Воскресенье, 18 Февраль 2018 19:58

«ФосАгро» и правду которую не скрыть!

Загрузка...

Уважаемые Господа!

Я являлся топ-менеджером (руководитель налогового подразделения) компании «ФосАгро» и проработал в этой компании и в ее предшественниках с 1996 по 2014 год. Настоящим довожу до Вашего сведения известные мне эпизоды деятельности компании, которые, на мой взгляд, являются противоправными. Прошу рассмотреть их и при наличии оснований принять соответствующие процессуальные решения.

Я готов подтвердить изложенное ниже в ходе допроса в соответствии со статьями 453-456 УПК РФ за пределами РФ или в любой иной форме, которую Вы сочтете приемлемой, но за пределами РФ. В том числе с использованием детектора лжи.

Я вынужден был покинуть Россию после нескольких покушений на мою жизнь и сфабрикованного уголовного дела против меня в г. Санкт-Петербурге (копии соответствующих обращений по этим обстоятельствам прилагаются). За этими противоправными действиями против меня стоят крупные акционеры ФосАгро, в чем я нисколько не сомневаюсь, с целью не выплачивать мне согласованное еще в 2011 году вознаграждение в виде 1 процента акций ФосАгро и дивидендов в размере 13 млн. долларов. В связи с финансовым конфликтом между нами в Швейцарии по моему заявлению возбуждено уголовное дело по фактам подделки документов и других должностных преступлений. В Великобритании мои английские адвокаты («Падва, Хаслам-джонс и партнеры) заканчивают подготовку гражданского иска. Также я рассматриваю возможность обращения в SeriousFraudOffice в Великобритании, который специализируется на расследовании особенно серьезных преступлений, связанных с мошенничеством и коррупцией (ФосАгро разместило свои акции на Лондонской бирже, а крупнейшие акционеры имеют очень тесные связи с Англией).

 

  1. История налоговых претензий на сумму примерно 700 млн. долларов к ОАО «Апатит» (основная производственная единица ФосАгро).

Претензии были предъявлены налоговыми органами с 2003 по 2006 годы на основании приговора в отношении Ходорковского М.Б., Лебедева П.Л. и Крайнова А.В. (так называемое первое дело ЮКОСа). В том уголовном деле подсудимые были признаны виновными по ст. 165 УК РФ за продажу продукции Апатита по заниженным ценам и обращении ценовой разницы между фактической и заниженной ценой в свою пользу.

Налоговые органы посчитали, что с этой суммовой разницы Апатит должен заплатить налоги. Судебные процессы длились 8 лет, находились на официальном контроле в Правительстве РФ и закончились полной победой Апатита, аналогов чему на тот период времени не было вообще. Кроме того, налоговые органы выплатили компенсацию за необоснованные претензии на рекордную для России сумму примерно в 10 млн. долларов в конце 2012 года. Эта компенсация («за моральный ущерб») была выплачена без решения суда, добровольно налоговыми органами.

Сообщаю, что налоговые органы не смогли установить следующие очень важные для этого дела обстоятельства.

Под руководством акционеров ФосАгро Гурьева Андрея Григорьевича и Антошина Игоря Дмитриевича была на самом деле была организована преступная схема уклонения от налогообложения и хищения денег из бюджета на суммы в сотни миллионов долларов. Схемы были ни «серыми», ни «белыми» (как принято их называть в обывательской среде), а абсолютно «черными». Я лично предупреждал названных Выше лиц, а также других лиц из акционеров ЮКОСа о преступном характере этих схем, но вопреки моим предостережениям решение об их использовании было принято вышеназванными лицами. В частности, решение о хищении денег из бюджета в размере нескольких десятков миллионов долларов принял в моем присутствии лично Гурьев А.Г. и дал распоряжение Антошину И.Д. заняться реализацией этого заведомо преступного для них замысла.

Суть схемы заключалась в следующем. Продукция Апатита практически по себестоимости продавалась подставным компаниям, зарегистрированным в так называемых офшорных зонах (Калмыкия, Мордовия). Офшорные компании продавали продукцию конечным получателям – заводам по производству минеральных удобрений.

Но и офшорные компании не платили налоги. Практически всю прибыль за вычетом символической суммы эти компании перечисляли фирмам-однодневкам, которые предоставлял Крайнов А.В., третий подсудимый по первому делу ЮКОСа. Основанием для перевода денег были якобы оказываемые однодневками услуги по поиску покупателей, которые и так прекрасны известны и Апатиту и акционерам ФосАгро (Акрон, Дорогобуж, Россошанские минудобрения и так далее). За «поиск» таких вот «неизвестных» потребителей выплачивались огромные деньги фирмам-однодневкам. То есть, акционеры ФосАгро не только хотели снизить налоги за счет использования льготных офшорных ставок, они вообще не хотели платить налоги.

 

  1. При перечислении денег за эти «услуги» в сумму платежа включался НДС. Гурьев принял решение о возмещении этого НДС, хотя фирмы-однодневки его реально в бюджет не перечисляли. Речь шла о десятках миллионах долларов. Я лично предупредил и Гурьева и Антошина, что это уже не только уклонение от налогов, но и хищение бюджетных денег и категорически отказался принимать какое-либо участие в этом. Заняться реализацией этой схемы Гурьев поручил Антошину, а в ежедневном режиме этот вопрос курировал Габдрахманов Дамир Гусманович, доверенное лицо Антошина и бывший главный бухгалтер Апатита, с помощью специально нанятых для этого юристов.

При этом, насколько мне известно от Габдрахманова, за успешное решение вопроса о незаконном возмещении НДС, выплачивались взятки чиновникам в Калмыкии.

 

  1. Я предполагаю, что в том числе за счет незаконно сэкономленных на налогах средств, а также похищенных из бюджета акционеры ФосАгро приобрели основные производственные активы (Балаковские минеральные удобрения, Аммофос и другие). Тогда на покупку этих предприятий тратилось порядка 100 млн. долларов, сейчас же ФосАгро на Лондонской и Московской биржах оценивается в сумму порядка 5 млрд. долларов, а основной акционер ФосАгро занимает 28-е место в рейтинге Форбс.

  2. 16.09.14 Струков Павел Михайлович (его личность установлена в рамках моих заявлений о покушениях на убийство и мошенничество), друг Антошина, отвечающий за теневые денежные потоки акционеров ФосАгро, сообщил мне, что я не имею никакого отношения к выигрышу беспрецедентных налоговых споров Апатита (пункт 1) и что лично он перечислял за выигрыш судов суммы в размере нескольких десятков миллионов долларов неназванному мне лицу. Очевидно, что речь идет о взятке.

Этот разговор записан мною на диктофон. Копия записи имеется на ноутбуке, изъятом Василеостровским СК г. Санкт-Петербурга во время обыска в моей квартире 17.03.16 по сфабрикованному против меня делу о вымогательстве. Также копии записей есть у меня и моих зарубежных адвокатов.

 

Кроме того, у меня имеются записи других разговоров со Струковым, записи разговоров с Антошиным и Габдрахмановым, которые подтверждают, что их деятельность носила криминальный характер.

 

Версию о том, что налоговые споры выиграны исключительно за взятки, подтвердил мне бывший директор ФосАгро Волков Максим Викторович в нашем личном разговоре, однако этот разговор я не записывал.

 

Полагаю, что с учетом предоставленной мною информации в п.п. 1, 2, 4 можно ставить вопрос о пересмотре судебных решений по налоговым спорам в отношении Апатита за 2001 – 2004 годы.

 

  1. Эпизод с контрабандой и угрозой убийством.

Со слов Посохиной Весняны Васильевны, бывшей помощницы Гурьевых по делам, связанным с зарубежными офшорами, мне известно, что для ремонта квартиры Гурьева Андрея –младшего (в настоящее время генеральный директор ФосАгро) путем контрабанды была завезена мебель (двумя самолетами). Квартира находится на улице Якиманка в доме, где расположен элитный супермаркет «Глобус Гурмэ», рядом с Президент-отелем. Груз был оформлен Гурьевым-младшим на ее имя без ее ведома. Правоохранительные органы узнали о данном факте и возбудили уголовное дело или начали доследственную проверку. Посохину стали вызывать на следственные действия. Она, поняв, что произошло, обратилась за разъяснениями к семье Гурьевых, с которой она была в теплых дружеских отношениях, и сообщила, что будет вынуждена сообщить правоохранительным органам правду. Евгения Гурьева (жена Гурьева-старшего) ответила ей, что тогда «ее зароют в землю». Посохина уволилась, наблюдала за собой слежку и слышала, что ее телефон прослушивается. В итоге, судя по всему, уголовное дело было, что называется, «замято» тем или иным способом. По словам Посохиной, в этом активно участвовал Антошин.

Разговоры с Посохиной я записал на диктофон, один из разговоров происходил в присутствии моего адвоката. Сама Посохина добровольно давать показания не хочет, опасаясь за свою жизнь и жизнь своего ребенка. Я полагаю, что она согласится на дачу показаний, если ей будет предоставлена государственная защита в рамках программы свидетелей и потерпевших.

 

  1. Уклонение от уплаты налогов при перечислении денег ОАО «Череповецкий Азот» (дочерняя компания ФосАгро) через Мира-банк в 2012 году на сумму в несколько сотен миллионов рублей.

 

В 2012 году у Мира-банка возникли финансовые проблемы и он перестал осуществлять платежи. ФосАгро связывали с банком дружеские отношения. ФосАгро было предупреждено о проблемах и менеджмент компании (полагаю, в частности, Антошин) принял решение создать видимость уплаты зависших в банке денег в счет налогов, осознавая, что в бюджет эти деньги никогда не поступят. Полагаю, что речь идет об уклонении от уплаты налогов. Налоговые органы в суде не сумели доказать, что менеджмент ФосАгро изначально знал о проблемах в Мира-банке.

 

Эта история произошла, когда я был на больничном. О реальном состоянии вещей я знаю со слов моих подчиненных Емельянова Алексея Игоревича, Заточного Максима Сергеевича и Корьевой Натальи Павловны, а также топ-менеджера ФосАгро Бормотова Сергея Николаевича.

 

Разговоры в последние годы со своими подчиненными я записывал на диктофон.

 

Полагаю, что решение судов по этому делу подлежит пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, а также должно быть возбуждено соответствующее уголовное дело.

 

  1. Отношения с Федеральной антимонопольной службой.

ФАС РФ многократно официально поддерживало ФосАгро в многочисленных спорах с потребителями о ценах на апатитовый концентрат, в том числе официально, вставая на сторону ФосАгро в судебных спорах последнего с потребителями.

Я знаю, что ФосАгро и ФАС связывали в том числе неформальные отношения. В налаживании таких отношений помогал бывший топ-менеджер ЮКОСа Бисиркин Сергей. Полагаю, что нельзя исключать, что эти отношения имели коррупционную направленность.

 

  1. История с сайтом compromat.ru.

В начале апреля 2016 года на этом сайте была опубликована статья о конфликте между Антошиным и мною. Статья называется «Криминальные стропы «Золотого парашюта». В статье описана история странного общения между мною и неким Андреем (я его знаю, как мужа подруги моей жены Екатерины Кулыбы), которые состоялись через несколько дней после обыска у меня и за несколько дней до запланированного предъявления мне обвинения.

Андрей, которого я видел всего несколько раз в жизни, в том числе на его свадьбе с Екатериной Кулыбой, на которой со стороны жениха присутствовали лица очевидно криминального вида (огромные золотые цепи, малиновые пиджаки и тому подобное). Ни у кого из присутствующих на свадьбе со стороны невесты не возникло сомнений, что это некая криминальная группировка.

После публикации в Форбсе статьи обо мне (примерно ноябрь 2015 года) Андрей сказал мне, что он может помочь в урегулировании конфликта с ФосАгро, так как он знаком с ФосАгро. Я несколько раз ответил отказом, сообщив, что я действую официальным путем в Швейцарии, Англии, а также в России, понимая, что в последнем случае мне сложно с ФосАгро конкурировать, учитывая уровень противника (количество денег, связей, административного ресурса). После нескольких навязчивых предложений, имевших место в конце 2015 – начале 2016 года, я перестал отвечать на звонки Андрея.

После обыска, допроса меня в качестве подозреваемого и назначения даты предъявления мне обвинения, он связался с моей женой и сообщил, что все это было не просто так, что через него со мной пытался связаться Антошин с предложением о мире и спросил мои контактные данные. Я с ним стал с ним общаться через Скайп и все разговоры записывал на диктофон. Со слов Андрея, Антошин хотел со мной помириться, заплатив мне примерно 20 процентов от договоренной суммы, но я не отвечал на звонки Андрея. В итоге им пришлось пойти на силовую операцию в виде обыска с участием собаки, демонстративной прослушки телефонов и прочего давления. Андрей сказал, что у меня ситуация стала безвыходной и что Антошин уже не готов платить 20%. Но если я заплачу авансом Андрею 4 млн. долларов и 30 процентов от того, что мне заплатит Антошин после нашей с ним встречи, то все проблемы (включая уголовное дело против меня) будут урегулированы.

Все разговоры с Андреем я записывал на диктофон.

Я предал огласке эту историю. На следующий день после выхода статьи об этом статья оказался заблокированной по требованию Роскомнадзора якобы по решению суда г. Санкт- Петербурга.

Это случилось впервые за 20-летнюю историю этого знаменитого сайта, на котором, к слову, очень много статей про ФосАгро, большинство из которых правдивые. По моим сведениям, редакция сайта крайне изумилась этим и вступила в переписку с Роскомнадзором. Спустя примерно неделю статья была разблокирована.

Очевидно, что в данном случае в отношениях между Антошиным/ФосАгро и Роскомнадзором возникли отношения коррупционного характера или было подделано решение суда Санкт-Петербурга, который якобы в 2014 году предвидел, что спустя два года выйдет статья с таким-то названием в такой-то день.

  1. Отношения с региональными чиновниками.

По моим ежедневным наблюдениям, отношения ФосАгро с региональными чиновниками носили далеко не только официальный характер.

Точно мне известен следующий пример: в Кировске Мурманской области Гурьев считался хозяином города. Антошин согласовывал тарифы на тепло и тому подобные моменты, а администрация города назначалась из числа сотрудников ФосАгро. В частности, Шапошник В.П., Кельманзон И.А. При этом они получали бонусы как сотрудники компании.

Кельманзон И.А. был фактически моим подчиненным на Апатите долгое время, нас связывали дружеские отношения. Его профессионализм заметили и в какое-то времени назначили главой Администрации Кировска. К сожалению, он и его заместитель были застрелены в кабинете Кельманзона несколько лет назад, эта история имела широкую огласку. Со слов Кельманзона мне известно, что городские чиновники находились на содержании ФосАгро.

Надеюсь, Господь меня простит, что я ссылаюсь на погибшего человека.

Полагаю, что аналогичного рода отношения связывали (возможно, связывают и сейчас) ФосАгро с другими региональными чиновниками в Мурманской, Вологодской, Саратовской областях.

 

  1. Аукцион по продаже 20 процентов акций Апатита.

По итогам уголовного дела против Ходорковского арбитражный суд истребовал у ФосАгро 20 процентов акций Апатита в пользу государства. Через несколько лет государство решило приватизировать этот пакет акций. Был объявлен конкурс, на который изначально подали заявки несколько компаний, включая Акрон.

Однако по «необъяснимым» причинам все участники конкурса отозвали свои заявки. Кроме ФосАгро и Банка Траст. Банк Траст сейчас широко известен благодаря уголовному преследованию его руководства и громким судебным процессам. Согласно сообщениям прессы основной акционер банка Юров был недавно задержан в Киеве по запросу России в интерпол.

Юров, так же, как и Гурьев, выходец из ЮКОСа, что он прямо подчеркивает в своих интервью. ФосАгро и Траст имели очень тесные дружеские связи. Таким образом, конкурс по продаже 20 процентов акций был симулирован, а цена акций могла быть существенно занижена, что могло привести к существенному занижению поступлений денег в бюджет РФ.

  1. В конце 2015 года СМИ опубликовали информацию о задержании сотрудниками ФСБ чиновника Мурманской области, который за взятку выдал преференции Апатиту в части обязательств по охране природы. Об исходе дела не сообщалось.

Сложно предположить, что эта история имела место без участия ФосАгро.

Дело, судя по всему, «замято» путем вряд ли законных инструментов.

 

 

  1. Несколько человек сообщили мне о том, что Гурьев передал 5 процентов акций ФосАгро бывшему спикеру Совета Федерации РФ Сергею Миронову. Примерная стоимость этого пакета – 250 млн. долларов.

Предполагаю, что такая транзакция была сделана с целью обеспечить себе (Гурьеву) общее покровительство в Совете Федерации.

Судя по всему, Гурьеву членство в Совете Федерации было нужно исключительно с целью депутатского иммунитета от возможных уголовных преследований. Согласно сообщениям СМИ, Гурьев за более чем 10 лет «работы» в Совете Федерации не предложил ни одного законопроекта и не выступил ни с одной публичной речью (кроме короткой речи, когда он уходил оттуда, про то, что это был большой этап в его жизни).

 

За все время своего членства в Совете Федерации он не прекращал свою деятельность по управлению ФосАгро, несмотря на прямой запрет.

 

  1. «Букингемский» дворец в Лондоне.

Согласно журналистскому расследованию журнала NewYorker, опубликованному в июне 2015 года и освещенному в российских СМИ, Гурьев оказался владельцем второго по величине (после Букингемского) дворца в Лондоне. Его стоимость оценивается почти в полмиллиарда долларов(!). Покупка была совершена в то время, когда ФосАгро не платило акционерам вообще никаких дивидендов. Полагаю, что происхождение денег, потраченных на это вложение, должно заинтересовать правоохранительные органы разных стран.

 

  1. Согласно судебному решению Норвегии, компания Yara выплачивала миллионные взятки менеджерам ФосАгро и Еврохима (коммерческий подкуп). Насколько мне известно, Еврохим расследует эту историю, а ФосАгро – нет. Вполне возможно, что получение таких взяток было санкционировано Гурьевым и Антошиным в личных корыстных интересах.

  2. По словам бывшего сотрудника экспортного управления ФосАгро Ольги Бризицкой (разговор записан) практика получения части цены продукции на офшорные компании, принадлежащие акционерам ФосАгро, действительно, практиковалась. Предполагаю, что полученные таким образом деньги (скрытые от налоговых органов и миноритарных акционеров) и были потрачены на покупку недвижимости в Лондоне.

  3. Полагаю, что внутри ФосАгро существовало ОПС, созданное Гурьевым А.Г. и Антошиным с целью мошенничества, дачи взяток, коммерческого подкупа и совершения других преступлений.

Активными участниками этого ОПС были, кроме Гурьева и Антошина, играющих управленческую роль, были следующие лица:

- Лапин Александр Владимирович, который занимал кабинет напротив моего (405) с надписью «комната для посетителей», «правая рука» Антошина;

- Митрофанов Максим Анатольевич, бывший руководитель юрслужбы Апатита, который посредничал во взятках судьям;

- Струков Павел Михайлович (см. выше);

- Валенкова Ирина Валентиновна (кассир «черной кассы» ФосАгро, сестра директора ООО РБЦ «ФосАгро», которая в настоящее время уволена из ФосАгро фактически по причине алкогольной зависимости);

- Заварзин Борислав Артурович (второй «черный» кассир ФосАгро, выпускник экономического факультета МГУ);

- Толстикова Светлана Валерьевна (руководитель подразделения по межведомственному взаимодействию, «решальщица»);

- Юрков Владимир Анатольевич (заместитель Толстиковой);

- Лашевич Владимир Вячеславович (тайный адвокат ФосАгро);

- возможно, Буланов Дмитрий Ратмирович и Сиротенко Сергей Александрович (юристы ФосАгро);

- возможно, Сидоркевич Игорь Михайлович (бывший сотрудник ФСБ, в настоящее время сотрудник Минобороны РФ) и его помощник Пагольский Владимир (охранное предприятие «Клен»).

 

У перечисленных людей была тайная форма телефонной связи, конспирация и другие атрибуты ОПС.

 

Целями ОПС были следующие:

- дача взяток за незаконные действия в пользу ФосАгро и общее покровительство;

- мошенничество;

- попытки убийства «нелояльных» сотрудников;

- коммерческий подкуп;

- другие преступления.

 

Положения статей УК РФ о заведомо ложном доносе и заведомо ложных показаниях мне известны, так как:

- я сам имею большой опыт в юриспруденции;

- состою в договорных отношениях с известными российскими и зарубежными адвокатами, которые ознакомились с этим заявлением.

 

Я лично трижды обращался в СК РФ с просьбой предоставить мне госзащиту в рамках программы защиты свидетелей и потерпевших в рамках моего заявления о покушениях на убийство. Однако ни одного ответа я не получил вопреки требованиям закона.

Моя жена (бывшая сотрудница компаний ФосАгро и непосредственный свидетель по делу) обратилась в СК и МВД с аналогичной просьбой. Ей было официально отказано с нарушением всех процессуальных сроков и с мотивировкой, подобной имевшей место недавно «когда Вас убьют, мы приедем и опишем Ваш труп».

06.12.16 я дал пресс-конференцию в Interfax, на которой успел (ввиду формата) изложить лишь небольшую часть из того, что описано выше. В пресс-конференции участвовали сотрудники Антикоррупционного комитета, Заместитель Председателя Комитета Госдумы, руководитель одной из крупнейших юридических фирм.

Ссылка на видео о пресс-конференции:

Накануне пресс- конференции мою электронную почту пытались 4 раза взломать. Аналогичные случаи были раньше.

В связи с этим прошу еще раз рассмотреть вопрос о предоставлении членам моей семьи мер государственной защиты:

- Литвякова Надежда Владимировна (жена);

- Сычева Ксения Игоревна (дочь);

- Сычев Иван Игоревич (сын);

- Сычева Валентина Николаевна (мать);

- Сычева Инна Алексеевна (сестра);

- Алымова Виктория Сергеевна (племянница);

- Литвякова Галина Ивановна (теща);

- Башкатова Мария Филипповна (бабушка).

 

Я опасаюсь за их жизнь и здоровье в связи с моим конфликтом с ФосАгро и невозможностью повлиять на меня лично физически. Правоохранительные страны, где я нахожусь, я уведомлю о своих опасениях также.

 

С уважением, Игорь Сычев для сайта ГИПОТЕЗА

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.