Суббота, 13 Январь 2018 00:00

Бывший генпрокурор Украины Васильев приватизировал арбитражный суд Кемеровской области

Загрузка...
Бывший генпрокурор Украины Васильев приватизировал арбитражный суд Кемеровской области

Ни для кого не является секретом, что каменный уголь является стратегическим сырьем, обеспечивающим энергетическую безопасность любой из стран СНГ (большая часть ТЭЦ, ГРЭС и просто котельных работают именно на каменном угле), а также ценнейшим сырьем, без которого невозможна ни современная металлургия, ни современная химическая промышленность.

Не случайно в любых учебниках экономической географии показатели запасов (разведанных) и годовой добычи каменного угля всегда идут второй-третьей строкой после аналогичных показателей по нефти и газу.

Кузбасс и Донбасс – сложный бизнес

Угольная добыча России более чем наполовину сосредоточена в Кузбасском угольном бассейне. В регионе эксплуатируется примерно 60 шахт, годовая добыча угля составляет около 200 млн тонн. Соответственно и корпоративные процессы, протекающие в угольной индустрии Кемеровской области, имеют федеральное значение.

Некогда стабильный угледобывающий регион все чаще становится объектом неуемного дележа между дельцами отрасли. Наиболее неприятный для региона и отрасли конфликт сейчас разворачивается вокруг российских угольных активов украинского бизнесмена, проживающего в России, Виктора Нусенкиса.

Вообще Украина является второй крупнейшей по объемам угледобычи страной СНГ. Правда, добыча угля Донбасского бассейна на 71% контролируется настоящим «стальным бароном» Украины Ринатом Ахметовым. Он же сосредоточил в своих руках чуть больше половины всего выпуска готовой металлопродукции страны. Такое монопольное положение на рынке позволяет Ринату Леонидовичу принимать стратегические решения без оглядки на конкурентов. И именно он ответственен за недостаточную модернизацию шахтного комплекса Донбасса. В немалой степени из-за монополизма Ахметова Нусенкис переориентировал свой бизнес на добычу угля и кокса: полноценно развернуться в производстве металла ему попросту не дали. Хотя даже и в нынешних условиях Нусенкис остается одним из немногих некрупных украинских сталепромышленников, который в состоянии выдерживать гонку за лидером. По динамике развития его бизнеса можно безошибочно судить о состоянии отрасли в целом, ведь он представляет ту самую конкурентную среду, на которую Ахметов с высоты своего положения может не обращать внимания.

Через группу «Донецксталь» Нусенкис контролирует в Украине ПАО «Донецксталь» — металлургический завод», ОАО «Донецкий металлургический завод», ОАО «Ясиновский коксохимический завод», ЗАО «Макеевкокс», ОАО «Шахтоуправление Покровское» и некоторые другие активы. При этом коксовое производство группы компаний заведомо превышает потребности донецких металлургических производств Нусенкиса. Остальное уходит в основном на экспорт.

В доле общеукраинского экспорта коксующегося угля структуры предпринимателя занимают то же положение, что и Ахметова – в металлургическом производстве. Из 2,5 млн тонн украинского экспорта металлургического кокса страны 1,4 млн тонн пришлись на «Донецксталь». На долю внутренних украинских потребителей пришлось лишь полмиллиона тонн. Основная доля кокса группы экспортировалась в Индию, с которой у Нусенкиса до новогодней отмены Китаем ограничений по вывозу собственного кокса были связаны самые радужные надежды, требовавшие роста добычи и переработки угля. И если увеличение активов предпринимателя в узких рамках Украины оказалось затруднено, то в России он нашел то, что искал. И именно этим обусловлен его приход в Кузбасс. Тем более, что в ряду внешнеэкономических партнеров Украины Россия всегда занимала привилегированное положение — сказывались тесные связи не столь давнего прошлого. Инфраструктура двух некогда союзных республик составляет достаточно однородную ткань, что обуславливает сравнительно легкое перетекание как производственных кадров и технологий, так и капиталов.

Как сделать мегапредприятие своим трудом

Именно на Кузбассе, как крупнейшем угледобывающем регионе России, Виктор Нусенкис нашел подходящую, с его точки зрения, площадку для дальнейшего развития своего угольного бизнеса. Он присматривался к этому региону еще с конца 1990-х годов. Именно тогда началась совместная история отношений группы компаний Нусенкиса с большой шахтой «Заречная», которая никогда не считалась легкой для развития.

Из-за отсутствия финансирования шахта в тот период времени находилась в плачевном состоянии и пребывала на грани закрытия. За критический 1997 год было добыто немногим более 100 т. угля, а трудовой коллектив шахты Заречная составлял чуть более 200 человек. Существовала задолженность по уплате налогов, годовая задолженность по заработной плате трудовому коллективу, что вызывало серьезную обеспокоенность у региональных властей.

В 2003 году при «Заречной» открылся горно-обогатительный комбинат, и с этого момента дела Нусенкиса стремительно пошли в гору. «Заречная» прирастала дополнительными мощностями, а со временем и вовсе дала название российской группе компаний украинского магната. Хорошие отношения с губернатором Кемеровской области Амангельды Тулеевым, сохранившиеся еще с советских времен на почве успешного руководства Нусенкисом донбасской шахтой, конечно, тоже сыграли свою роль. За период с 1998 по 2007 год было достигнуто десятикратное увеличение объемов добычи угля самой шахтой «Заречная». А в 2012 году объем добычи Угольной компании уже составил более 10 млн. тонн. Инвестиции собственника в предприятия Кемеровской области за период с 1998 – 2012 гг. составили 35 млрд. руб. В настоящее время на предприятиях группы компаний Нусенкиса в Кемеровском регионе трудятся более 14 тыс. человек.

Однако главной причиной успеха стало разумное стратегическое планирование и грамотный подбор руководящих кадров. К 2011 году кластер «Заречной» вышел на учетверенные показатели рентабельности по прибыли. И это при том, что даже конкуренты Нусенкиса в регионе единодушны в оценках трудностей, с которыми пришлось столкнуться украинскому предпринимателю. К примеру, Юрий Кушнеров, бывший владелец «Южкузбассугля» выразился без обиняков: ни один из активов Нусенкиса легким не назовешь. Но Виктор Нусенкис не только преодолел существовавшие трудности, но и наладил успешное партнерство между принадлежащими ему предприятиями в России и на Украине.

Но, однако, для России и Украины оказались схожими не только социально-экономические условия, подобные технологии и практически идентичный менталитет и даже язык производственного персонала и менеджмента. Общими оказались и некие «околопроизводственные проблемы», связанные с вопросами собственности и характером управления производственными мощностями. К сожалению, они не обошли стороной и Виктора Нусенкиса.

Как бизнес оказался связан с Кипром

Не секрет, что сегодня промышленникам приходится не столько заниматься производством, сколько отбиваться от всевозможных судебных исков — как отечественных, так и международных. Тем более, что в последние десять лет в бизнес-среде России и стран СНГ установилась мода решать проблемы в судах зарубежной юрисдикции. Чаще всего, разумеется, гремят дела, рассматриваемые лондонским и стокгольмским судами. Оно и неудивительно, ведь судятся там наиболее знаковые фигуры российской и украинской олигархической тусовки. Менее известными по-прежнему остаются процессы на Кипре.

Тем не менее, как уже отмечено многими аналитиками, Лондонский международный третейский суд (LCIA) и Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма, начиная с 2009 года, перестают устраивать тяжущиеся стороны в силу ряда причин.

Во-первых, развивается средний бизнес, вскормленный годами относительно стабильного развития России. Бизнесмены «средней руки» предпочитают своеобразный «вариант-лайт» английского права, который им предоставляют суды кипрских Никосии и Лимассола. В отличие от тяжб в прежних классических судах, это не так обременительно финансово, да и выгодно с точки зрения временного фактора. Лондонский третейский суд, в полном соответствии с западной юридической традицией, может выдерживать множество стычек между юристами тяжущихся сторон, которые перемежаются долгими месяцами подготовки. Судопроизводство на Кипре гораздо быстрее.

Во-вторых, широкое распространение получила практика по выводу активов из поля зрения российской юрисдикции. Это связано вовсе не с бегством от налогов, как принято считать, а с желанием конфиденциальности и удобством продажи паев – оптом, либо по частям. В этом смысле гибкое и достаточно скорое кипрское правосудие обладает куда более «дружественным интерфейсом», чем, скажем, британское, которое в придачу ко всему требует воистину непомерного бумажного сопровождения, а главное – не отвечает критериям сохранения коммерческой тайны.

Начиная с 1998 года, когда между Россией и Кипром было подписано первое соглашение об избежании двойного налогообложения, правовые поля двух государств непрерывно сближаются. Действующая с 2009 года практика правовой помощи подкреплена признанием Кипра в качестве полноценного юридического контрагента. Тем не менее, в судебной практике приходится постоянно учитывать разницу между континентальным правом, действующим в России, и английским, принятым на Кипре. В некоторых случаях кипрские судьи принимают решения, которые были бы невозможны в России, но при этом российские суды часто принимают их во внимание, и работают с такими ними как с неким данным фактом…

Кажущееся удобство ведения дел на Кипре порой оборачивается против самих бизнесменов. Недоучет постсоветских реалий и вполне естественных процессов корпоративных слияний и дроблений на пространстве СНГ ставится под удар субъективного недружественного воздействия. Именно поэтому кипрские суды буквально завалены исками бенефициаров друг к другу, либо рейдеров – к бенефициарам. Количество тяжб между бизнесменами СНГ в Никосии и Лимассоле превышает собственно кипрские конфликты.

Зампрокурора, прокурор, генпрокурор – карьера бизнесмена?

В случае с Виктором Нусенкисом запал конфликта оказался подожжен бывшими партнерами по бизнесу – Геннадием Васильевым, исполнявшим де-факто функции менеджера по GR (по совместительству последний был и прокурором Донецкой области, и депутатом Верховной Рады практически всех созывов, и даже Генеральным прокурором Украины – при Кучме, и заместителем Главы президентской администрации – при Януковиче) и Костасом Папунидисом, на которого были возложены функции подбора номинальных директоров и формальных владельцев активов, оформленных группой Нусенкиса на Кипре.

Деловой тандем Виктора Нусенкиса и Геннадия Васильева сложился еще в начале 1990-х годов. Донецкий край, с которого Нусенкис начинался как предприниматель, «красный директор» донбасской шахты, был местом крайне криминализованным. По меткому выражению журналистов, для того, чтобы открыть ларек, была необходима соответствующая «крыша». Торговля углем, само собой, требовала «крышу» попрочнее. На этой почве сотрудничество прокурора области Васильева и предпринимателя-угольщика стало «взаимовыгодным» поневоле. Впрочем, право владения активами для прокурора в соответствии с законодательством Украины оставалось закрыто.

В 1992 году Нусенкис создает концерн «Энерго», в который вошло большинство его активов. Кстати, как раз через «Энерго» в свое время бизнесмен совершил и сделку по приобретению шахт Кузбасса. Все это время, как теперь в кипрских судах утверждает Геннадий Васильев, он считал себя полноправным компаньоном Нусенкиса. Правда, роль Васильева оставалась по-прежнему пассивной. От Геннадия Андреевича требовалось гораздо меньше, чем он получал взамен от концерна «Энерго», прокурорским «крышеванием» которого занимался. Неоднозначная репутация Васильева, известного своими незамысловатыми способами концентрации медиа-активов Донецкой области, защитой коррумпированных помощников, аферами с недвижимостью и рядом других эпизодов, тем не менее, одно время работала на пользу своеобразного «совместного предприятия», отпугивая более мелких хищников.

Избавление от «менеджера по GR» в Украине

Опека необычного «партнера» стала для Виктора Нусенкиса обременительной как раз в то время, когда он осваивал рынок СНГ, развивая угледобычу в России, на территорию которой влияние украинского прокурора не распространялось. Но на этом фоне аппетиты Васильева лишь увеличивались: возглавив в 2004 году генеральную прокуратуру, он, по его мог бы претендовать на большее.

Однако сам Васильев, несмотря на завышенное мнение о собственной значимости, по справедливости мог рассчитывать на свой кусок пирога, лишь оказывая содействие компаньонам, лоббируя интересы Нусенкиса в Раде (Васильев неоднократно становился ее депутатом и даже какое-то время побыл на должности вице-спикера). По крайней мере, это было бы справедливо и делало бы партнерство двух дончан сколько-нибудь полноценным. Проигрыш партии Васильева «Держава» на выборах 2006 года поставил крест на дальнейшем сотрудничестве, все больше напоминавшем паразитизм мелкого чиновника на теле крупной корпорации.

Однако, до окончательного становления режима Януковича на Украине, Васильев не решался на долевой спор с Нусенкисом. Тем более, что правомочность его (вместе с братом Александром) претензий на 50% концерна «Энерго» вызывала очень большие сомнения у экспертов финансового рынка Украины. Даже получив в апреле 2010 года должность заместителя руководителя главы Администрации Президента Украины, Васильев еще не чувствовал твердой почвы под ногами и выжидал удобного момента до окончания организационной лихорадки нового руководства страны. В начале 2011 года он, наконец, созрел для активных действий. Заслуги Нусенкиса перед концерном «Энерго», к слову, основанным и развиваемым самим Нусенкисом, и которые прежде держали Васильева на почтительной дистанции от партнера, больше уже не играли никакой роли.

Паразитизм мелкого чиновника на теле крупной корпорации

Сам по себе Васильев, выпавший из бизнеса еще в 2005 году, после утраты своей прокурорской должности и политического влияния, вряд ли смог бы решиться на открытое противостояние с достаточно могущественным и стремительно набиравшим уже и политический вес угольно-стальным магнатом. Но случилось так, что у Нусенкиса возник конфликт с еще одним старым соратником — киприотом грузинского происхождения Константиносом Папунидисом, который Васильев решил использовать в своих целях.

Камнем преткновения в споре с Папунидисом стал украинский Кредитпромбанк, который «Энерго» приобрела в 1999 году у разорившегося Инкомбанка. Кредитный вес этого «кошелька» позволял ему занимать 19-е место на Украине по размеру активов, составлявших 232 млн гривен. К 2008 году быстро развивавшийся банк находился уже на 16 строчке украинского рейтинга с 14 млрд гривен активов. Однако последний кризис серьезно пошатнул позиции банка. Уже в 2009 году банк предполагалось реструктуризировать путем выпуска дополнительного пакета акций в 49% от уставного капитала с последующей его продажей с целью погашения возникшей кредиторской задолженности в 400 миллионов долларов (не забываем, что банк кредитовал, прежде всего, предприятия металлургической и угледобывающей промышленности России и Украины, по которым экономический кризис 2008-2009 годов ударил тяжелее всего). Но когда покупатели захотели прояснить вопрос о конечных владельцах банковского учреждения, претензии на него внезапно предъявил Папунидис.

Надо сказать, что этот человек в свое время вел банковский бизнес группы «Энерго» и входил в состав ее акционеров, хотя непосредственная доля Папунидиса всегда составляла лишь 4,9% акций Кредитпромбанка. Что не помешало киприоту со временем предъявить свои права еще на 70%. Пикантность ситуации состояла в том, что он был лишь номинальным владельцем столь крупного куска, по сути оставаясь доверенным лицом Виктора Нусенкиса. В терминах английского права, применяемого на Кипре, эта должность именуется trustee, то есть – управляющий траста. Сам траст по смыслу и есть правовая организация, управление которой поручено особым профессионалам (то есть trustee). В Законе о международных трастах Республики Кипр 1992 года «трасти» противопоставлен широко теперь известный статус «бенефициара», то есть подлинного владельца акций. Папунидис – случайно ли, намеренно ли – совершенно не учел этой тонкости, вознамерившись войти в полноправное владение крупной долей банковского актива группы.

Нусенкис, руководствуясь здравым смыслом, пытался одернуть партнера, подав оспаривающее заявление в кипрский суд, в котором требовал признать себя единственным владельцем долей Кредитпромбанка и прочих активов группы.

Васильев и Папунидис сговорились за спиной Нусенкиса и объединили усилия в начале 2011 года. Вместе новый тандем составил план по разделу собственности предпринимателя. И в феврале позапрошлого года на Кипре был дан старт длительной судебной войне против Нусенкиса. В окружном суде Никосии Васильев с того времени пытается доказать свои права на владение 50% акций «Энерго» через атаку на офшоры, целая группа которых управляла отдельными предприятиями концерна.

Украина – попытка рейда оказалась пыткой для бывшего генпрокурора

Первоначально суд Кипра заморозил все активы Нусенкиса до дальнейших разбирательств. Впрочем, в Украине это решение подтверждено не было, несмотря на то, что между этими государствами существуют соответствующие соглашения.

Развивая первоначальный успех, действующий народный депутат Верховной Рады Украины Геннадий Васильев 17 мая через своего коллегу по фракции добился подачи в Государственную комиссию по ценным бумагам депутатского запроса, который не забыл снабдить своим заявлением о якобы существующем его праве собственности на акции «Энерго». На следующий день решением комиссии украинские активы Нусенкиса оказались заморожены.

Управленцы «Донецкстали» посмеивались над этим решением, резонно указывая на отсутствие реального эффекта от таких «обеспечительных мер». Дела текли своим чередом, тем не менее, временно капитализация публичных компаний «Донецкстали» упала почти на $200 млн, а обеспокоенные кредиторы стали обрывать телефоны в головном офисе концерна, пытаясь выяснить, с какой стороны произошла атака.

Необоснованное вмешательство фондового регулятора не осталось незамеченным зарубежной прессой, которая с тех пор добавляет к списку инвестиционных рисков в Украине еще и эту напасть. Конечно, одной газетной шумихой дело не ограничилось. Президент Виктор Янукович, на расположение которого рассчитывал Васильев как сотрудник аппарата его администрации, отреагировал на спор Васильева с Нусенкисом совсем не таким способом, как рассчитывал Геннадий Андреевич. В январе 2011-го Васильев под предлогом перехода на должность заместителя секретаря Совета национальной безопасности Украины, был смещен с влиятельной должности в Администрации президента. Летом того же года его выпроводили и из Совета по национальной безопасности и обороне Украины.

В конце августа 2011 года Виктор Янукович лично посетил Донецкий металлургический завод, тем самым окончательно прояснив вопрос о том, на чьей он стороне в этом корпоративном конфликте. Что же касается санкций Госкомиссии по ценным бумагам, то она оказалась снята двумя решениями Донецкого окружного административного суда от 11 июля и 5 октября 2011 года, последовательно размораживавших украинские активы Нусенкиса. Правда, группа Дмитрия Фирташа — Сергея Левочкина (руководителя Администрации Президента) сумела добиться введения государственного надзора над Кредитпромбанком. В дальнейшем Нусенкис оказался вынужден обменять повисшие на банке долги на его акции. Но главную гарантию от первого лица государства он все-таки получил. В лице Нусенкиса Янукович теперь видит противовес влиянию на украинскую политику группы Фирташа-Левочкина (и, в конечном счете, Рината Ахметова).

«Украинский раунд» борьбы с Виктором Нусенкисом закончился для Геннадия Васильева (и Константиноса Папунидиса, его сотоварища по рейдерской атаке на активы работодателя Виктора Нусенкиса) – практически полным поражением.

Украина от рейда отбилась, пришел черед России

Потерпев поражение на Украине Васильев и Папунидис перенесли свою активность в Россию. В структуре «Энерго», рассыпавшегося к тому времени на ряд обломков, особое место занимал офшор «Салеси Инвестментс» (Salesi Investments Ltd.), зарегистрированный на Кипре. Помимо этой компании в сферу влияния «Энерго» попадают еще десятки офшорных организаций, через которые концерн контролирует активы на Украине. «Салеси Инвестментс», включенный в этот список почетным первым номером, тем не менее, является дочерней компанией. Непосредственно владеет он лишь украинской холдинговой компанией «Селенит», и через нее – украинской же «Блассет Твин», которая в свою очередь входит на правах миноритария (с 10% доли в уставном капитале) в ООО «Монолит-капитал-2005». Официальная сфера деятельности «Монолита» — торговля недвижимостью, тогда как «Блассет Твин» числится в списке строительных фирм. Как видно, «Салеси» не попадает в управленческие реестры «Энерго», что очевидно с точки зрения здравого смысла, но вовсе не так очевидно для Геннадия Васильева.

Васильев, руководствуясь логикой опытного политикана и понимая, что на Украине президент занял достаточно твердую позицию в поддержку Виктора Нусенкиса, а также учитывая перспективные кузбасские мощности шахты «Заречная» решил предпринять ряд действий, которые иначе, как рейдерскими, и не назовешь.

Первый удар в этом направлении был нанесен по решению гендиректора многоотраслевого производственного объединения «Кузбасс» Виктора Шевцова, который в сентябре 2011 года якобы незаконно перерегистрировал 98,79% акций УК «Заречная» на «Интерконсалтинг» Нусенкиса. Впрочем, судьи не нашли в действиях Шевцова никаких нарушений законодательства, что совершенно не остановило украинского прокурора.

12 октября 2012 года Геннадий Васильев подает заявления в Московский арбитражный суд – о принятии обеспечительных мер для исполнения потенциального решения кипрского суда по его иску о признании за ним права собственности на активы Нусенкиса. Суд своим решением от 15 октября 2012 года отказал в удовлетворении данного требования, указав, что, во-первых, обеспечительные меры по иску являются неотъемлемой составной частью арбитражного процесса по самому иску. А такая ситуация, когда суд одной страны ведет арбитражный процесс и рассматривает исковое заявление, а суд в другой накладывает по нему обеспечительные меры представляет собой полный нонсенс и напрямую противоречит всем статьям главы 8 Арбитражного процессуального кодекса России. Во-вторых, судом было указано, что обеспечительные меры принимаются все-таки в отношении ответчика, а не компаний, связь которых с ответчиком еще должна быть доказана истцом в суде. Дело в том, что заявление Васильев подал в отношении ряда компаний: ООО «ИНТЕРКОНСАЛТИНГ», компании «ФИНТЕСТ ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД» (FINTEST TRADING EIMITED), компании «ИОНОСКОПОС (СЕРВИСЕЗ) ЛИМИТЕД» (IONOSCOPOS (SERVICES) EIMITED), компании «САЛЕСИ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД» (SALESI INVESTMENTS LIMITED), компании «КАРЛИТ ИНВЕСТМЕНТС ЛТД.» (CARLIT INVESTMENTS LTD.), компании «МУНГИСДЭЙЛ ЭНТЕРПРАЙЗЕС ЛИМИТЕД» (MUNGISDALE ENTERPRISES LIMITED), компании «ЧЕЛКО МЕНЕДЖМЕНТ СЕРВИСЕЗ ЛИМИТЕД» (CHELCO MANAGEMENT SERVICES LIMITED), компании «БРОНТЕ ТРЕЙДИНГ ЛИМИТЕД» (BRONTE TRADING LIMITED), компании «КРОЗОН ЭТЕРПРАЙЗИС ЛИМИТЕД» (CROZON ENTERPRISES LIMITED), а в качестве обеспечительных мер он просил наложить арест не только на пакеты акций компаний-ответчиков, но и на пакеты акций компании ООО «Угольная компания «Заречная», которая не указана как ответчик по делу.

Кроме того, Васильев просил в качестве обеспечительных мер запретить ООО «Угольная компания «Заречная» голосовать по следующим вопросам, относящимся к компетенции общих собраний акционеров/участников ОАО «Шахта «Заречная», ОАО «Шахта «Карагайлинская», ООО «Георесурс», ООО «Ю-Транс», ООО «Грамотеинское ЦЭММ», ООО «Шахтоуправление Карагайлинское», ООО «Шахта Красная Горка», ООО «Серафимовское»: об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью; об увеличении уставного капитала ОАО «Шахта «Заречная», ОАО «Шахта «Карагайлинская», ООО «Георесурс», ООО «Ю-Транс», ООО «Грамотеинское ЦЭММ», ООО «Шахтоуправление Карагайлинское», ООО «Шахта Красная Горка», ООО «Серафимовское»; о внесении изменений в устав ОАО «Шахта «Заречная», ОАО «Шахта «Карагайлинская», ООО «Георесурс», ООО «Ю-Транс», ООО «Грамотеинское ЦЭММ», ООО «Шахтоуправление Карагайлинское», ООО «Шахта Красная Горка», ООО «Серафимовское»; о ликвидации либо реорганизации ОАО «Шахта «Заречная», ОАО «Шахта «Карагайлинская», ООО «Георесурс», ООО «Ю-Транс», ООО «Грамотеинское ЦЭММ», ООО «Шахтоуправление Карагайлинское», ООО «Шахта Красная Горка», ООО «Серафимовское». Но, как и ранее было сказано, ООО «Угольная компания «Заречная» не была указана в качестве ответчика в иске Васильева, поданного в иной арбитражный либо хозяйственный суд. Естественно, апелляционная инстанция в Москве подтвердила решение первой инстанции (решение от 14-го января 2013 года).

Кемерово: рейдеры welcome

Геннадий Васильев не смирился с поражением в Москве и 21 ноября 2012 года подал в Арбитражный суд Кемеровской области практически идентичное заявление о принятии обеспечительных мер (№ Дела А27-20441/2012 (номер в апелляции 07АП-361/2013).

Парадоксально, но 22 ноября 2012 года (на следующий день после подачи заявления) судья Арбитражного суда Кемеровской области Елена Кулебякина удовлетворяет заявленные требования, по сути, запретив практически любые действия в отношении активов Виктора Нусенкиса. В соответствии с указанным определением судьи Кулебякиной были выданы исполнительные листы, наложены аресты и прочее. Апелляционная жалоба на указанное определение назначена к рассмотрению лишь на 4 марта 2013 года. Судью Кулебякину совершенно не смутило наличие решений арбитражных судов в Москве, отказавших Васильеву в его аналогичных требованиях. Провинциальная юстиция, как известно, нередко живет вне федерального правового поля.

Одновременно все в тот же Арбитражный суд Кемеровской области подаются три иска от имени компании Salesi Investments Limited (Салеси Инвестментс Лимидет, Лимассол, Кипр) к компаниям ЗАО «Многоотраслевое производственное объединение «КУЗБАСС», г. Кемерово, ООО «Интерконсалтинг», г. Москва – о признании недействительными ряда сделок (о продаже долей УК «Заречная», Ю-транс, и СХО «Заречье»). Нетрудно догадаться, что компании-истцы представляют интересы Геннадия Васильева и Костаса Папунидиса. А ответчики – входят в промышленные структуры, принадлежащие Виктору Нусенкису. В этих трех исках есть масса интересных и пугающе сходных моментов.

Во-первых, все-таки иски подаются по месту нахождения основного ответчика, при том, что ООО «Интерконсалтинг», имеет и юридический и фактический адреса в городе Москве. К тому же как правило, арбитражные суды регионов России не принимают к рассмотрению иски по месту нахождения ответчика, зарегистрированного в регионе, если по смыслу иска очевидно, что основной ответчик имеет московскую «прописку».

Во-вторых, все эти иски почему-то попадают к одному и тому же судье – Андрею Душинскому (на фото). Хотя, конечно, в этом и нет криминала, но все-таки, людям, не понаслышке знакомым с арбитражной системой и судами в России – это может показаться подозрительным. Тем более, что юридическое сопровождение судебной атаки Васильева осуществляет фирма «Регионсервис» во главе с Сергеем Учителем – однокурсником судьи Андрея Душинского и давним деловым партнером судьи Елены Кулебякиной.

В-третьих, во всех исках заявлены обеспечительные меры в виде наложения ареста на активы ответчиков. И во всех исках подобные заявления были удовлетворены! Интересно, что никаких первичных бухгалтерских, финансовых либо иных юридически значимых документов истцом к заявлению об обеспечении иска приложено не было, как не уточнена и денежная сумма иска. Кроме того, судья Андрей Душинский, без оглядки на арбитражное процессуальное законодательство, создает вариант судебного процесса в формате игры «в одни ворота». Ходатайства стороны Васильева удовлетворяются в 100% случаев, ходатайства стороны Нусенкиса отклоняются. Вот это и дает основания предполагать, что в Кемерово осуществляется очевидный рейдерский захват.

Рейдеры могут вызвать крах угольной отрасли

Дальше – еще интереснее. 2-го ноября 2012 года компания Salesi Investments подает иск к ЗАО «МПО «Кузбасс». Иск принимает к производству судья Конева О.П. Однако, уже 9-го ноября она куда-то загадочно исчезает, – и иск принимает… судья Душинский А.В.! Причем слушание он назначает на 29-е ноября (меньше месяца), с 29 ноября по 19 декабря производятся сразу четыре судебных заседания (Это — из области фантастики для знакомых с практикой арбитражного процесса).

Более того, судья Душинский может быть внесен в книгу рекордов специфического правосудия, поскольку объявил перерыв в судебном заседании для проведения экспертизы – всего на один день! За один день назначить экспертизу, составить перечень вопросов эксперту, найти специалиста, – провести саму экспертизу и составить экспертное заключение, направив его в суд и участникам процесса – невозможно. Это циничное издевательство над правосудием.

Собственно, почти нет сомнений в том, что решения по остальным делам судьями Душинским и Кулебякиной будут вынесены в пользу Васильева. Конечно, случается, что судьи выносят неоднозначные решения, бывает даже, что неоднозначность эта часто простимулирована стороной процесса – но при этом судьи как-то «обставляются», здесь же все происходит откровенно и неприкрыто.

Эта серия судебных процессов рискует войти в историю современной России как рейдерский захват, способный привести к разрушению угольной отрасли в целом – ведь если отвлечься от юридических тонкостей, она и без того находится в кризисном состоянии, достаточно даже небольшого потрясения, чтобы ее проблемы начали нарастать как снежный ком. А это уже политика: ведь речь идет о судьбах десятков тысяч семей горняков, которые в результате могут остаться без работы и средств к существованию.

Федор Гаврилов

****

Как Гена-Генпрокурор и Гена-Узбек решают вопросы в России

Бывший генеральный прокурор Украины Васильев с помощью криминального "авторитета" приватизировал арбитражный суд Кузбасса

Бывший генпрокурор Украины Геннадий Васильев начал атаку на российские земли. А точнее на подземелья — угольные шахты, расположенные в Кузбассе. В отличие от незалежной, в РФ административного ресурса у него нет. Зато есть много-много денег. Когда Васильев закончил карьеру чиновника, выяснилось, что он является обладателем состояния то ли в полтора, то ли в полмиллиарда долларов.

В результате экс-генпрокурор практически приватизировал Арбитражный суд Кемеровской области, что уже заставило заинтересоваться ситуацией региональное УФСБ. А для того, чтобы «поход» на Россию был совсем удачным (местный криминальный мир чужаков не любит), Васильев взял себе в партнеры патриарха организованной преступности стран СНГ — 66-летнего почетного президента Union Boxing Promotion Геннадия Миновича Узбека, более известного в определенных кругах, как Гена Узбек.
Украинский пасьянс: Алик Грек, Гена Узбек, генпрокурор Васильев

Прочитав официальную биографию Геннадия Васильева, можно увидеть, что с молодости (родился в 1953 году) он посвятил жизнь госслужбе. Закончил Харьковский юридический институт. Потом сразу пошел на работу в прокуратуру, в 1991 году стал прокурором Донецкой области. Являлся первым заместителем председателя Верховной рады Украины. С 2003 по 2004 года занимал должность генерального прокурора Украины. Затем снова стал депутатом Рады. 28 апреля 2010 года был назначен заместителем главы администрации президента Украины Виктора Януковича. Однако 2 февраля 2011-го был уволен и снова вернулся в Верховную Раду по списку Партии регионов Януковича.

Большую часть жизни человек отдал государственной службе и интересам Украины. Уволен с поста Генпрокурора в декабре 2004 года. И тут в 2006 году выясняется, что личное состояние бывшего чиновника Геннадия Васильева составляет $300 млн. Откуда такие деньги у вечного чиновника и депутата, ни дня толком не занимавшегося бизнесом?

Истоки появления миллионера Васильева относятся к концу 1980-х — началу 1990-х годов. Тогда в Донецкой области правили бал несколько влиятельных преступных группировок, из которых выделялись две. «Вокзальная» или «люксовая», лидером которой был Геннадий Минович Узбек (Гена Узбек). И группировка Ахать Хафисовича Брагина (Алик Грек), чьей правой рукой являлся нынешний богатейший украинский бизнесмен-миллиардер Ринат Ахметов. Алик Грек и Ахметов дружили с детства, вместе занимались боксом, а их третьим приятелем по спаррингам на ринге был нынешний президент Украины Виктор Янукович.

Группировки Гены Узбека и Алика Грека были дружественными, вместе они представляли одну из самых мощных сил в криминальном мире Донецка. Да и не только криминальном. Узбек и Грек активно расставляли своих людей на чиновничьи должности в регионе.

Когда в 1991 году освободилось место прокурора Донецкой области, главным претендентом на эту должность считался Василий Стойка. Но тут свое весомое слово сказали Узбек и Грек: прокурором станет другой областной зампрокурора — Геннадий Васильев. Он был их давним протеже, и «прикрывал» по правоохранительной линии. Образовался триумвират, с которым не поспоришь: Грек, Узбек и прокурор области Васильев. Большинство нынешних украинских олигархов, начинавших свой бизнес в Донецкой области, делились с этой троицей либо доходами, либо долями в своих предприятиях. Вот так прокурорский работник Геннадий Васильев с 1991 года и накопил свои $300 млн.

Кстати, в 1995 году Ахать Брагин был взорван на стадионе принадлежавшего ему футбольного клуба «Шахтер», а его место занял Ринат Ахметов.
Прокурорская "крыша" возвращается

Когда в 2011 году Васильев уволился из администрации президента, он перестал скрывать богатства. Более того, накопленных $330 млн ему показалось мало. Вон у Рината Ахметова уже $18,9 млрд, а начинали фактически вместе. И бывший генпрокурор Украины вспомнил о «сладких» 1990-х. Решил «потрясти» бизнесменов, которые в Донецкой области вынуждены были платить ему дань. Не избежал этой участи и угольный бизнесмен Виктор Нусенкис (с 1998 года — гражданин России, проживает в Подмосковье, 37-е место в списке богатейших людей России по версии журнала Forbes), который владеет множеством шахт на Украине и в Кузбассе (Россия, Кемеровская область). Угольщик, работавший в этой отрасли с 1976 года — он создал в конце 1980-х одно из первых частных предприятий Украинской ССР, которое благодаря опыту развил в крупный угольный и машиностроительный концерн «Энерго»; а в конце 1990-х создал и многопрофильный холдинг на Кузбассе в российской Сибири.

С донецкими бандитами он на заре своей карьеры дел не имел, а вот с Васильевым «за защиту» от криминала вынужден был делиться, передав прокурору области, ставшему позднее генпрокурором Украины, в общей сложности более сотни миллионов долларов.

В 2011-м году экс-генпрокурор рассудил точно так же как Борис Березовский в случае с Романом Абрамовичем: «Я «крышу» Нусенкису ставил, благодаря мне он остался живой и при деньгах, значит, половина его состояния — по праву принадлежит мне».

Нусенкис с такой постановкой вопроса был категорически не согласен, и тогда Васильев решил пойти на него с войной. А в «старшие партнеры» взял своего куратора из 1990-х Гену Узбека. Сейчас он официально занимает должность почетного президента боксёрской промоутерской компании Union Boxing Promotion. Однако, связей ни среди чиновников — выходцев из Донецкой области, ни среди представителей криминального мира, в том числе российского, не растерял.


Геннадий Узбек

В результате группа гангстеров Узбека отловила в Греции Константиноса Папунидиса — номинального держателя акций Нусенкиса в ряде оффшорных компаний. После недолгой, но весьма убедительной беседы, Папунидис согласился действовать в интересах Васильева, и в 2011 году объявил, что отныне он не зиц-председатель, а настоящий владелец предприятий угольного олигарха.

Следом кипрский суд, в котором Узбека знают давно и хорошо, принял решение заморозить активы Нусенкиса по заявлению Васильева, про которого Папунидис под присягой на Кипре заявил, мол, экс-прокурору Геннадию Васильеву должно принадлежать 50% бизнеса Нусенкиса. Якобы такая устная договоренность была, хотя и не оформлялась письменно. На Кипре действуют нормы английского права, джентльменам верят на слово, поэтому на острове офшорных компаний началась многолетняя тяжба, невзирая на очевидную нелепость претензий со стороны бывшего генпрокурора Украины. Показания о существовании второго бенефициара дал не только запуганный Узбеком номинальный директор-оформитель Папунидис, но и подконтрольные ему другие номинальные директора-киприоты. Страх уголовного наказания за лжесвидетельство в кипрских судах оказался куда меньше страха перед урками Гены-Узбека.

Поработав на Кипре, экс-генпрокурор Украины Васильев попытался перейти к прямому отъему замороженных активов Виктора Нусенкиса, и организовал благодаря старым связям сотни проверок, обысков и выемок документов в компаниях миллиардера, а когда это не привело к капитуляции угольщика — добился ареста активов в Украине решением местного государственного регулятора по обращению ценных бумаг. Скандал был международным, Януковичу пришлось одернуть однопартийца Васильева, убрать того с должности заместителя главы президентской администрации, и в итоге все аресты акций были отменены, прокурорские проверки свернуты, а руководитель Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Украины — уволен.

Недавно сражение переместилось уже на территорию России. В октябре 2012 года Васильев обратился с иском уже в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о принятии обеспечительных мер (в рамках реализации приказа кипрского суда о заморозке активов) по отношению к имуществу российских предприятий Виктора Нусенкиса. В первую очередь речь шла о расположенных в Кузбассе предприятиях, среди которых несколько крупных угольных шахт: ОАО «Шахта «Заречная», ОАО «Шахтоуправление «Карагайлинское», ОАО «Шахта «Алексиевская» и ОАО «Шахта Сибирская».

Всего же на сегодняшний день, российская часть бизнес-империи Виктора Нусенкиса включает в себя более 50 компаний: горнодобывающие и обогатительные предприятия, машиностроительная группа, сельскохозяйственный блок, дорогостоящая недвижимость в Москве и Московской области. Столичный суд отказался удовлетворять иск Васильева, и тогда бывший генпрокурор Украины и Гена-Узбек решили действовать на территории Кемеровской области. Там они нашли партнера в лице юридической фирмы «Регионсервис». Выбор этот был не случаен.
Адвокаты от наркобизнеса

28 декабря 2010 года пресс-служба администрации Кемеровской области губернатора Амана Тулеева распространило беспрецедентное для госведомства сообщение: «Как сообщили в правоохранительных органах Кемеровской области, известную в Кузбассе юридическую фирму "Регионсервис" ожидает серьезная правовая проверка. Председатель Коллегии адвокатов "Регионсервис" — Денис Рыбаков, в числе учредителей также значились Андрей Кириков, Андрей Муравьев и др. Данная Коллегия попала в поле зрения правоохранителей в связи с жалобами кузбассовцев на то, что адвокаты фирмы оказывают юридические услуги по подготовке "рейдерского" захвата того или иного предприятия, защищают судебные иски, предъявляемые различными фирмами госорганам, а также муниципалитетам городов и районов. При этом, как отмечается в жалобах, адвокаты используют связи в правоохранительных органах, служебное положение своих подопечных и иные незаконные методы. Также сообщается, что в своей практике сотрудники "Регионсервиса" используют шантаж, так называемое "телефонное право", и, возможно, могут быть связаны с наркобизнесом. Вся эта информация находится в стадии проверки правоохранительными органами. Особое внимание будет уделено вопросу: не наносят ли эти незаконные действия ущерб бюджету области и муниципалитетов, гражданам области».

Следом за этим руководитель Комитета по управлению муниципальным имуществом Кима Ю.В. направил в адрес Общественной палаты Кемеровской области письмо, в котором обвинил «Регионсервис» «в содействии предпринимательским структурам города в реализации неприкрытых намерений незаконной приватизации муниципального имущества».

Суть основных претензий региональных властей к адвокатам была проста: «Регионсервис», действуя в интересах различного рода сомнительных персон, заваливает местный Арбитражный суд исками к госструктурам на огромные суммы. А судьи почти все эти иски моментально удовлетворяют. Почему это происходит, никого не удивляло. Родная тетя создателя «Регионсервиса» Андрея Кирикова работала заместителем председателя Арбитражного суда Кемеровской области. Потом она оставила эту должность, но влияние партнеров по «Регионсервису» на арбитраж Кузбасса сохранилось. Последние годы это направление в юридической фирме курирует адвокат Сергей Учитель. Ему-то и было поручено обслуживать интересы двух Геннадиев — Васильева и Узбека.

Сергей Учитель (на фото) принимал участие во всех схватках за прибыльные предприятия в Кемеровской области. Нередко во время них лилась кровь. Когда в 2001 году Учитель в интересах очередных клиентов вступил в борьбу за ОАО «Кузнецкий цементный завод», то последовательно были застрелены адвокат Дмитрий Смокотин, защищавший интересы оппонентов, и другой их представитель — житель Москвы Олег Веденин. Теперь, когда в регионе происходит убийство какого-либо юриста, журналисты-старожилы (кто помнит о событиях 2001 года), обращаются за комментариями исключительно к Учителю. Тому подобные воспоминания о прошлом явно неприятны. Сейчас уже все возникающие проблемы при захвате предприятий решаются при помощи суда. Так, произошло и в случае с Геннадием Васильевым.

Самая богатая судья Кемеровской области — Елена Кулебякина

Представителей Арбитражного суда Кемеровской области, ничуть не смутило решение своих столичных коллег, отказавших Васильеву в иске. Проиграв дело в Москве, бывший генпрокурор 21 ноября 2012 года подал аналогичный иск, но только уже в Арбитражный суд Кемеровской области. И уже на следующий день судья Елена Кулебякина (на фото) удовлетворила заявленное требование бывшего генпрокурора Украины и приняла обеспечительные меры, арестовав все предприятия Виктора Нусенкиса, перечисленные в иске.

Впрочем, то, что она примет такое решение, ни у кого сомнения и не вызывало. С Сергеем Учителем, представлявшим интересы Васильева, Кулебякина знакома еще с 1998 года, когда эта судья рассматривала многочисленные иски к ОАО «Новокузнецкий алюминиевый завод», интересы которого представляли нынешние партнеры по «Регионсервису».

До того как стать судьей, Кулебякина занималась бизнесом и являлась совладелицей и главным бухгалтером фирмы «Строительный поезд». Однако, согласно официальным данным о ее доходах, на коммерции Елена Николаевна много не заработала. Основные богатства ей принесло служение Фемиде. Кулебякина сейчас — самая богатая судья Кемеровской области, и за последние пять лет приобрела только недвижимости на сумму около $700 тыс.

Так, по информации Федеральной налоговой службы, в июне 2007 года Кулебякина купила квартиру 72,8 кв. метра в новом элитном жилом комплексе «Пять звезд» (Кемерово, проспект Химиков, дом 10 Б). Ориентировочная стоимость этой недвижимости превышает 7 млн рублей. Одновременно она приобрела гараж-стоянку в этом доме. В декабре 2007 года судья стала владелицей нового автомобиля Toyota Rav-4. В 2008 году у нее появилась квартира в Чехии. Спустя год судья Кулебякина купила второй гараж-стоянку в ЖК «Пять звезд». В декабре 2011 года Кулебякина приобрела себе еще одну квартиру площадью 80,4 кв.м в только что построенном элитном жилом комплексе «Мегаполис» (г. Кемерово, ул. Марковцева, дом 10). Ориентировочная стоимость — более 7,5 млн рублей. Что она купит себе после решения по иску Васильева — пока неизвестно.

По крайней мере, Кулебякина, ранее почти не посещавшая Москву, осенью и зимой 2012 года зачастила в первопрестольную. Она побывала в Москве со 2 ноября по 5 ноября 2012 года. Как раз тогда, когда стало ясно, что в столице суды проиграны, и схватка развернется в Арбитражном суде Кемеровской области. А после того как служители Фемиды Кузбасса вынесли все нужные решения, она вновь отправилась в Москву. В столице Кулебякина пробыла с 15 декабря до позднего вечера 27 декабря. Причем, умудрилась пропустить крайне важное для себя мероприятие — отчетно-выборную конференцию судей Кемеровской области. На ней решался вопрос об избрании Кулебякиной в экзаменационную комиссию по приему квалификационного экзамена на должность судьи. Видимо, в Москве были куда более важные дела. И наверняка более прибыльные.
Портрет кемеровского судьи: однокурсник рейдера, мастер силовых захватов, владелец ЧОП

Не менее преуспел в защите прав бывшего генпрокурора Васильева и судья Андрей Душинский. Старшие товарищи из «Регионсервиса» пролоббировали его кандидатуру на должность судьи совсем недавно — год назад, как раз когда рейд на угольные активы Нусенкиса только планировался. 12 декабря 2012 года новоиспеченный арбитражный судья Душинский по иску кипрских фирм (тех самых, которые были записаны на Папунидиса) вынес решение о наложении ареста на российские активы Виктора Нусенкиса.

И в этом решении для провинциальной кемеровской юстиции ничего удивительного нет. Душинский знаком с организатором рейда от «Регионсервиса» Сергеем Учителем еще с юности — вместе учились на одном курсе юрфака Кемеровского государственного университета. Да и потом их пути неоднократно пересекались. Душинский, несмотря на статус судьи, до сих пор числится совладельцем 75% ЗАО «Охранное предприятие «Корсар». Другим совладельцем этой структуры было ЗАО «Охранное предприятие «Сервис Секьюрити», участвовавшее в силовых захватах заводов, которые осуществлялись при помощи Сергея Учителя. Например, в 1998 году бойцы этого ЧОП вломились в офис АО «Химпром». «Сервис Секьюрити» и «Корсар» судьи Душинского имеют даже один юридический адрес — Кемерово, ул. Красноармейская, дом 136.

Перед тем как стать судьей Арбитражного суда, Душинский более десяти лет работал юристом на госпредприятии «Дирекция автомобильных дорог Кузбасса». Он представлял интересы этой структуры все в том же Арбитражном суде Кемеровской области. А также отвечал за проведение конкурсов на выполнение госзаказов — строительства небольших участков дорог. Нужные решения по конкурсам приносили неплохой доход (в 2010 году Душинский купил дом с участком в Кемерово), но будущему судье этого было мало.

Он попытался вместе с супругой Натальей Владимировной Душинской заняться бизнесом по торговле алкоголем, жена возглавила фирму «Александрит-К». Все это чуть было не закончилось весьма печально. Душинской и ее налогами заинтересовалась налоговая служба, и она вынуждена была уйти с должности гендиректора. А супруг сразу пристроил ее к себе на работу. Сейчас Наталья Владимировна является главным специалистом Группы по организации размещения госзаказов «Дирекция автомобильных дорог Кузбасса». И вот, в апреле 2012 года Душинский неожиданно стал судьей Арбитражного суда Кемеровской области. И его сразу же под свою опеку взяла опытная судья Елена Кулебякина — знакомые-то у них общие.
ФСБ: судьи Кемеровского арбитража берут взятки

Вся эта судейская «малина» в Кемерове может быть в ближайшее время разогнана. УФСБ Кемеровской области решило вернуться к своему расследованию 4-летней давности. В 2008-м году контрразведчики Кузбасса прислали в Высшую Квалификационную коллегию судей России обращение, которое начиналось следующей фразой: «УФСБ располагает информацией о совершении судьями Арбитражного суда Кемеровской области противоправных действий в виде вынесения решений в пользу той или иной стороны за взятки в виде денежных средств, а также о том, что посредником при передаче судьям Арбитражного суда Кемеровской области взяток выступает арбитражный управляющий Яким Е.К.».

Этому посланию предшествовала кропотливая и длительная работа агентов ФСБ, которая позволила установить, что юрист Евгений Яким передавал конвертики судье Ольге Левченко, а она уже дальше разносила деньги по другим судьям. В первую очередь, Левченко договаривалась с судьями апелляционного состава, в который в тот момент входила и подружка Левченко Елена Кулебякина. Контрразведчики долгое время собирали нужную информацию, а потом провели оперативное мероприятие — контролируемую передачу взятки.

С поличным были задержаны Яким и Левченко, Кулебякина тогда отделалась легким испугом. Однако, тогда эту историю фактически «замяли» на уровне Кемеровской области — решили не раздувать коррупционный скандал федерального уровня. Левченко не стала давать показания на коллег, а следователи местного Следственного комитета не особенно и старались их получить. В результате бывшая судья Левченко (квалификационная коллегия оставила ее без этой должности и статуса) отделалась условным сроком. Теперь же, по нашим данным, ФСБ вновь решила вернуться к своему расследованию, поскольку количество странных решений, выносимых арбитражным судом Кемеровской области, перешло все разумные границы. Особенно это хорошо видно на примере отчаянных заявлений администрации Кемеровской области и города Кемерово.

Дмитрий Васильчук




Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/11876/”

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.