Среда, 17 июля 2019 12:29

Налоговый инспектор Арсен Ципинов и портвейн с душком

В начале июня этого года в пресс-центре агентства Интерфакс эксперты обсуждали проблемы российского рынка виноделия. Одна из главных озвученных проблем заключается в том, что ряд широко известных на рынке компаний производят продукцию, в которой заявленный на этикетке состав продукта не соответствует фактическому содержимому в бутылке.

 

Вопросы поставленные одним из спикеров, заставили нас более внимательно посмотреть на эту теневую сторону алкогольной отрасли. Откуда берется неучтенный спирт? Как северо-кавказские республики становятся центрам виноградарства? Как можно производить миллионы декалитров портвейна не имея достаточного количества емкостей? И откуда берутся демпинговые цены?

Мы решили поглубже окунуться в алкогольную тему и вышли на целую группу людей, которые долгие годы получают миллиардные прибыли и создают различные «схемы».

Кто контролирует фальсифицированную алкогольную продукцию в России?

В начале 2000-х годов государством для более эффективного (как считалось) контроля за производством спирта и борьбы с теневиками были созданы, так называемые, акцизные посты на каждом спиртзаводе в стране. Министерством экономического развития предлагалось 100% акциза взимать со спиртзаводов, а заводы-производители алкогольной продукции и акцизные склады от этой обязанности освободить. На одном из таких акцизных постов при спиртзаводе в Кабардино-Балкарии работал обычный налоговый инспектор Арсен Ципинов.

Позже он перешел на работу на сам завод, был простым инженером, потом главным инженером, а уходил с этого завода уже в статусе технического директора.

Параллельно с этим развивалась карьера простого бармена из Воронежа Игоря Шушарева.

В серьезный алкогольный бизнес Шушарев попадает через своего земляка Валерия Яковлева, который взял его к себе в оптовый алкогольный бизнес.

Про бизнесмена Валерия Яковлева, продавшего «Росспиртпрому» свои заводы, известно немного — предприниматель является непубличной персоной, никогда не давал интервью и ответы на запросы журналистов передает через своих представителей. Тем не менее на рынке Яковлева знают хорошо: с середины 2000-х его компания «Директ-холдинг» из Воронежа являлась крупнейшим посредником на рынке спирта — между производителями водки, нуждающимися в сырье, и крупными спиртзаводами.

В 2008-м Яковлев начал скупать проблемные спиртовые активы: часть заводов — в Тульской, Курской и Новосибирской областях — находились в процедуре банкротства, заводы в Северной Осетии и Кабардино-Балкарии столкнулись с проблемой переоформления лицензий, указывали «Ведомости» в ноябре 2014-го.

Познав тонкости работы алкогольного бизнеса у Валерия Яковлева Игорь Шушарев начал развивать собственное направление.

К этому моменту Арсен Ципинов уже был известен на теневом алкогольном рынке, как чуть ли не куратор поставок фальсифицированной продукции из Кабардино-Балкарии. В конце 2000-х годов происходит судьбоносное знакомство Шушарева с Ципиновым.

Игроки алкогольного рынка, на условиях анонимности, называют этих двух человек чуть ли не генералами «теневого» алкогольного сектора, а руководимая ими структура многочисленных разрозненных компаний контролирует сегодня производство более 20 миллионов бутылок водки, портвейнов, вин и пивных напитков ежемесячно.

А потери бюджета из-за не отраженных или искаженных данных в ЕГАИС о продукции и ее составе (занижение акцизов и НДС) могут составлять более 15 миллиардов рублей ежегодно.

«Южане»

11 июля 2018 года в отставку был отправлен многолетний глава Росалкогольрегулирования (РАР) Игорь Чуян. Отставка «серого кардинала» алкогольной отрасли, как называли Чуяна сами участники рынка, сопровождалась подковерной борьбой.

В высоких кабинетах решали, что делать с Чуяном, который фактически «лишил российский бюджет налогов от продажи алкоголя на сотни миллиардов рублей», но В итоге почему-то решили просто выпустить из страны. Игорь Чуян сразу же вылетел из России в Израиль. В столице он пока не показывался.

К моменту, когда над главой РАРа еще только начинали сгущаться тучи, Арсен Ципинов и Игорь Шушарев уже являлись активными игроками в «схемах» подпольного миллиардера Чуяна.

На алкогольном рынке их уже знали, как «южане». Оба выходцы с Юга России. Стартовые предприятия по производству неучтенного спирта находились в массе своей в северо-кавказских республиках.

С приходом на место Игоря Чуяна в Росалкогольрегулирование из ОАО «Росспиртпром» Игоря Алешина, три месяца теневой алкогольный рынок находился в подвешенном состоянии. Ничего не было понятно. Как рассказывает один из наших источников в отрасли, «Арсен Ципинов и Игорь Шушарев, судя по всему, стали персонами нон-грата в некогда дружественном ведомстве, с ними никто в РАРе не общался и в силовых органах тоже с опаской».

Удивительно, но с приходом нового руководителя, в РАРе остались работать большинство подчиненных Игоря Чуяна, а некоторые даже пошли на повышение. Эксперты отмечают, что это личная ошибка Игоря Алешина. «Входя в должность он мог полностью поменять команду и привести своих людей. Но он поступил по-другому –оставил бывших замов Чуяна на своих местах, позволив «решальщикам» в алкогольной отрасли за периметром РАРа работать напрямую со своими заместителями», — говорит еще один наш источник в алкогольной отрасли.

Скорее всего именно эти «решальщики» (имена известны редакции) вернули Арсена Ципинова и Игоря Шушарева в теневой алкогольный рынок.

На сегодняшний день регионы присутствия «южан», помимо Осетии, распространились на Москву, Московскую область. Аффилированные с ними предприятия работают в Ленинградской, Тульской, Пензенской, Воронежской областях, Ставропольском крае и КБР.

Схематика российских бутлегеров

«Портвейны – это обиходное название. Это терминология коммерсантов. Торгпред приходит в точку и говорит — ребята, у нас есть портвейны 0,7, литр и полтора литра. А на этикетке написано либо фруктовое вино, либо винный напиток с добавлением спирта. И всем плевать, что там написано, но в обиходе называется это портвейном», — рассказывает нам один из участников рынка.

— В чем смысл схемы с портвейном и какие деньги на нем зарабатывают теневики?

— Если ты делаешь просто честное столовое вино – самое дешевое привезти какой-нибудь бросовый виноматериал, который где-то там на биржах в Испании, в Австралии, то, что не купили местные ребята, как говно. Ты привез это говно сюда, разлил и продаешь за дешево. Это одна себестоимость.

— Что такое виноматериал и можно ли без него произвести вино?

— Виноматериал – это вино, столовое вино, только очень плохого качества. От него отказались все производители по всему миру, а наши привезли в Россию, разлили и назвали столовое вино. Первый уровень себестоимости, грубо говоря, 150 рублей за литр.

Следующий уровень себестоимости, это когда виноматериал не виноградный, а концентрат яблочного сока с сахаром, с дрожжами, сбродили за две-три недели, получили концентрацию спирта, скупажировали и разлили. Себестоимость в этом случае составляет примерно 90 рублей за литр.

И третий уровень, под вот этот второй уровень законного продукта, когда ты называешь это фруктовое вино, сбраживаешь и это действительно виноматериал основанный на брожении, когда ты под видом этого, льешь воду, этиловый спирт, ароматизатор, разбавляешь все это за один день, а не за 20, пишешь на этикетке, что это фруктовое вино. Это очень дешево. Это не требует исходного сырья. Это не требует уплаты акциза при производстве этилового спирта, он же левый. А себестоимость его смешная без уплаты акцизного налога. Но там нет содержания продуктов брожения, которые дают себестоимость.

Там просто этиловый спирт, который ты произвел условно говоря за 400 рублей за дал (Дал — одна из объёмных основных мер в виноделии, по определению равна 10 литрам) размешал с водой и у тебя в итоговом продукте содержание спирта 18 рублей и получилось, что твоя себестоимость уже не 90, а 50 рублей. И ты получаешь не конкурентное преимущество. Тот, кто сделал за 90 рублей, продаст хотя бы за 100. А ты произведя за 50 рублей, продашь за 70, заработаешь хорошие 20 рублей, а легальный производитель с тобой не может конкурировать, у него по такой цене минус.

— Опасен ли такой продукт для здоровья и какой ущерб экономики страны приносит такая схема?

— Этот продукт не опасен для здоровья. Ущерб заключается в том, что, во-первых, потребитель покупает продукт под названием фруктовое вино, а это должно называться винный напиток с добавлением этилового спирта, здесь просто обман потребителя. Второе — если бы этот продукт назывался так, как есть на самом деле, за это акциз нужно заплатить совсем другой, а его никто не платит. Понятийно всем все понятно – мы берем портвейн произведенный из этилового спирта, на спектрографе прокалываем его в водочной лаборатории и его спектрограмма похожа на этиловый спирт. Нет никаких пиков дополнительных элементов, всяких органических, летучих соединений, которые неизбежно сопровождают процесс брожения. Ловить «схемщиков» надо в момент производства, после того как продукция выехала, законных методов что либо доказать не существует. Если взять фруктовые вина плюс винные напитки без этилового спирта, производящиеся в России, то выйдет очень серьезная цифра миллионов 30 дал. А водки 70 миллионов дал было, для сравнения. Пять лет назад это продукт был для розницы, сети ее не брали. Все просто понимают, что это такое. В рознице, если в магазине есть портвейн или его нет – совершенно разная структура продаж. Это категория между пивом и водкой и покупатель тот, кто считает алкоголь абсолютный. Если в магазине нет портвейна, то это одни продажи водки и пива. Если он есть, половина от пива и от водки отрубается и переходит к портвейну. В периоде 2012-2015 год это было конкурентным преимуществом обычных розничных магазинов перед сетями. Там портвейнов не было и алкоголики шли его покупать в обычные магазины. Статус Групп ввел это в обиход сетей, в том числе насилием, убеждая, что это нормальны продукт и вам за это ничего не будет. И на сегодняшний день этот продукт есть везде, чуть ли не во всех супермаркетах эконом класса,… И он сжирает продажи смежных категорий.

Борьба за рынок

За время свой работы в этом сегменте алкогольной отрасли Арсен Ципинов и Игорь Шушарев в кругах специалистов превратились из панибратских «южан» в респектабельных «руководителей» «Проекта Юг» или «31 этаж». Головной офис группы находится в Москва-Сити, в башне «Империя» на 31 этаже.

Рабочими схемами производства алкоголя группы «Проект Юг» под руководством Арсена Ципинова и Игоря Шушарева действующие на сегодняшний день как нам кажется являются: неуплата акциза в винных категориях, в водке, и не настоящий материал для сырья, а также борьба с конкурентами.

Игорь Шушарев, похоже, продолжает политику, которую реализовывал в бытность свою руководителем Росалкогольрегулированием Игорь Чуян – если есть конкурент, то надо с ним разобраться, чтобы он не работал.

Так, по информации игроков алкогольного рынка, в декабре 2018 года Ципинов с Шушаревым «пришли» к своему старому партнеру Араику Апояну, владельцу Пензенских спиртзаводов, якобы с предложением «отдать» им под контроль свой бизнес и запустить во все предприятия нового акционера. Араик категорически не согласился. Представители Ципинова и Шушарева, если верить источнику, сказали, что «мы знали, что ты так ответишь. Давай тогда расходиться. Мы у тебя ничего не размещаем по розливу, ты нам отдаешь оставшиеся долги и мирно расходимся». Апоян принимает предложение, а через месяц РАР приостанавливает лицензии у предприятий Араика Апояна Новокузнецкого ликеро-водочного спиртзавода и ДАЛа.

В апреле 2019-го эту лицензию окончательно отобрали по формальным признакам.

Любопытная деталь – Арсен Ципинов с Араиком Апояном были некогда не только близкими бизнесменами, но и хорошими друзьями. Дружили семьями, ездили вместе на отдых.

Вторая известная история связана с Брянскспиртпромом и его генеральным директором Андреем Зайцевым. Небольшой в масштабах страны самостоятельный комплекс, желающий вырасти, летом 2018 года решил разливать портвейн под маркой «Кавказ». Зайцев разработал следующую вполне легальную схему: сбраживать продукцию на одном предприятии, везти сброженный материал на Тольяттинский винзавод и по честному разливать как портвейн «Кавказ». Получив приличный оборот, значимый для федеральных сетей, легальный продукт, Брянскспиртпром в декабре-январе 2018-2019 года стал активно продавать свой портвейн в сетевых магазинах по всей стране. По словам наших источников, Шушарев с Ципиновым, по-видимому, увидели в развитии Брянскспиртпрома себе конкурента. В январе 2019 какое-то физическое лицо покупает портвейн «Кавказ», говорит, что ему после него стало плохо и пишет жалобу в РАР. Уже на на следующий день заместитель руководителя Росалкогольрегулирования Ирина Голосная назначает внеплановую проверку на винзаводе и специально летит в Нижний-Новгород, в Поволжский РАР, чтобы руководить этой проверкой, которая заканчивается приостановкой лицензии у ООО «Винзавод Тольяттинский» на производство фруктовых вин.

«У людей есть финансовый ресурс, подкрепляемый ежемесячным зарабатыванием чистой прибыли. У них есть исторический административный ресурс – у Арсена Ципинова свой, у Игоря Шушарева свой. У них достаточно эффективный расходник, в том смысле, что они не берут на себя никаких расходов и обязательств, а перекладывают их на партнеров. Т.е. работает завод какой-то он несет свои расходы, если вдруг окажется, что там что-то случилось, то эта будет проблема того партнера, контрагента, который там локально располагается. Они от туда уйдут просто, снимутся и уйдут на другое предприятие, что они не однократно делали. Такая модель хищнического бизнеса – на нас никаких обязательств нет. Если что-то случилось, то вон там ребята с ними и разбирайтесь», — высказывает свое мнение наш источник в алкогольной отрасли.

Конспирация

Управление бизнесом Ципинов с Шушаревым структурировали в скрытую форму, оно непублично и непрозрачно.

Фактические бенефициары, управляющие организацией, официально не занимают должностей и не владеют компаниями. Так, например, Арсен Ципинов позиционирует себя, как простой адвокат. А Игорь Шушарев бизнесмен, но формально его компании не работают в теневом сегменте алкогольного бизнеса. Фотографий Ципинова и Шушарева вы так же не найдете в интернете. Но нам удалось получить в свое распоряжение их фото. 

Судя по всему, владение компаниями происходит через номинальных лиц, что дает возможность в любой момент открестится от каких либо обвинений со стороны правоохранительных органов, а непосредственное управление предприятиями осуществляется через официально не связанных друг с другом лиц.

Наши источники, утверждают, что все участники этого «бизнеса» четко разделены по исполняемым функциям. По мнению источника, сами руководители группы, Арсен Ципинов и Игорь Шушарев также делят функции. Ципинов отвечает за организацию и реализацию схем производства нелегальной/фальсифицированной продукции и за бизнес-процессы в целом.

Шушарев отвечает в основном за связи с различными госорганами.

Утверждается так же, что конспирация участников «Проекта Юг» обеспечивается специально организованными каналами связи, запретом на открытое общение по телефону и электронной почте, ограничение личных контактов как друг с другом, так и с контрагентами.

Нам удалось выяснить и перечень заводов, в настоящее время предположительно производящих фальсифицированную продукцию и контролируемых Игорем Шушаревым и Арсеном Ципиновым в данный момент. Доказать связь предприятий с «31 этажом» стороннему человеку будет затруднительно.

Но если посмотреть место регистрации нескольких связанных с «южанами» компаний, то можно увидеть, что ряд из них зарегистрированы в той самой башне «Империя» в комплексе Москва-Сити на 31 этаже.

Список юридических лиц постоянно меняется. Отработанные компании ликвидируются, после чего найти концы весьма сложно.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.