Воскресенье, 16 июня 2019 22:05

Вадим Иосуб: Надо согласиться на экономические реформы, на которые официальный Минск последние 25 лет не соглашался

Эксперты Всемирного банка отмечают, что темпы экономического роста в нашей стране будут во многом зависеть от внешних факторов, в т.ч. от условий торговли и компенсации потерь Беларуси от проводимого в России налогового маневра. Для повышения уровня жизни населения Всемирный банк рекомендует использовать меры экономической политики, стимулирующие рост производительности труда работников и укрепление системы социальной помощи для защиты уязвимых групп населения и содействия мобильности рабочей силы.

Фото: myfin.by


Что будет происходить в белорусской экономике в обозримом будущем? «БелГазета» побеседовала об этом со старшим аналитиком «Альпари» Вадимом Иосубом.

«БОЛЬШЕ 2% НИКТО НЕ ОЖИДАЕТ»

- Всемирный банк пересмотрел темпы роста белорусской экономики на ближайшие три года. Честно говоря, мнение финансистов удручает. Какие факторы повлияли на снижение роста ВВП?

— На пересмотр прогноза глобально повлияли два крупных фактора. Прежде всего Всемирный банк пересмотрел прогноз по мировому ВВП, включая и Европу, и Россию, которые являются важными для Беларуси торговыми партнерами, и развивающиеся страны.

Но понижение прогноза по ВВП Беларуси нельзя полностью списать на первый фактор. Всемирный банк обращает внимание на то, что ухудшились торговые отношения с Россией, делается акцент на отсутствие компенсации по налоговому маневру.

На все проблемы накладывается еще и долгосрочный фактор — игнорирование структурных реформ, в первую очередь — нежелание белорусского руководства решать проблемы неэффективных госпредприятий, которые создают для экономики фискальные риски и при этом вымывают из нее столь необходимые ресурсы.

- Прогноз Всемирного банка согласуется с позицией других международных финансовых институтов по Беларуси?

— МВФ тоже пересмотрел прогноз: вместо прежних 3% роста на 2019г. фонд дает только 1,8%. Все прогнозы международных институтов на 2019г. укладываются в диапазон 1,5-2% роста ВВП. Хотя в более старых прогнозах международных финансовых институтов, рейтинговых агентств, которые давались во втором полугодии 2018г., разброс в положительную сторону составлял 1,5-2,5%. Сейчас больше 2% от белорусской экономики никто не ожидает.

«ЭТО ВОПРОС НЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ»

- На снижении прогнозов сказалось во многом ухудшение отношений Минска и Москвы, надо понимать...

— Экономических отношений, подчеркнем. Это — сравнительно новый фактор, влияющий на экономику страны. Нереформированность белорусской экономики, проблемы госпредприятий — перманентный фактор, на который обращали внимание и год, и три года назад. Его последствия со временем проявляются все больше и больше: дикие отсрочки по долгам госпредприятий до 2050г. буквально на глазах создают новые риски для бюджета, банковской системы и экономики в целом.

- Есть ли у Минска шансы привести экономические взаимоотношения с Россией в нормальное состояние?

— Это вопрос не экономический, а исключительно политологический. Буквально за несколько последних дней нам не раз давали понять, что идет очень большая игра, идет торг вокруг каких-то соглашений (вокруг каких именно соглашений — никто не считает нужным сообщать ни белорусскому, ни русскому народу). Поскольку мы до конца не понимаем, что стоит на кону, о какой торговле суверенитетом идет речь на переговорах между Путиным и Лукашенко, гадать о последствиях невозможно.

Понятно другое: экономические вопросы (поставки газа, нефти, компенсация за налоговый маневр) увязаны с «более глубокой интеграцией». Что подразумевается под этим, мы, к сожалению, не знаем, потому и не можем судить о перспективах чисто экономического сотрудничества. Потому что чисто экономического сотрудничества между странами нет — это узел, завязанный на непрозрачные политические требования России к Беларуси.

«КРЕДИТЫ КРЕДИТАМ РОЗНЬ»

- Всемирный банк отмечает, что темпы экономического роста во многом зависят от внешних факторов. По России мы уже прошлись. Какие еще факторы несут риски для белорусской экономики?

— Основной внешний фактор — думаю, цена на нефть и нефтепродукты. И частично — общеэкономическая ситуация в мире, в частности, на развивающихся рынках. Каким образом это касается нас? Например, Беларусь потенциально захочет занять деньги в мире на рыночных условиях, разместив евробонды. Если ситуация развивается хорошо, у инвесторов наблюдается «аппетит к риску», когда деньги можно взять у развивающихся стран под более низкий процент. И напротив, паника, бегство капитала из развивающихся стран (напрямую нас это не касается, у нас нет иностранных спекулятивных капиталов, которые могут убежать) удорожает займы.

- Кстати, как скажется снижение роста ВВП на внешних займах?

— Кредиты кредитам рознь. Если говорить о российских кредитах, то мы возвращаемся к тому, о чем уже сказали. Подвис и межгосударственный кредит, и последний транш кредита ЕврАзЭс — все упирается в комплекс политических проблем с Россией.

Теоретически прорабатывается вопрос с получением кредитов в Китае, правда, ситуация складывается тоже не очень понятная. До сих пор Китай всегда выделял только связанные кредиты: под конкретные проекты, большая часть денег шла на оплату работы опять же китайских подрядчиков, на закупку китайского же оборудования. Нам нужны сейчас не связанные кредиты, а кредиты, за счет которых можно пополнять ЗВР, которыми можно возвращать ранее взятые долги. Сейчас власти говорят, что попытаются взять у Китая кредит, который может стать альтернативой российским деньгам. Но до конца не понятно, действительно ли Китай будет давать Беларуси несвязанные деньги. Если да, то это будет прорыв.

А на крайний случай всегда остается такая альтернатива, как деньги МВФ, которые с точки зрения процентной ставки самые дешевые. Дело за малым: надо согласиться на экономические реформы, на которые официальный Минск последние 25 лет не соглашался.

- А что может заставить белорусские власти пойти на реформы?

— Мне кажется, только преддефолтное состояние экономики. При наличии малейшей возможности не делать реформы власти будут до конца пытаться их не делать.


«ИНВЕСТОРЫ НЕ ВЫСТРАИВАЮТСЯ В ОЧЕРЕДЬ»

- Какие внутренние факторы несут наибольшие риски для экономики, если не считать нереформированный госсектор?

— Отдельно можно сказать про отсутствие приватизации и как следствие — практически полное отсутствие внешних инвестиций. Что такое внешние инвестиции? Это не просто деньги, это — технологии, промышленные технологии, практики менеджмента и управления — ничего этого у нас нет. Помимо отставания по уровню жизни, о котором мы уже говорили, растет технологическое отставание, отставание с точки зрения менеджмента и корпоративного управления.

Почему нет инвестиций? Это — фундаментальная проблема, сравнимая с проблемой госпредприятий, если не больше. Отсутствие неприкосновенности собственности, независимой судебной системы, которая должна ее защищать... Единичные инвестиции идут в Беларусь только после того, как потенциальный инвестор поговорил с главой государства и о чем-то договорился, получил добро, определенные гарантии. Чтобы догонять, инвестиции должны быть на порядки больше. Пока в стране демонстрируется такое отношение к частной собственности, инвесторы не будут выстраиваться в очередь, чтобы свои деньги, свои налоги принести в Беларусь.

- Всемирный банк намекает на возможное падение уровня жизни населения.

— Не совсем так. Даже если ВВП будет расти только до прогнозируемого уровня, скорее всего, показатели, которыми можно измерять уровень жизни (реально располагаемые доходы населения — доходы с учетом инфляции), будут немножко расти. Но уровень жизни — величина сравнимая: мы смотрим на соседей и сравниваем, как живут в странах Балтии, в Польше, в России. Если судить по официальной заработной плате, мы богаче только украинцев (но проблема украинской статистики по зарплате в том, что у них большая доля «серой» зарплаты; даже если по официальной статистике украинцы нас беднее, по факту это может оказаться не совсем так), и беднее остальных соседей — стран Балтии, Польши, России.

«ПРОПАСТЬ БУДЕТ УВЕЛИЧИВАТЬСЯ»

— Что означают невысокие темпы роста экономики? С одной стороны, народ голодать не будет, благосостояние может даже немножко расти, но при этом расстояние, разбежка с благосостоянием наших соседей будет только увеличиваться. Вроде благосостояние народа и растет, но отставание от соседей увеличивается, большой радости такое богатство не приносит. Основная задача малых развивающихся экономик — постепенно догонять развитые страны. Кстати, именно поэтому считается нормой, когда темпы роста развивающихся экономик выше общемировых и более развитых стран. Такие темпы роста должны сокращать дистанцию между развивающимися и развитыми странами — это называется «догоняющий рост». Если белорусская экономика будет расти на 1,8, 1,2 и 1,3%, то она не будет догонять развитые страны — пропасть будет увеличиваться.

- Ваш прогноз: как будет развиваться отечественная экономика в ближайший год?

— В соответствии с прогнозами мировых финансовых институтов: слабый, медленный, недостаточный ни для чего экономический рост в 1,5-2%. Такое положение дел нельзя назвать кризисом (кризис — это когда люди массово теряют работу, зарплаты снижаются), но будет очень слабый, анемичный рост, по сути — стагнация. Рост, мало отличимый от стагнации. Если другими словами, нас ждет топтание на месте.


Источник: “https://belaruspartisan.by/life/467391/”

Другие материалы в этой категории: СБУ взялось за интернет-издание «Watcher» »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.