Четверг, 05 Октябрь 2017 10:27

Инвестиционный хранитель

Загрузка...

Как Виталий Смагин выбивал из Ашота Егиазаряна деньги Сулеймана Керимова, и будут ли реализованы девелоперские проекты «Центуриона»

Закончился один из самых громких и долгих процессов по московской недвижимости. Траст, контролируемый скрывающимся от отечественного правосудия экс-депутатом Госдумы Ашотом Егиазаряном, оказался в распоряжении его экс-партнера Виталия Смагина. Скорее всего это деньги еще одного участника схемы — члена Совета Федерации от Дагестана Сулеймана Керимова.

 

Закончился один из самых громких и долгих процессов по московской недвижимости. Траст, контролируемый скрывающимся от отечественного правосудия экс-депутатом Госдумы Ашотом Егиазаряном, оказался в распоряжении его экс-партнера Виталия Смагина. Скорее всего это деньги еще одного участника схемы — члена Совета Федерации от Дагестана Сулеймана Керимова.

Дело прошлое

Федеральный суд США в Калифорнии принял решение изъять имущество, размещенное в лихтенштейнском оффшорном трасте Alpha Trust. Судья Мануэль Реал (Manuel L. Real) своим решением признал, что 188 млн долларов, которые хранятся в этом трасте пойдут на выплату иска, поданного Виталием Смагиным — экс-партнером влиятельного в прошлом финансиста и политического брокера Ашота Егиазаряна. Решение о том, что Виталий Смагин должен Егиазаряну 93 млн долларов, принял Лондонский международный арбитражный суд. Калифорнийский суд только признал справедливость этого решения и, таким образом, обеспечил доступ к трасту. Деньги в этом фонде оказались в результате выигрыша представителей Егиазаряна у представителей Сулеймана Керимова по делу, связанному с финансированием проекта «Москвы» — многострадального столичного отеля, который стал объектом целой череды скандальных сделок, потрясших столичный рынок недвижимости после финансового кризиса 2008 года. В ноябре 2014 года все тот же Лондонский международный арбитражный суд обязал Сулеймана Керимова выплатить Ашоту Егиазаряну $250 млн, которые были потрачены им на строительство отеля. А для того, чтобы форсировать эти выплаты, противники Керимова весной 2015-го года стали угрожать арестом всех активов Сулеймана Керимова в качестве обеспечительной меры. Это грозило совершенно невероятными последствиями, учитывая, что в «зоне риска» оказались, к примеру, акции корпорации «Уралкалий», которыми на тот момент владел дагестанский олигарх и бывший коллега Егиазаряна по либерально-демократической партии Сулейман Керимов.

Сулейман Керимов

Калифорнийский вердикт должен поставить точку в этом деле, которое началась в 2010 году в Москве. Виталий Смагин, которого в Москве знали как «специалиста по взаимодействиям с органами государственной власти» (сейчас чаще стали использовать сленговое «решала»), подал в Генпрокуратуру заявление, в котором обвинил своего бизнес-партнера, экс-депутата Госдумы от ЛДПР Ашота Егиазаряна в хищении у 20% акций компании «Центурион альянс». Компания построила и открыла в 2005 году торговый центр «Европарк», но затем стала объектом целой системы запутанных сделок, смысл которых каждая из сторон, в них участвовавших, поворачивала в свою пользу.

Человек системы

В тот момент никто не мог представить себе, что разбирательство вокруг хоть и крупного, но обычного торгового центра станет началом конца карьеры человека, ставшего символом российского бизнеса и политической системы — не только 1990-х, но и вполне себе 2000-х. Несмотря на огромный шлейф компромата, Ашот Егиазарян с 1999 года вплоть до осени 2010 оставался бессменным депутатом Госдумы, и одновременно активно участвовал в самых разнообразных столичных гешефтах, связанных с землей. Эта история закончилась в ноябре 2010 года, когда Госдума лишила Ашота Егиазаряна неприкосновенности, а в отношении депутата было возбуждено уголовное дело по «привычной» статье 159-4 УК (мошенничество в особо крупном размере).

В отличие от внешних наблюдателей, Ашот Егиазарян оказался отлично проинформирован о том, куда клонится дело. С июля 2010 года он переместился в Лос-Анжелес — столицу армянской диаспоры. Но прокуратуру в тот момент вряд ли интересовал Ашот Геворкович как физическое лицо, куда больший интерес для правоохранителей представляли его многочисленные юридические лица.

Ашот Егиазарян

Осенью 2010 — зимой 2011 года были арестованы акции контролируемых депутатом компаний, многочисленные земельные участки, а также денежные средства, перечисляемые на расчетные счета. Ашот Егиазарян пытался отвечать. Он выступил с публичным предложением к Дмитрию Медведеву об отставке, и даже зарегистрировал сайт, на котором была размещена информация о своей общественно-полезной деятельности как депутата. Но все эти попытки не принесли ни личного, ни, судя по всему, материального благополучия беглому либерал-демократу. Судебные разбирательства переместились в Лондонский арбитражный суд. В ноябре 2014 года он обязал Ашота Егиазаряна и принадлежавшую ему Kalken Holdings Ltd. выплатить более 84 миллионов долларов в пользу бизнесмена Виталия Смагина, заявившего о хищении у него доли в торговом центре на Рублевском шоссе. С учетом процентов сумма этого требования достигла тех самых вышеупомянутых 83 миллионов долларов. После, понимая всю условность лондонских решений для резидента Лос-Анжелеса, Виталий Смагин обращается в Федеральный суд штата Калифорния с заявлением о признании арбитражного решения. С этого момента Ашот Егиазарян затеял сеанс одновременной юридической игры на двух досках — в Лондоне, где он подавал апелляции, и в Калифорнии, где он всеми возможными способами пытался уклониться от исполнения арбитражного решения.

Инвестиционный хранитель

В апелляции, поданной в Высокий суд Лондона, экс-депутат делал заявления о подделке подписей, юридической несостоятельности заключенных соглашений и даже о том, что спор с Виталием Смагиным вообще не должен был рассматриваться в арбитраже. История затягивалась. И тогда рассмотрение иска было перенесено в Калифорнию. Здесь Ашот Егиазарян пытался защититься, утверждая в суде, что он ничего не прятал, а был всего лишь инвестиционным консультантом и хранителем (протектором) траста.

Сам Виталий Смагин все это время делал публичные заявления о намерении реализовать девелоперские проекты (в том числе на отобранных у Егиазаряна земельных участках). Но реальных результатов его инвестиционной программы, похоже, нет. Например, исчезли упоминания о судьбе второй очереди бизнес-центра «Западные ворота», на строительство которого было якобы уже получено разрешение. Возможно, на эти планы пойдут деньги, полученные Виталием Смагиным в Калифорнии. В результате получится, что проекты будут реализованы на средства… Сулеймана Керимова. А Москва окажется на новом этапе разборок по этим делам.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.