Среда, 09 июня 2021 20:07

«Дочка» Ростеха надышала себе миллионы на ИВЛ

Как «дочка» Ростеха заработала 162 миллиона рублей на поставках аппаратов ИВЛ.
Аппарат искусственной вентиляции лёгких «Авента-М» печально прославился год назад — в двух больницах произошли пожары, в результате которых погибли шесть пациентов. Тогда использование «Авенты-М» временно приостановили, но проверка не нашла связи пожаров с аппаратами, и производство было продолжено. Как выяснило «МБХ медиа», за 2020 год «Концерн радиоэлектронных технологий» (КРЭТ, «дочка» Ростеха), покупавший аппараты у своего дочернего предприятия, заработал на госконтрактах по поставкам «Авенты-М» не менее 162 млн рублей. И это при том, что в первую волну пандемии 5% ИВЛ попросту не доехали до больниц, вынужденных в условиях дефицита вешать на стены фотографии аппаратов с указанием, где их можно найти. Некоторым реанимациям приходилось ждать оплаченных аппаратов по полгода.

Поздно и дорого

До первой волны пандемии (с марта по сентябрь 2020 года) российские медучреждения предпочитали импортные аппараты ИВЛ отечественным. Рынок сформировался, один и тот же пул поставщиков привозил аппараты в Россию из Индии, Китая, Швейцарии, Германии и других стран. Все изменилось после того, как правительство в марте 2020 года назначило «Концерн радиоэлектронных технологий» (КРЭТ) Ростеха единым поставщиком аппаратов искусственной вентиляции лёгких в российские больницы до конца года. С КРЭТ стали массово заключать контракты на поставку медицинского оборудования.

Самый крупный контракт на 7,5 млрд рублей КРЭТ подписал с министерством промышленности и торговли. Примерно столько же — 7 млрд рублей — «дочка» Ростеха получила от региональных комитетов здравоохранения и больниц. По данным сайта госзакупок, КРЭТ выполнял минимум 96 подобных контрактов. Концерн поставлял не только аппараты ИВЛ (с 1 марта 2020 года по май 2021 года), но и обучал медперсонал ими пользоваться. В сумме российские больницы должны были получить свыше десяти тысяч аппаратов ИВЛ марки «Авента-М», которые производит КРЭТ. Должны были — но получили не все. Аппараты искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), поставленные в прошлом году в российские больницы, не только продавались с наценкой, но и дошли до больных с большой задержкой. Об этом говорят данные портала госзакупок, изученные «МБХ медиа». Часть оборудования вышла из строя ещё до того, как попала в отделения реанимации.

Навязанный бестселлер

Благодаря распоряжению правительства, «Авента-М» в разгар пандемии стала самым массовым аппаратом ИВЛ. До первой коронавирусной волны в России использовали 42-43 тыс. аппаратов ИВЛ в основном зарубежных производителей. «Авента-М» спросом не пользовалась — в российских больницах к 2019 году было порядка 700 аппаратов этой марки, писала «Русская служба Би-би-си». Таким образом, закупки на фоне пандемии позволили КРЭТ занять сразу 20% рынка.

Уральский приборостроительный завод (дочерняя компания концерна), на котором собирают «Авенту-М», в 2020 году отчитался о росте производства аппаратов ИВЛ в 14 раз по сравнению с 2019 годом. По словам коммерческого директора завода Юрия Валутова, в 2020 году «в общей сложности на заводе было произведено и поставлено свыше 13 тыс. аппаратов «Авента-М»».

Именно этому заводу КРЭТ отдал подряд на исполнение подписанных многомиллиардных контрактов. Концерн закупал аппараты ИВЛ у своего завода, но дешевле, чем продавал в медучреждения и профильные ведомства. Если рассматривать каждый лот отдельно, то может показаться, что разница в цене несущественная — от нескольких десятков тысяч рублей. Но как посчитали «МБХ медиа», на всех этих закупках бюджет мог сэкономить не менее 162 млн рублей. Это стоимость более ста новых аппаратов ИВЛ «Авента-М».

Как мы считали. Для того, чтобы узнать, какой именно была разница между стоимостью поставок для медучреждений и для самого КРЭТ, мы сравнили контракты, где концерн выступал как поставщик и как заказчик. Те закупки, где приблизительно совпадала дата заключения контракта, а также совпадал объём поставки, мы расценивали как единую цепочку субподрядов. Например, 22 апреля министерство здравоохранения Ставропольского края заключило с концерном контракт на поставку 312 аппаратов ИВЛ. А через два дня КРЭТ уже сам закупил такое же количество устройств. Разница в цене — 5,8 млн рублей. На эти деньги можно было бы купить ещё три аппарата ИВЛ «Авента-М». К сожалению, на сайте госзакупок не опубликованы тексты договоров концерна с УПЗ, а также данные об исполнении сделок.

«Закупочный круговорот»

По контракту с Минпромторгом КРЭТ должен был поставить 6 756 аппаратов ИВЛ. Позже такое же количество аппаратов концерн отдал на субподряд. После «закупочного круговорота» аппараты ИВЛ по этому контракту подешевели на 75 млн рублей. Упало в цене и медоборудование, которое КРЭТ должен был поставить в рамках контрактов с региональными минздравами и больницами. В сумме оно подешевело на 87,5 млн рублей. Но не для больниц, а для концерна Ростеха.

С 2018 года госкомпании могут не раскрывать данные о закупках у компаний, где им принадлежит доля больше 25%. Правительство объясняло это защитой российских фирм от необоснованных международных санкций. И на сайте госзакупок невозможно понять, с кем именно концерн заключал договоры субподряда — они не опубликованы. В протоколах подведения итогов написано только, что подрядчик отсутствует в реестре недобросовестных поставщиков. Однако в данном случае речь точно идёт о «дочке» КРЭТ — Уральском приборостроительном заводе (УПЗ). В Минпромторге «МБХ медиа» подтвердили, что через день после того, как они подписали договор с КРЭТ, уже сам концерн заключил договор с УПЗ на поставку оборудования «по стоимости ниже стандартной». На то, что УПЗ стал главным поставщиком аппаратов ИВЛ, указывает и аудиторское заключение ООО «АФК аудит». В 2020 году выручка завода от производства медицинской продукции увеличилась в 25 раз.

Плата за лоббизм

КРЭТ имеет право заключать договоры субподряда, в том числе и со своими дочерними предприятиями. «Разница в цене — это административные издержки. При договоре субподряда заказчик может удерживать 10%. Они сказываются на стоимости товара или услуги», — объясняет генеральный директор «Трансперенси Интернешнл Россия» Илья Шуманов. В административные расходы входят подготовка документов, логистика. Избежать оплаты этих расходов из бюджета практически невозможно — по закону КРЭТ не может покупать аппараты ИВЛ у завода на безвозмездной основе.

Если бы Минпромторг и больницы закупили медицинскую технику напрямую у производителя — Уральского приборостроительного завода — у них в запасе могли быть 107 дополнительных аппаратов ИВЛ. Это почти полностью покрыло бы дефицит аппаратов ИВЛ, например, в Мурманской (110) или Пензенской областях (114), подсчитало «МБХ медиа».

Возможность покупать оборудование напрямую у ведомства и медучреждений была. На открытых торгах цена могла быть ниже, утверждает Шуманов. «Ростех уже давно “паразитирует” на таких торгах. По сути, разница в цене — это плата за протекционизм, лоббизм, который оказывает головная компания, имеющая доступ к центру принятия решений, в рамках которого распределяются эти госконтракты», — считает директор «Трансперенси Интернешнл Россия».

Фотографии вместо ИВЛ

По условиям контрактов все аппараты ИВЛ должны были поставить в течение 150 дней. Но судя по отчетам, опубликованным на сайте госзакупок, КРЭТ не исполнил обязательства на 679,6 млн рублей. Подрядчик опаздывал с поставками, либо вовсе не привозил необходимое медицинское оборудование.

Из-за этого, например, в Орловской области аппараты ИВЛ заменили на их фотографии. «Часть коек вообще не оборудована аппаратами ИВЛ, а на стенах висят фотографии этих аппаратов и написано, где эти аппараты. Они в других больницах, их можно взять в случае необходимости», — рассказывала в соцсетях в августе 2020 член регионального отделения медработников «Действие» Елена Шураева. Так она описала реанимационное отделение в орловской больнице скорой медицинской помощи им. Семашко, где лечили больных коронавирусом. Главврач больницы Игорь Дробязгин тогда объяснил: «Снимки — это своего рода фотографии-указатели, которые как раз и помогают быстро определить, где какой аппарат ИВЛ установлен». По его словам, когда открывали ковидный госпиталь на базе больницы им. Семашко, часть аппаратов ИВЛ «перераспределили» из других медучреждений, чтобы закрыть дефицит. Оборудование не понадобилось — и его вернули обратно, оставив в напоминание фотографии.

В итоге аппараты ИВЛ в больницу им. Семашко всё-таки привезли, правда, меньше, чем обещали, и гораздо позже. Когда и сколько — власти в показаниях путаются. Так, на сайте госзакупок указано, что орловская больница вместо 50 аппаратов, положенных по контракту, получила лишь десять. Региональные власти в декабре сообщили о том, что «ведется подготовка к запуску» 30 аппаратов ИВЛ. Получить их удалось благодаря прямой договоренности с Минпромторгом. А вот главврач больницы благодарит Минздрав — и утверждает, что 28 аппаратов ИВЛ привезли ещё в августе 2020 года.

Недостача по всем фронтам

По подсчетам «МБХ медиа», концерну 65 раз предъявляли претензии за срыв графика поставок. В общей сложности с задержкой исполнили 29 контрактов, в рамках которых планировалась поставка 8 915 аппаратов ИВЛ.

Так, министерство здравоохранения Московской области из 780 аппаратов ИВЛ, положенных по контракту, получило лишь 384. Ведомство потребовало вернуть 544 млн рублей, которые должны были пойти на закупку оборудования.

В медучреждения Севастополя не поставили ни одного аппарата, хотя заказали 85. Департамент здравоохранения города досрочно расторг контракты «по соглашению сторон» и ничего концерну не выплатил. На сайте госзакупок опубликованы восемь таких расторгнутых сторонами тендеров на общую сумму в 158,3 млн рублей.

Даже самый важный и крупный контракт с Минпромторгом КРЭТ не исполнил в срок. Ведомство начислило 21 пени почти на 28 млн рублей. В пресс-службе Минпромторга уточнили «МБХ медиа», что на сегодня все аппараты ИВЛ поставлены в больницы, а вот штрафы ещё не погашены. Максимальная просрочка по договорам — 169 дней.

Задержки и проволочки при исполнении контракта создают «риск неоказания медицинской помощи <…> и могут повлечь угрозу жизни и здоровью для пациентов, зараженных инфекцией Covid-19». Об этом предупреждала председатель Счетной палаты Владимирской области Ирина Тулякова после существенной задержки поставок аппаратов ИВЛ в Областную клиническую больницу. КРЭТ вместо начала октября 2020-го привез их только в феврале 2021 года, следует из накладных, размещённых на сайте госзакупок. Во Владимирской области за это время (с октября по февраль) коронавирусом заразились 20 126 человек, умерли 660 пациентов.

В 2021 году с КРЭТ не заключали договоров на поставку аппаратов ИВЛ. На сайте госзакупок лишь семь контрактов, в которых фигурирует «Авента-М». Но все они заключены в этому году уже с фирмами, не связанными с КРЭТ или Ростехом. Медучреждения снова предпочитают закупать иностранные аналоги у разных производителей.

«Наш клинический опыт говорит о том, что даже при заявленных на бумаге характеристиках отечественное оборудование уступает импортному. <…> В нём недостаточно проработана безопасность пациента на случай отключения электроэнергии и перепадов электричества», — цитируют «Такие дела» пульмонолога, эксперта фонда «Живи сейчас» Василия Штабницкого.

Недоделанный аппарат

Задержка в поставках «Авенты-М» связаны с пожарами и временным запретом использования аппаратов ИВЛ этой марки. В мае 2020 года произошли пожары в больницах Москвы и Петербурга, использовавших аппараты «Авента-М». В Москве погиб один пациент, в Петербурге — пять человек. После пожаров применение «Авенты-М» приостановили. Проверка вскрыла факт, что начиная с 2013 года завод внес девятьсот корректировок в конструкцию аппарата, не уведомив Росздравнадзор. Только в прошлом году УПЗ внес 200 изменений.

В итоге Росздравнадзор не нашел прямой связи с пожарами. Ведомство через месяц вновь выдало регистрационное удостоверение на аппарат ИВЛ этой марки. Замглавы Ростеха Владимир Артяков заявил, что причины возгораний заключались не в качестве «Авенты-М», а «в подходах к использованию». При этом в прошлом году завод списал готовую продукцию почти на 860 млн рублей.

На качество техники жалуются не только больницы, но и подрядчики концерна. «Самарафармация», заключившая с КРЭТ контракт на поставку 140 аппаратов ИВЛ в больницы, в 2021 году дважды просила приехать инженера КРЭТ для проведения диагностики и ремонта оборудования. Причиной вызова стали жалобы трёх самарских больниц. Аппараты ИВЛ произвольно меняли режимы работы, корпус был деформирован, экран смещен, а само устройство не выдавало необходимое больным количество кислорода.

Несмотря на все проблемы с аппаратами, в Минпромторге качеством техники остались довольны. «Все аппараты ИВЛ, проверенные экспертами, были исправны. Списано было только несколько устройств, которые в ходе испытаний намеренно подвергались колоссальным перегрузкам», — ответили на запрос в пресс-службе ведомства.

При этом найти человека, лично работавшего с «Авентой-М» нам оказалось довольно трудно. Корреспондент «МБХ медиа» опросила двенадцать врачей-реаниматологов и медиков, которые работают с аппаратами ИВЛ в различных медучреждениях. Ни один из них не смог рассказать об особенностях работы с «Авентой-М», так как с этой моделью вообще не сталкивался. Лишь один сказал, что в его больнице от «Авенты» отказались, потому что аппарат «не оправдал ожиданий» и оказался «слишком тяжелым и не портативным».

Врача, который лично работал с «Авентой-М», нам удалось найти в Башкирии. Он на условиях анонимности согласился рассказать о своих впечатлениях: «У аппарата масса проблем: через месяц работы перестал работать тачскрин, экран не принимает сигналы, работает только с кнопки. Аппарат плохо держит режимы. Режим один ставишь — он даёт другой режим совершенно. Возникает сбой, приходилось снимать с “Авенты” и переводить больного на другой аппарат, чтобы он не погиб. Самая большая проблема — плохо отработана схема подачи кислорода. Там стоит кислородный шланг, а в нём клапан. Который работает по принципу — в аппарат пускает кислород, обратно ничего не выпускает. Он плохо работает, кислород травит, в этом месте образуется кислородная подушка, соответственно при попадании масла — любого масла, кроме специального минерального, кислородобезопасного — растительного, животного, крема для рук возникает возгорание. Все, кто на них поработали — от них категорически отказываются. Я вот поработал, у нас две штуки стоит, но сейчас у нас опять разворачивают ковидный госпиталь, пошел “призыв”, и я сразу сказал: “Авенты” стоят, забирайте, работайте на них как хотите. Сейчас у нас стоит нормальный, хороший аппарат экспертного класса, который работает прекрасно. Не российский».

«МБХ медиа» связалось с дистрибьютерами, представившись потенциальным покупателем «Авенты-М». В нескольких фирмах ответили, что после майских пожаров 2020 года прекратили продажу аппаратов ИВЛ данной марки, у других же «Авенты-М» не оказалось на складе.

Сколько сейчас ИВЛ марки «Авента-М», на которые потратили миллионы рублей, реально используют в больницах — неизвестно, данные за 2021 год ни одно из профильных ведомств не опубликовало. Зато премьер-министр РФ Михаил Мишустин отчитался, что в прошлом году производство аппаратов ИВЛ в целом по стране увеличилось в 24 раза. Стахановские темпы производства хорошо выглядят на бумаге, однако пример «Авенты-М» показывает — собранные на скорую руку аппараты или вообще не доезжают до больниц, или требуют оперативного ремонта. Зато «Ростех» и КРЭТ нарастили долю гражданского производства.

На запрос редакции «МБХ медиа» руководители «Концерна радиоэлектронных технологий» не ответили. Поэтому мы не смогли отразить в тексте их позицию. В департаменте здравоохранения Москвы посоветовали обратиться в Следственный комитет. Ответа на запрос «МБХ медиа» от Следственного комитета пока не поступило.

Другие материалы в этой категории: Строгое табу Андропова на политические убийства »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.