Понедельник, 17 января 2022 13:04

Сожитель жестко отомстил банкирше Миримской

Защита Ольги Миримской считает, что её арест не соответствует обстоятельствам дела.
Защита председателя совета директоров Банка кооперативного финансирования (БКФ), совладельца компании «Русский продукт» Ольги Миримской обжаловала назначенную ей Басманным судом столицы меру пресечения в виде содержания под стражей. Госпожа Миримская обвиняется в даче взятки в виде двух автомобилей следователю ГСУ СКР по Московской области Юрию Носову. По версии следствия, за это подношение следователь должен был сфальсифицировать уголовное преследование бывшего сожителя бизнесвумен, совладельца платежной системы « Золотая корона» Николая Смирнова. Тот проходил по делу о продаже ребёнка банкирши в 2015 году, однако в позапрошлом году расследование в отношении него было прекращено. Ольга Миримская и её защита считают, что суд, санкционируя арест обвиняемой, не учел обстоятельств дела. По версии бизнесвумен и адвокатов, её уголовное дело является местью со стороны господина Смирнова.

По данным “Ъ”, в жалобе на арест, которую предстоит рассмотреть апелляционной инстанции Мосгорсуда, защита Ольги Миримской, оспаривая законность её заключения под стражу, делает упор на то, что суд первой инстанции в своём постановлении сделал выводы, «которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела». В частности, указывает защита, суд не дал должной оценки постановлению следствия о привлечении госпожи Миримской в качестве обвиняемой. В этом документе, отмечают адвокаты, говорится, что Ольга Миримская передала следователю подмосковного ГСУ СКР Юрию Носову в виде взятки (ч. 5 ст. 291 УК РФ) Honda CRV и Mitsubishi Outlander общей стоимостью 3,25 млн руб. за проведение следственных действий и принятие процессуальных решений по делу, которое находилось в его производстве, а также её информирование о ходе расследования.

Об этом сообщает Репортер РУ

Однако, отмечает в жалобе защита бизнесвумен, следствие так и не указало, какие действия и решения должен был совершить следователь, а также какой именно информацией он должен был поделиться.

Речь шла об уголовном преследовании бывшего сожителя бизнесвумен Николая Смирнова, начатого по заявлению госпожи Миримской. Господину Смирнову вместе с предполагаемыми сообщниками инкриминировалась торговля детьми (речь шла о конфликте, связанном с суррогатным материнством). В позапрошлом году это дело было закрыто.

Отметим, что дело о взятке следователю было выделено в декабре прошлого года из материалов другого расследования, начатого ещё четыре с половиной года назад по заявлению адвоката господина Смирнова о попытке «неустановленного лица» дать взятку «неустановленным сотрудникам» Пресненского райсуда в размере $550 тыс. (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 291 УК РФ) за принятие решения в пользу госпожи Миримской при разделе имущества с её бывшим мужем Алексеем Голубовичем. Как считает адвокат госпожи Миримской Александр Чернов, у адвокатов господина Смирнова «отсутствовали законные основания для их участия в этом уголовном деле», однако в ходе обыска у бизнесвумен, проведенного, по утверждению защиты госпожи Миримской, без участия её представителей, неожиданно была обнаружена флеш-карта, содержащая биллинг телефонов адвокатов господина Смирнова. Поэтому позже в деле появляется новая статья (ч. 1 ст. 138 УК РФ — нарушение тайны телефонных переговоров). «Сейчас становится понятным, что "обнаружение" флешки было необходимо процессуальным противникам моей подзащитной, чтобы получить статус потерпевших и, соответственно, доступ ко всем материалам её уголовного дела. Само же утверждение, что она незаконно собирала сведения об адвокатах, звучит смешно, если вспомнить, что, по версии следствия, Юрий Носов выполнял её указания. Исходя из логики следствия, она могла просто через него получать данные о любых телефонных переговорах. Но Миримская с подобными просьбами никогда не обращалась».

Когда было возбуждено первое дело, отмечает защита госпожи Миримской, она находилась за границей, но, узнав о предъявлении ей обвинения, тут же приехала в Россию и пришла к следователю для дачи показаний. И в дальнейшем, отмечают адвокаты, она, не раз покидая страну, тем не менее исправно являлась по первому требованию следствия.

Поэтому с неё тогда и взяли лишь обязательство о явке. В связи с этим непонятно, отмечают адвокаты, почему на этот раз понадобилась столь серьёзная мера пресечения, как арест, если до настоящего момента претензий к поведению бизнесвумен не высказывалось.

Что касается ранее предъявленных госпоже Миримской обвинений, то защита считает их несостоятельными. По версии адвокатов, деньги были переданы в качестве гонорара юристам, которые взялись представлять её в суде. Однако те не выполнили своих обязательств, решение было принято не в её пользу, а когда бизнесвумен потребовала вернуть ей выданные средства, то получила ответ, что деньги юристы якобы по своей инициативе передали дальше — для руководства суда. Как говорит адвокат госпожи Миримской Александр Чернов, «она пыталась привлечь юристов к уголовной ответственности, но ей дважды было в этом отказано с формулировкой, что речь идёт о гражданско-правовых отношениях». Зато появилось дело против самой главы БКФ. В его рамках, отметил господин Чернов, «были проведены незаконные обыски и изъяты телефоны и иные носители информации, содержащие личную переписку».

В апелляционной жалобе также отмечается, что целью возбуждения нового уголовного дела о даче взятки следователю, по мнению защиты, является «не установление истины, а месть Миримской О. М., попытки опорочить судебные решения, подтвердившие её материнство в отношении малолетней дочери». По словам адвоката Чернова, обвинение во взятках не выдерживает критики. По его словам, отец следователя Носова, будучи предпринимателем, продал собственную лесопилку в Шатурском районе Подмосковья и на полученные средств купил сыну новый Mitsubishi Outlander. А отец жены Юрия Носова, отставной офицер, на сбережения купил дочери трёхлетнюю Honda CRV. «Имеются все документы как на происхождение денег, так и на покупку машин»,— подчеркнул господин Чернов.

Адвокат также сообщил, что из распечатки со счета Миримской видно, что регулярные значительные траты соответствуют привычному образу жизни его подзащитной, а 1,25 млн и 2 млн руб., которые, по версии следствия, предназначались для приобретения автомобилей следователю Носову, были сняты с её счета в октябре и декабре 2016 года, но почти сразу и практически в тех же суммах были возвращены обратно.

«Миримская активно сотрудничает со следствием, даёт показания и не собирается скрываться от правосудия. Её шестилетняя дочь, похищенная в мае 2015 году и возвращенная только в ноябре 2016 года, снова лишена материнской заботы. Кроме того, судом первой инстанции не учтено, что нахождение Миримской под стражей препятствует работе кредитной организации, председателем совета директоров и председателем инвестиционного комитета которой она является. Дело в том, что все протоколы инвестиционного комитета по кредитным операциям в обязательном порядке согласовываются с председателем совета директоров банка»,— резюмировал адвокат Александр Чернов.

Источник: Криминал РУ

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.