «Матч ТВ», Коплину платили из расчета несколько сотен тысяч долларов в год, а жил он в дорогих апартаментах в «Москве-Сити»; сам Коплин говорит, что в «Газпром-медиа» с ним «очень хорошо обращались», и уточняет, что останавливался в основном в «Национале».

По словам Коплина, который консультировал менеджмент «Матч ТВ» почти по всем аспектам работы и должен был поделиться с россиянами успешным опытом американского спортивного телевидения, его разногласия с Билан и Канделаки носили «философский» характер. «Наталья [Билан] не говорила по-английски,  и ей было непросто — что понятно, — вспоминает Коплин. — Но она вообще никого не хотела слушать. Я привез с собой двух консультантов — она не хотела с ними встречаться. Она очень старалась сделать все так, как, по ее мнению, это нужно делать в России. Это отличалось от моих представлений о том, как нужно работать, — но Тина и Наталья брали на себя ответственность и имели полное право делать все так, как делали».

Оговариваясь, что Канделаки имела полное право на свои действия и что не стоит считать ситуацию «черно-белой», Коплин все же отмечает: их подходы отличались буквально во всем — вплоть до представления о том, как выглядит студия и как разговаривают ведущие. Когда канал запускался, Коплин считал, что продукция «Матч ТВ» еще не достигла приемлемого качества. «Их ответ был примерно таким: это Россия, у нас другие стандарты», — вспоминает менеджер.

Американский менеджер «Матч ТВ» не мог привыкнуть и к тому, как резко его новые коллеги общаются с подчиненными. В пример Коплин приводит ситуацию со спортивной редакцией «НТВ-Плюс», сотрудники которой автоматически перешли на работу на новый канал. «[Билан и Канделаки] казалось, что я не понимаю, насколько эти люди некомпетентны и непрофессиональны, — вспоминает Коплин. — А я выступал за поиски компромисса. Мне казалось, что они обращались с людьми очень неуважительно. Я часто использовал такую метафору: мне хотелось бы, чтобы мы говорили на одном языке, — что особенно смешно, учитывая, что я-то говорил на другом».

Сотрудники «НТВ-Плюс» отвечали Канделаки взаимностью. Самой яркой стала ее конфронтация с Василием Уткиным,  до того работавшим главным редактором спортивных каналов «НТВ-Плюс». Незадолго до запуска «Матч ТВ» Уткин заявил,  что уходит с канала, потому что работать под руководством Канделаки, которая говорит о спорте «банально, тухло и омерзительно», — «это предательство потраченного на профессию времени… Это как водителя нанимать у входа в вытрезвон». Впрочем, уже через месяц выяснилось,  что Уткин на канале остается, а журналисты публично помирились — Канделаки даже называла его своим другом. Окончательно покинул канал Уткин через полгода — его отстранили  от эфира после того, как комментатор уснул, работая на матче.

 

Самый дорогой склад

Поначалу «Матч ТВ» крайне амбициозно тратил деньги, рассказывают собеседники «Медузы». «Я был страшно удивлен, — вспоминает один из участвовавших в создании телеканала менеджеров. — Я договариваюсь с [журналистом]. [На предыдущей работе] ему платят 70 тысяч. Я собирался ему положить сто, и он бы пошел на канал, а ему кладут 300 тысяч. Зачем?»

На то, чтобы рассказывать о «Матч ТВ», средств тоже не жалели. Когда в октябре 2015 года Канделаки ездила с комментатором Георгием Черданцевым в Сочи, чтобы выступить  в программе Comedy Club, жили они в «Родина Гранд Отель и Спа»  — люксовом отеле, построенном Олегом Дерипаской, где одноместный номер в тот момент стоил 27 тысяч рублей за ночь.

«Ошибка была в том, что не было лимитов в условиях сжатых сроков запуска канала, — рассказывает один из бывших топ-менеджеров канала. — Не было каких-то ограничений. Мы не понимали, какой должна быть структура штатного расписания, каждый руководитель сам принимал решение. По правильной бизнес-модели сначала расписываешь бюджет, а потом в эту матрицу вписываешь штатное расписание и различные статьи расходов. У нас было все не совсем так».

«На старте комментаторы летали в бизнес-классе, — вспоминает один из топ-менеджеров телеканала. — Я такой цыганщины нигде не помню». На первом этапе группы специалистов размером от пяти до 15 человек выезжали в командировки на организацию трансляций, даже если в регионе была техника, которая соответствовала всем требованиям. «А сейчас канал старается максимально отказаться от командировочных расходов, осознанно снижая качество продукта», — недоумевает бывший топ-менеджер канала.

 01 06 17 blad 06

Генеральный продюсер «Матч ТВ» Тина Канделаки, ведущая канала Татьяна Навка и главный режиссер канала Юрий Фроловский готовятся к съемкам программы «Все на матч!» в студии канала, 28 октября 2015 года

Для каждого ведущего закупали костюмы — причем для их примерки Канделаки отправляла всех в ГУМ. Как вспоминает одна из ведущих, на примерку давали платья от Versace за 80 тыс рублей и костюмы за 200 тыс. После того как несколько десятков таких купили, Вронскому, по словам источника в компании, удалось отменить решение Канделаки; в итоге костюмы приобретали в бюджетных TopShop и Zara. «Был хороший стилист, всех одел с иголочки, выглядели не хуже, чем в костюмах из ГУМа», — считает источник.

Когда Конов еще работал на канале, он однажды спросил у коллег: где будут сидеть новые сотрудники, которых нанимают в таком количестве. «Мы об этом не подумали», — ответили потенциальному главреду. В Останкино бы все просто не поместились; Конов предложил арендовать помещения в телецентре на Шаболовке — однако в итоге часть редакции переехала в «Москва-Сити». На 50-м и 51-м этаже башни «Империя»  сняли пять тысяч квадратных метров, где разместился менеджмент и другие креативные департаменты. «В огромных кабинетах сидели по два человека, — рассказывает бывший топ-менеджер канала. — В одном помещении вообще устроили склад для инвентаря трансляций. Это, наверное, было самое дорогое складское помещение в Москве». Вронский отвечает на это, что Сити выбрали из-за логистики — оттуда проще добираться и до Останкино, где находились все студии, по Третьему кольцу, и до «Газпром-медиа» на Рочдельской.  А стоимость аренды удалось сильно снизить с помощью друзей.

Вронский покинул «Матч ТВ» в конце декабря 2015 года. Сам менеджер говорит, что все прошло по плану, и его задачей был прежде всего запуск канала — однако его коллеги считают, что это была капитуляция: производство новостей, трансляции и решения по эфирной сетке в итоге стали определять Канделаки с Билан, несмотря на структуру с тремя департаментами. По словам источника в менеджменте канала, новый гендиректор «Матч ТВ» Дмитрий Гранов попытался заморозить платежи производителям передач: «Пытались понять, куда деньги утекали: ведь там не то что краник открылся, а магистральный трубопровод». Однако довольно быстро конфликт был улажен, и все вернулось на прежние рельсы.

Богатые времена продолжались примерно четыре месяца. Первые признаки экономии на «Матч ТВ», по словам собеседников «Медузы», начались уже в январе 2016 года — комментаторов вывели за штат, прекратились массовые выезды в командировки. К нынешнему моменту в штате канала осталось порядка полутора десятка комментаторов — по сравнению с полусотней полтора года назад; остальные работают по договору услуг. С лета 2017 года увольнять с канала, по словам сотрудников, начали целыми отделами. «Сейчас такое ощущение, что полный ****** [кошмар] на канале происходит, — рассказывает один из ведущих. — Зарезали командировки, сократили всех, кого можно, перестали вовремя платить за некоторые программы».

«Весной они сказали, что у них пересматривается финансовая политика, — вспоминает Гия Саралидзе, автор программы „Диалоги о рыбалке“. — Я предложил делать программы дешевле. С тех пор на письма никто не отвечал». Производство «Диалогов о рыбалке» прекращено; по словам Саралидзе, она была одной из самых рейтинговых программ на канале.

Прошли времена и роскошных складов в Сити. Теперь весь бэк-офис «Матч ТВ» переехал в бизнес-центр на северо-востоке Москвы — в дом, где раньше располагалась редакция российского Forbes.

Домашний бизнес

С самого начала Тина Канделаки декларировала, что «Матч ТВ» будет отличаться от телеканала «Россия-2» тем, что не будет зарабатывать аудиторию на показе боевиков (за это госканал высмеивали поклонники спорта) — вместо этого новая компания станет делать собственные программы. И действительно: с момента запуска «Матч ТВ» там появились десятки программ — многие из которых, впрочем, уже закрыты.

В рамках выполнения задачи по популяризации здорового образа жизни и расширения аудитории Канделаки запустила на канале утреннее ток-шоу о фитнесе «Ты можешь больше», которое снимала компания Look Film (она занималась производством, например, фильма «Рассказы» и сериала «Между нами, девочками»). В первом выпуске рассказывали про смузи, монобровь и кота по имени Ибрагимович. Программа вызывала недоумение аудитории, а вскоре удивила и министра спорта России Виталия Мутко, который как-то раз, включив «Матч ТВ» в полвосьмого утра, обнаружил, что «там какой-то коктейль готовят, на столе клубника лежит и другие ингредиенты». «Мне сложно сказать… Надеюсь, все-таки через канал будут продвигаться разные виды спорта», — прокомментировал Мутко свой зрительский опыт.

Недоумевал и американский консультант Коплин. «Мне казалось, что не было никакого смысла делать дорогое утреннее шоу для женщин, — объясняет он. — Прежде чем работать с женской аудиторией, нам надо было наладить отношения с ядерной аудиторией, фанатами спорта, мужчинами от 18 до 39, которые смотрят передачи на телефоне». По его словам, у канала не было реальной рекламной стратегии. «Мне казалось это парадоксальным, ведь Тина Канделаки блестяще умеет продвигать себя, она феноменальный умный агент по маркетингу у самой себя. Канал продвигать себя так же круто не умел».

Через несколько месяцев «Ты можешь больше» была закрыта. «Нас начали чморить: мол, бабы устроили телеканал „Домашний“», — объясняет бывший сотрудник канала, участвовавший в создании программы.

Похожая участь постигла и другие новые программы. Проект «Инспектор ЗОЖ» с ведущим блогером Сергеем Долей  должен был получить долю аудитории 2,5 (процент от тех зрителей, которые смотрят в данный момент телевизор), а получил — почти в два с половиной раза меньше, 1,1. У реалити-шоу о воспитании боксеров «Бой в большом городе» прогнозируемая доля «ядерной аудитории канала» (мужчины 25-59 лет) была 4%, а реальная — в три раза меньше, 1,4%; по словам бывшего топ-менеджера «Матч ТВ», для дорогостоящей программы это очень мало. В целом рейтинги новых программ, как следует из данных, имеющихся в распоряжении «Медузы», оказались меньше прогнозируемых как минимум на 30 процентов.

Производит «Бой в большом городе» компания «КБ Продакшн». Несколько источников «Медузы» на «Матч ТВ» прямо связывают ее с Канделаки и Билан — название компании, по их словам, является аббревиатурой от фамилий подруг. Один из совладельцев «КБ Продакшн» Александр Кривобоков ранее возглавлял три продакшн-компании, совладельцем которых была Тина Канделаки («Ок продакшн», «Нереальная политика» и «Родня продакшн»). Другой изначальный соучредитель Елена Боровая (младшая дочь политика Константина Борового)  ранее была продюсером в компании «МБ групп», совладелицей которой была Наталья Билан. В последнее время Боровая работала на «Матч ТВ», а сейчас ушла в декрет. По ее словам, она вышла из состава учредителей еще до того, как устроилась на канал, и не хочет связываться с контентом, который делает «КБ Продакшн». При этом формально Боровая (под своей предыдущей фамилией Швецова) по документам по-прежнему значится соучредителем компании. Производит «КБ Продакшн» в основном большие документальные фильмы о спортсменах (например, Федоре Емельяненко и Александре Карелине), дорогие реалити-шоу и, скажем, программу о здоровом образе жизни «Анатомия спорта».

Телефонный номер «КБ Продакшн», указанный в регистрационных данных, совпадает с номером другой компании, делающей контент для «Матч ТВ» — «Сафари Продакшн» (на самом деле, это телефон компании «Делополис», ведущей бухгалтерию обеих компаний). «Сафари» производила, например, программу «Спорт за гранью», еженедельное ток-шоу «Культ Тура», закрытое весной 2017 года, а также еще одно большое реалити-шоу канала — «Кто хочет стать легионером». Канделаки говорила, что в плане цифр и просмотров программа бьет все рекорды, однако данные Mediascope опровергли эти заявления: доля первых выпусков шоу составила около 1%.

Еще несколько программ «Матч ТВ» производит самостоятельно (по документам их делает юрлицо канала, компания «Национальный спортивный телеканал»). Одну из них — «Детский вопрос», в которой дети берут обаятельно-незатейливые интервью у спортсменов, — придумал журналист Игорь Порошин. Сейчас Порошин судится с компанией «Инк ТВ», куда он и его команда нанялись сотрудниками для производства программы по договоренности с Билан. Порошин был единственным, с кем заключили официальный договор, — и единственным, кто получил деньги; отцу одного из детей, бравших интервью, гонорар отдали только после угрозы судом; техническим работникам не заплатили до сих пор. Владелец «Инк ТВ» Михаил Финогенов в свою очередь утверждает, что схема с его продакшном понадобилась только из-за того, что Порошин плохо организовал производство, а со всеми создателями программы, кроме одного оператора, уже расплатились — и за погашение последней задолженности он отвечает «лично». 26 июля суд вернул Порошину исковое заявление, сославшись на неправильно оформленные документы.

Со сторонними продакшнами руководство часто общалось нехотя. Один потенциальный подрядчик, штатный сотрудник другого канала с госфинансированием рассказал, как предлагал каналу свой проект. По его словам, Билан одобрила его устно — и предложила обсудить детали на личной встрече, однако она состоялась только через несколько месяцев. «У меня было много вопросов по проекту — ни на один из них я не получил ответ. Всю встречу я чувствовал себя продавцом моющих пылесосов, а не человеком, три месяца готовившим проект и собиравшим команду, желающим обсудить творческие нюансы, — вспоминает он. — Передо мной сидела барыня, ни разу на меня не поднявшая взгляд. Взгляд был устремлен в телефон, а она просто издавала односложные звуки: и… м… ну… В конце мне было сказано: ладно, все понятно, делайте пилот! Такое поведение меня ошарашило, ответа ни на один вопрос я не получил — и вышел со встречи со стойким пониманием того, что никакого пилота не будет и ничего путного у нас с этими людьми не получится».

«Газпром-медиа» не раскрывает стоимость программ, заказанных «Матч ТВ» сторонним компаниям. Есть предположение, что на канале сметы передач, производимых «КБ Продакшн» и «Сафари продакшн», могут быть сильно завышены: если обычная программа стоит до 700 тыс рублей, то те, что делают эти компании, — минимум два миллиона (впрочем, и сами программы стоят дорого).

Были к «Матч ТВ» и претензии в связи с непосредственно спортивным контентом — то есть с трансляциями. Так, несмотря на всю «цыганщину», холдинг по финансовым причинам отказался от показа матчей чемпионата Испании, которые всегда транслировал «НТВ-Плюс», — в итоге в России теперь невозможно легально посмотреть матчи «Реала» и «Барселоны». Несмотря на то что канал должен был стать единственным в России покупателем прав на трансляции, ему все равно приходится работать с перекупщиками — так, компания «Телеспорт» в 2017 году выкупила  права на трансляции турниров UFC, главного организатора боев в смешанных единоборствах, и сильно увеличила стоимость этого контента для «Матч ТВ».

Ненужный спорт

В последнее время «Матч ТВ» провозгласил борьбу с пиратским контентом, объяснив это тем, что каналу необходимо зарабатывать деньги. Главный фронт этой борьбы — конфликт канала с сайтом Sports.ru: «Матч ТВ» подал в суд на одно из самых популярных российских интернет-изданий за размещение нарезок с матчей Футбольной национальной лиги (второй российский футбольный дивизион, матчи которого не пользуются большим спросом). Генеральный директор Sports.ru Дмитрий Навоша указал, что необходимые права у сайта есть (лицензия на них куплена у все того же «Телеспорта») — а в качестве ответа Sports.ru в свою очередь подал  в суд на «Матч ТВ» за то, что на принадлежащем каналу сайте Sportbox без ссылок на авторов и источники публиковались материалы Sports.ru.

Первое заседание по иску Sports.ru к «Матчу» прошло 25 июля. На нем юристы канала, ссылаясь на заключение экспертов, заявили,  что упомянутые в иске тексты журналистов Юрия Дудя и Владислава Воронина вообще не являются объектом авторского права, поскольку в них «отсутствует личный интеллектуальный вклад», а их «стиль не индивидуален». «Если позиция „Матч ТВ“ проканает, это можно будет считать новой эрой в развитии свободного, защищенного от копирайта  и ссылок интернета», — иронизирует Навоша.

 01 06 17 blad 07

Генеральный директор Sports.ru Дмитрий Навоша, 15 февраля 2014 года

В последнее время канал начал экспериментировать с контентом. Например, в 2017 году было запущено «самое безумное шоу» канала — еженедельная «Передача без адреса». В июне туда пришел  в гости бывший врач «Спартака» Лю Хуншен, практикующий нетрадиционную медицину. Молодой ведущий Артем Нечаев предложил ему прямо в эфире распить по стакану мочи. Предложение было принято.

Первые разговоры о смене руководства на телеканале начали ходить еще через год после его запуска, рассказывает источник, близкий к руководству «Матч ТВ»: вокруг проекта было слишком много негатива, а рейтинги так и не пошли вверх. Однако в честь годовщины Канделаки раздала несколько интервью, в которых рассказывала, что с рейтингами у канала все хорошо. В частности, продюсер гордилась, что пиковая доля телесмотрения спортивных трансляций достигала 31,7% — когда Россия играла с Финляндией на чемпионате мира по хоккею. Однако, как сообщает исследовательская компания Mediascope, реальная доля «Матча» во время игры составляла 19%. «Ее никто не ловит на неправде, никто этим не заморачивается, — говорит один из бывших руководителей редакции „Матч ТВ“. — А все эти интервью потом оказываются на столе у Миллера».

Телеэксперты считают: сама идея создания спортивной медиамонополии была ошибочной. «Спорт в таком объеме не нужен, — признает Конов. — Говорить о том что через год-полтора у нас будет доля три [процента от всех смотрящих телевизионный эфир] — все понимали, что это утопия. Такие цифры могут быть только на Олимпиаде и Чемпионатах мира по хоккею». С ним согласен и главный редактор Sports.ru Юрий Дудь. «Спорт на *** никому не нужен. Если бы „Матч ТВ“ делали более талантливые люди, было бы лучше, но не сильно, — говорит журналист, в 2017 году ставший популярным видеоблогером. — Какой бы ******** [отличный] спортивный канал ни был, в России в 2017 году никогда им не собрать столько, сколько рэпчик, политика и Шурыгина».

С российскими коллегами не согласен американец Коплин. «У меня нет никаких сомнений, что в России можно построить успешный спортивный канал, — говорит он. — Мне очень жаль, что у „Матч ТВ“ проблемы. Но когда я уезжал из России, у меня не было ощущения, что канал не может быть успешным. У меня было ощущение, что успех невозможен в тех условиях, в которых существовал проект».

Тем временем на «Матч ТВ» продолжаются сокращения. 24 июля канал покинул очередной главный редактор футбольных трансляций — бывший тренер «Спартака» Валерий Карпин. Сам Карпин в интервью официальному сайту «Матч ТВ» объяснил, что ему стало «скучновато»; источники Sports.ru сообщали, что Карпин уволился после того, как с эфира сняли выпуск его передачи «Тотальный разбор». «Советский спорт» писал, что Канделаки пыталась устроить Карпина на пост главного тренера тульского «Арсенала», чтобы «Матч ТВ» не платил ему зарплату; об этом же говорил комментатор Кирилл Дементьев. Еще одна версия, высказанная главным редактором «Советского спорта» Николаем Яременко: «Вопрос решился в Санкт-Петербурге». О том, что «Матч ТВ» отправляет верстки всех программ и любые видео с «Зенитом» «куда-то в Питер», также сообщал комментатор Алексей Андронов.

В тот же день, когда канал объявил об уходе Карпина, источники Sports.ru сообщили, что «Матч ТВ» готовится к запуску собственной букмекерской конторы. Утром 28 июля стало известно, что чистый убыток канала в 2016 году составил 1,74 миллиарда рублей — на полмиллиарда больше, чем в 2015-м.

Как ранее рассказывало агентство «Руспрес»,  Тину Канделаки связывают хорошие отношения не только с Алексеем Миллером, но и с мэром Москвы Сергеем Собяниным,  который не раз прибегал к услугам агентства «Апостол». Не без его участия в отсутствие официального рекламного оператора в Московском метрополитене, в поездах столичной подземки какое-то время не осталось никакой другой рекламы, кроме связанной с «Матч ТВ». В ГУП «Московский метрополитен» объяснили появление рекламы ее «социальной значимостью». Данный статус, кстати, позволяет не только обходить некие ограничения законодательства, но и предусматривает значительные скидки — до 20% от прайс-листа.

Сохранить